«Зелёный» прорыв в энергетике Юга

Русский бизнес
Москва, 01.01.2020
«Эксперт Юг» №1-2 (439)
В 2020 году на юге России заработают первые ветроэлектростанции, которые дадут энергию на оптовый рынок. В ближайшую пятилетку число южных ВЭС вырастет в несколько раз — только на Дону и Ставрополье запланированы проекты «зелёной» генерации на сумму 360 млрд рублей

DONLAND.RU

Одним из лидеров России по развитию «зелёной» энергетики является Ростовская область. Всего здесь запланировано строительство ВЭС совокупной мощностью 800 МВт. По данным Агентства инвестиционного развития региона, сегодня в его портфеле общая сумма проектов «зелёной» энергетики составляет порядка 140 млрд рублей.

По словам главы региона Василия Голубева, к концу 2020 года на Дон будет приходиться четверть объёма от общей выработки ветроэлектростанций России. Сегодня в области свои ветропарки строят ПАО «Энел Россия» (дочерняя структура итальянской группы Enel) и УК «Ветроэнергетика» (СП финской компании «Фортум» и корпорации «Роснано»). Недавно стало известно о планах АО «Новавинд» (дивизион «Росатома») по строительству ветропарка мощностью 80–120 МВт в Зимовниковском районе.

«У нас формируется ветроэнергетический кластер: не только строятся электростанции общей мощностью 390 мегаватт, но и создаются заводы по выпуску оборудования, — подчёркивает первый замминистра промышленности и энергетики Дона Андрей Савельев. — Год работает завод башен в Таганроге. В стадии запуска два предприятия в Волгодонске: компоненты для “ветряков” будет делать “Новавинд” (уже вложил более 1 млрд рублей), стальные башни — ООО “ВетроСтройДеталь” (за 1,3 млрд рублей. Эксперт ЮГ”) ».

Не отстаёт от Дона и Ставрополье. Ставропольский край одним из первых в России стал развивать «солнечную» генерацию. Минувшей осенью «Солар Системс» запустила здесь первые две очереди Старомарьевской солнечной электростанции (СЭС), инвестировав в них 3,2 млрд рублей. В 2020 году будут сданы новые очереди СЭС, она выйдет на полную мощность в 100 МВт. Ежегодная выработка составит 122,6 млн кВт·ч электроэнергии, общий размер вложений инвестор оценивает в 14,5 млрд рублей.

В крае развивается и ветроэнергетика. Так, в сентябре 2019 года «Новавинд» приступил к строительству Кочубеевской ВЭС мощностью 210 МВт. После пуска объекта в эксплуатацию, его среднегодовая выработка составит 496,7 млн кВт·ч. Этого хватит, чтобы стабильно обеспечивать электричеством, например, такой город, как Ставрополь. Объём инвестиций в проект превысит 23 млрд рублей. «В перспективе Ставропольский край может стать ключевым регионом строительства наших ВЭС, — уверен гендиректор АО “Новавинд” Александр Корчагин. — Всего мы рассчитываем построить здесь ВЭС мощностью порядка 400 мегаватт».

«Энел Россия» построит в крае «Родниковскую ВЭС» мощностью свыше 71 МВт, инвестирует более 90 млн евро (или 6,3 млрд рублей по текущему курсу). После ввода в эксплуатацию в первой половине 2024 года станция сможет вырабатывать около 220 ГВт·ч в год, а полученную электроэнергию будет продавать на российском оптовом рынке, чтобы внести свой вклад в снижение энергодефицита на Северном Кавказе. УК «Ветроэнергетика» до 2023 года построит в регионе ветропарки общей мощностью до 500 МВт. Для реализации проекта предварительно отобраны земельные участки в Андроповском и Кочубеевском районах края.

По словам губернатора Ставропольского края Владимира Владимирова, на Ставрополье можно создавать до тысячи мегаватт ветроэнергетических мощностей, разместить до 400 ветроустановок. Всего же в портфеле инвесторов проекты в сфере возобновляемой энергетики на общую сумму порядка 120 млрд рублей.

Опрошенные эксперты считают, что дальнейшее развитие на Юге «зелёной» энергетики и сопутствующих отраслей возможно через продвижение так называемых «зелёных сертификатов», сотрудничество с игроками рынка «большой энергетики», создание сопутствующих производств и экспорт оборудования, производство которого было локализовано в России в рамках строительства солнечных и ветровых станций.

