На пороге эпохи человекостроительства

Сконцентрировав ресурсы, государство объявило приоритетными инвестиции в качество жизни. В ответ граждане должны позаботиться о престиже государства

«Эксперт-Урал» продолжает рубрику «Элита», в рамках которой мы предлагаем руководителям государственных и муниципальных органов власти, лидерам бизнеса и выразителям общественного мнения обсудить важнейшие задачи страны и региона. На этот раз гость рубрики — председатель правительства Свердловской области, секретарь политсовета Свердловского регионального отделения партии «Единая Россия» Алексей Воробьев.

— Алексей Петрович, как, повашему, Россия должна выглядеть в глобальной конкурентной среде? Какая национальная идея может обеспечить ей место и роль в мировой системе?

— Выглядеть должна достойно. Поэтому XXI век, на мой взгляд, должен быть объявлен эпохой человекостроительства. Конкурентоспособность страны определяется не ее размерами, географическим положением или природными ресурсами, хотя сами по себе эти факторы важны. Самое главное — качество людей.

В этой связи мы обязаны создать условия для воспитания человека, который бы разумно сочетал черты ученого, воина­патриота, эффективно и красиво обустраивал свой дом.

Мы у себя в области еще в позапрошлом году провели оценку конкурентоспособности территорий — всех 72 муниципальных образований. Смотрим на качество услуг, предоставляемых населению, качество самого населения, уровень развития производительных сил и социально­культурных учреждений. На первых местах — Краснотурьинск, КаменскУральский, Екатеринбург, Нижний Тагил, Верхняя Салда. В то же время явственно видно, что иные территории по этим показателям нам необходимо серьезно подтягивать.

Год великого перелома

— Вы перечислили города (кроме Екатеринбурга), в основе экономики которых металлургические предприятия, то есть предприятия сырьевого сектора. Никакой беды в этом нет. Ямальцы и югорцы утверждают, что их преимущество — газ и нефть, свердловчане справедливо говорят то же о металле. Между тем наши соперники, например США, ставят на развитие науки и конкурентной среды. Что делается в Свердловской области в этом направлении?

— Наш губернатор Эдуард Россель проводит последовательную политику, направленную на открытие области для зарубежных предпринимателей и товаров. К 2010 году все ведущие страны мира будут иметь генконсульства в Екатеринбурге. Эта политика проводится осознанно, поскольку конкуренция товаров и услуг — это движитель прогресса.

В то же время, на наш взгляд, нельзя забывать и о своем, отечественном товаропроизводителе. Мы проводили и будем проводить политику, направленную на его защиту и поддержку. По­другому конкурентоспособную экономику простонапросто не создать. В первую очередь это касается машиностроительного комплекса, включая оборонный, в котором задействованы сотни тысяч человек. В условиях диверсификации промышленного производства мы продолжаем заниматься внедрением областных конверсионных программ, предполагающих финансирование НИОКР. Более 30 предприятий изготавливают наукоемкую продукцию, уникальные технологии и оборудование. Мы производим 40% сложной медицинской техники на территории Большого Урала — от детских кювезов до аппаратов УЗИ, которыми переоснащаем свои медицинские учреждения. И это созвучно национальному проекту качественного улучшения медицинской помощи населению, который выдвинул президент.

Здесь же упомяну производство Уралтрансмашем трамвая «Спектр», чья энергоемкость на 30 — 40% меньше, чем у аналогов. Еще — выпуск Уралвагонзаводом экскаваторов и погрузчиков. Мы взялись за строительство современного электровоза. В стране напряженная ситуация с железнодорожной тягловой техникой. Думаю, в 2007 году наш уральский электровоз уже пойдет в серию.

Металлургическая отрасль тоже осуществляет ряд очень серьезных новаций. Лет через пять у нас будет абсолютно современная, не уступающая мировым лидерам металлургия, и черная, и цветная. Но машиностроению как двигателю научного прогресса мы и дальше будем уделять особое внимание. Мы должны быть к нему особенно вежливыми и внимательными, если не хотим отстать от остального мира. В приоритете стоит задача технического перевооружения. На Уралвагонзаводе, Уралтрансмаше, Уральском оптикомеханическом заводе, Пневмостроймашине такая работа уже ведется. Думаю, подтянутся и возродятся Уралмаш и Уралхиммаш, где сказался субъективный фактор политики собственников: жизнь заставит их шевелиться, а мы будем к этому подвигать.