По примеру Gap и Facebook

«Зелёные сертификаты» весьма распространены на Западе. Их задача —– подтвердить, что владелец приобрёл определённое количество электроэнергии, произведённой на основе использования возобновляемых источников (ВИЭ). В Европе и США такие «сертификаты» выдаются собственникам «зелёной генерации» на каждый произведенный мегаватт-час. Далее их может приобрести любое заинтересованное лицо (юридическое и физическое).

Один из показательных примеров — соглашение о покупке электроэнергии сроком на 12 лет, которое в августе 2019 года корпорация по производству и продаже одежды Gap Inc. заключила с Enel Green Power North America (EGPNA, занимается возобновляемой энергетикой в США). Gap Inc будет закупать 90 МВт мощности (как установленная мощность «Азовской ВЭС», которую строит в Ростовской области «Энел Россия»). Этого объёма хватит, чтобы обеспечить потребности более 1500 джинсовых магазинов Gap из более чем 3,3 тысячи розничных точек корпорации. «Зелёную» энергию Gap будет получать от ветропарка Aurora в штате Северная Дакота. Такое соглашение поможет Gap достичь в 2020 году своих целей по сокращению выбросов парниковых газов в атмосферу на 50% по сравнению с уровнем 2015 года. Помимо этого, в портфеле коммерческих и промышленных потребителей Enel Green Power представлены такие бренды, как Adobe, Bloomberg, Facebook,. GM, Google, T-Mobile и др.

В России вопрос применения таких сертификатов прорабатывается на самом высоком уровне. Так, по данным газеты «Ведомости», в конце ноября 2019 года Минэнерго РФ направило в правительство концепцию «зелёных сертификатов». Разработать её поручил в октябре занимавший тогда пост премьер-министра Дмитрий Медведев. В разработке документа участвовали Совет рынка, регулирующий энергетический рынок РФ, и Минэкономразвития. По мнению авторов, в России «зелёные сертификаты» должны выдаваться производителям электроэнергии от возобновляемых источников. «Сертификат может быть выдан на добровольной основе», —заявил изданию представитель Минэнерго. Сертификаты можно будет свободно продавать или погасить в период их действия. После этого держатель сертификата сможет распространять информацию о потреблении «зелёной» энергии для формирования «экологичного» имиджа и маркировки товаров. Специалисты министерства предложили правительству в 2020 году «дополнительно проработать ряд проблемных аспектов концепции, её соотношение с уже существующими механизмами поддержки ВИЭ».

Возобновляемую энергетику в РФ строят по договорам предоставления мощности (ДПМ). В них инвесторам гарантируется возврат средств с доходностью 12% через повышенные платежи потребителей. Программа заканчивается в 2024 году, когда в России должны построить около 5,4 ГВт «зелёных» мощностей, но платежи по ней продолжатся ещё 15 лет. Сейчас в правительстве России обсуждают продление программы поддержки до 2035 года.

Инвестиции в направления «зелёной» энергетики в регионах юга России в 2018– 2024 годах, % от общего объёма вложений 30-02.jpg
Инвестиции в направления «зелёной» энергетики в регионах юга России в 2018– 2024 годах, % от общего объёма вложений

Директор по возобновляемой энергетике ПАО «Энел Россия» Феличе Монтанари, уверен, что это — перспективное для России направление. «Мы видим реальный интерес крупных российских и зарубежных компаний в приобретении энергии, вырабатываемой СЭС и ВЭС, — говорит синьор Монтанари. — Это, в частности, подтверждает подписание в 2019 году меморандума о взаимопонимании между нашей компанией и AB InBev Efes, одним из ведущих игроков на пивоваренном рынке РФ: один из их заводов находится в Волгоградской области. Обе компании совместно изучают возможности поставок энергии на основе ВИЭ и оценивают потенциальные объёмы поставок “зелёной” энергии предприятиям AB InBev Efes в России».

Руководитель управления электроэнергетики «ВТБ Капитал» Владимир Скляр соглашается, что в РФ спрос на такие сертификаты в большинстве своём обеспечивают российские представительства международных компаний. «Так, конгломерат Uniliver ведёт переговоры о переводе своих предприятий в России полностью на возобновляемую электроэнергию. Однако отечественные предприятия пока большого энтузиазма не проявляют, — констатирует г-н Скляр. — Есть лишь единичные примеры. Так, недавно “Русал” запустил “уникальную марку алюминия”, произведённого со стопроцентным использованием “зелёной” электроэнергии».

Объём инвестиций в «зелёную» энергетику в регионах юга России в 2018–2024 годах  30-03.jpg
Объём инвестиций в «зелёную» энергетику в регионах юга России в 2018–2024 годах

У большинства российских компаний нет понимания, для чего это нужно. Ситуация может измениться, если, например, экспортёры столкнутся с угрозой потери рынка сбыта из-за высокого углеродного следа своей продукции и отказа потребителей приобретать её, как менее экологичную. «В последнее время на Западе на развитие “зелёной” энергетики стал влиять инвестиционный фактор: банки начали заметно реже кредитовать угольные электростанции, а инвесторы — покупать их акции. Можно ожидать, что и российские предприятия, ориентированные на экспорт в страны, где природоохранная повестка популярна среди политиков и избирателей, станут в России потенциальными покупателями “зелёных сертификатов”», — полагает Владимир Скляр.

Михаил Языков, директор управления кредитования и проектного финансирования Юго-Западного банка Сбербанка, считает, что поскольку в России мощности “зелёной” генерации только начинают создаваться, нет промышленных накопителей такой энергии и другой сопутствующей инфраструктуры, то пока преждевременно говорить о высоком интересе к «зелёной» сертификации бизнеса в ближайшие годы. «Сейчас новая для России сфера генерации энергии делает первые шаги. В ряде регионов запуск таких объектов должен хотя бы частично решить проблему энергодефицита, поскольку строить новые традиционные мощности долго и дорого. Введение “зелёных сертификатов” — это, наверное, третий или даже четвёртый шаг в развитии новой энергетики России», — говорит г-н Языков.

Курс на гибридную генерацию

Многие из опрошенных экспертов убеждены, что компании, работающие в сфере традиционной и альтернативной энергетики, надо рассматривать как потенциальных партнёров, способных развивать «гибридную генерацию». В качестве примера эксперты приводят совместный опыт группы «РусГидро» и компании «Хевел», специализирующейся на развитии солнечной энергетики. «Хевел» с 2017 года строит в Астраханской области СЭС, суммарная мощность которых более 120 МВт (общий объём инвестиций превышает 15 млрд рублей). В 2019 году в Амурской области, на территории Нижне-Бурейской ГЭС, «РусГидро» и «Хевел» построили солнечную электростанцию мощностью более 1,2 МВт. Солнечные модули общей площадью свыше 6,7 тысяч кв. м размещены прямо на территории гидроузла.

«Если покрыть солнечными станциями хотя бы 10 процентов 50 наиболее крупных водохранилищ мировых ГЭС, это добавит в солнечную энергетику 400 гигаватт.Это превышает сейчас всю её глобальную установленную мощность», — уверен гендиректор АНО «Институт энергоэффективных технологий в строительстве» Владимир Сидорович.

«В России много как возобновляемых (энергия ветра, солнца), так и ископаемых (нефть, газ, уголь) природных ресурсов. Вот почему в этой стране возможно здоровое сочетание традиционной и возобновляемой генерации, — отмечает Феличе Монтанари. — Мы полагаем, что это ключ к устойчивому развитию экономики страны и диверсификации её энергетического баланса».

По мнению Владимира Скляра, крупные представители традиционной энергетики верят в перспективы генерации от возобновляемых источников, стараются участвовать в этом самостоятельно или вместе с партнёрами. «Круг потенциальных участников расширяется. Так, о своём интересе заявили “Газпром энергохолдинг”, который серьёзно рассматривает проект ветростанции в Ленинградской области, и диверсифицированная группа “Интер РАО”, желающая строить ВЭС в различных регионах России», — говорит представитель «ВТБ Капитал».

От локализации — к экспорту

Владимир Скляр добавляет, что уже сейчас программа развития ВИЭ в России просматривается на горизонте до 2035 года. «Идёт финальная доработка законодательства для продления программы поддержки строительства новой “зелёной” мощности (ДПМ ВИЭ) на период 2026–2035 годы, где основной упор будет делаться на производстве оборудования для ВЭС и СЭС с перспективами его экспорта, — объясняет эксперт. — В стране открываются новые производственные площадки и расширяются существующие мощности. Так поступают, в частности, “Хевел”, выпускающая в Новочебоксарске фотоэлектрические модули для солнечной генерации, и датская Vestas, запустившая в Ульяновске завод ветротурбин».

Южные производители оборудования для ветроэнергетики стараются не отставать от своих коллег. Так «Башни ВРС» в Таганроге (совместный проект «Северстали», «Роснано» и испанской Windar Renovables S.L) за первый год работы смогли не только наладить производство стальных башен для ВЭС, которые строит на Юге УК «Ветроэнергетика» (входит в «Роснано»), но и наладить серийный выпуск более сложных башен по заказу Siemens Gamesa. Это один из мировых лидеров в производстве компонентов для «ветряков». На Юге ветроэнергетические установки Siemens Gamesa применяются в строительстве Азовской ВЭС. На новом этапе развития, как говорит гендиректор ООО «Башни ВРС» Петр Спиридонов, они намерены часть продукции отправлять на экспорт. «В 2020 год мы планируем выручку в четыре миллиарда рублей (на 900 млн выше прошлогоднего результата. Эксперт ЮГ”) и двукратное увеличение объёма производства башен — до 128 единиц», — уточняет топ-менеджер.

Перспективы поставок на экспорт российских компонентов для ветроэнергетики видят и в АО «Новавинд». Копания готовится к запуску в Волгодонске производства таких составляющих для «ветряков», как ступицы, гондолы, генераторы и система охлаждения Вице-президент ПАО «Газпромбанк» по энергетике и ЖКХ Вадим Дормидонтов положительно оценивает такие намерения: «Локализация предусматривает создание нового подсектора в машиностроении. И этот сектор в перспективе должен работать как на внутренний рынок, так и на экспорт. При этом важно, кто именно занимается эксплуатацией производственных активов. В ситуации, когда в стране нет такого опыта, должны появиться специализированные компании, которые не только поставят технологию, но и полностью возьмут на себя управление техпроцессом. Такой путь выбрали, в частности, ”Росатом” и голландская Lagerwey, создающие завод в Волгодонске».

«Волгодонск и Таганрог — удачные города для производства комплектующих для ВЭС, — уверен Владимир Сидорович. — Хорошая транспортная доступность позволит доставлять оборудование на площадки в оптимальные сроки, а близость к портам открывает перспективы для экспортных поставок оборудования».

По мнению руководителя направления «Электроэнергетика» энергетического центра Московской школы управления «Сколково» Алексея Хохлова, во всём мире инвестиции в новую энергетику постоянно растут. «Сегодня это уже более 300 миллиардов долларов в год, — считает эксперт. — В основном это проекты солнечной и ветроэнергетики. На них из общего объёма инвестиций приходится более 50 процентов. И если десять лет подряд в России только говорили о том, что надо развивать “альтернативную энергетику”, то сейчас мы видим реальные шаги, которые делают российские компании и их зарубежные партнёры. Это касается строительства генерирующих мощностей, локализации различных производств и открывающихся перспектив для развития сопутствующих отраслей».

Независимый эксперт в сфере энергетики Александр Хуруджи, имеющий опыт управления энергетической компанией, считает, что сегодня на Юге уже недостаточно только строить СЭС, ВЭС и выпускать комплектующие для них. «Надо создавать накопительные мощности для “зелёной” энергии и строить заводы по переработке промышленных отходов, — полагает г-н Хуруджи. — Например, в Ростовской области с её серьёзным потенциалом развития ветроэнергетики, а в ближайшей перспективе и солнечной генерации, нет ни одного завода по переработке композитных материалов, бывшей в употреблении электроники и аналогичного мусора. Лично я видел побитые градом солнечные панели в одном из регионов ЮФО. По моим наблюдениям, испорченные непогодой модули отправляли не в переработку, а прямо на полигон твёрдых бытовых отходов для захоронения, а это — грубое нарушение норм экологического законодательства, которое противоречит понятию “зелёной энергетики” как более чистой. Кстати, при таких заводах может быть своя небольшая солнечная или ветровая станция».

Инвестиции в направления «зелёной» энергетики в регионах юга России в 2018– 2024 годах, % от общего объёма вложений
Объём инвестиций в «зелёную» энергетику в регионах юга России в 2018–2024 годах

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№1-2 (439) 10 февраля 2020
Мишаль Литвак и 100 млрд прироста вложений
Содержание:
Реклама