Продолжаю тему НИОКР: мы взаимодействуем с Уральским отделением Академии наук, паритетно финансируя научные разработки. Это касается переработки техногенных отходов, отдельных проектов в прикладной науке. Пример: в 50е годы в Красноуфимский район из Кореи были завезены радиационные монацитовые пески, в начале 90х нам их передали в собственность. На сегодня, профинансировав разработки, мы отработали технологию вскрытия монацита с выделением редких земель. Они будут использоваться в производстве сверхмагнетиков с образованием ториевой составляющей, а та в свою очередь лет через 20 будет применяться в качестве ядерного топлива на атомных станциях. Перед нашим государством стоит серьезная задача обеспечения энергетической безопасности, и атомная энергетика станет одним из важнейших направлений развития инновационных технологий.

В этой связи стоит упомянуть, что год назад, на выездном заседании президиума политсовета регионального отделения партии «Единая Россия» в Заречном, где располагается Белоярская атомная станция, мы постановили «пробивать» строительство блока на быстрых нейтронах БН800. Это уникальнейшая, прорывная технология, которой эксклюзивно обладает Россия.

И вот, благодаря нашим обращениям в генсовет партии, впервые с начала строительства федеральным бюджетом предусмотрено выделение миллиарда рублей.

— В интервью нашему журналу генеральный директор БАЭС Николай Ошканов рассказал, что в год требуется 6 млрд рублей («Секрет восьмерки», «Э-У» № 45 от 28.11.05). Есть и огромный Стабилизационный фонд, и гигантские золотовалютные резервы, и обширные возможности бюджета. Почему же «впервые»?

— До сих пор государство боролось с инфляцией и накапливало ресурсы. Накопили силы — сейчас пойдем вперед. Устами президента государство инициировало национальные программы, которые как раз отвечают задаче человекостроительства: человек должен родиться в нормальных условиях, медицина призвана обеспечить его здоровье, образование — воспитание и обучение, человек должен иметь жилье и быть накормленным. «Единая Россия» объявила 2006 год переходным — от периода стабилизации к периоду развития. Следующие новации, безусловно, следует ожидать в технической политике. Готовится очень серьезная программа по энергетике, в том числе атомной. Она наверняка будет принята, и это станет прорывом, который потребует нового качества человека. Уверен, будут заявлены приоритеты в области развития инфраструктуры, прежде всего дорожной сети, и базовых отраслей нашей экономики. Другими словами, сегодня количество переходит в качество. Надо верить в свои возможности и работать.

По рельсам нацпроектов

— Изучая высказывания президента о национальных проектах, я почти не встретил упоминаний о развитии конкуренции. Не думаю, что только увеличение финансирования, скажем, сферы здравоохранения может замотивировать врача на качественное оказание услуг. Другое дело, когда он будет чувствовать локоть конкурента, также претендующего и на частные, и на бюджетные средства.

К 2010 году все ведущие страны мира будут иметь генконсульства в Екатеринбурге. Эта политика проводится осознанно, поскольку конкуренция товаров и услуг — это движитель прогресса

— Мы в Свердловской области уже несколько лет ведем реформу здравоохранения за счет развития общеврачебных практик (ОВК) в сельской местности и поселках. Эта программа заключается в подготовке и переподготовке земских врачей на базе нашей Медицинской академии, в техническом оснащении пунктов ОВК — вплоть до портативного оборудования УЗИ, чтобы человек не мотался за помощью по всему району, а мог получить квалифицированную услугу на месте. И третье, самое главное, — в привязке качества лечения к материальному стимулированию врача. По всей области действует 50 ОВК, и опыт Алапаевского района, где дюжина практик действует уже несколько лет, говорит: младенческая и материнская смертность на селе ушла в прошлое, инсульты и инфаркты сократились в четырепять раз, диагностика позволяет выявлять онкологические заболевания на ранней стадии и успешно их лечить. Врач там — бог. Живет достойно, зарабатывает в привязке к показателям до 25 тыс. рублей. И, будучи интеллигентом, несет культуру на село. 

Примерно по такой же технологии мы реформировали и амбулаторно­поликлиническое звено — сто с лишним поликлиник. Врач и в целом поликлиника зарабатывают в привязке к охвату населения диспансеризацией. В итоге повышается качество диагностики и лечения, а кроме того — заработная плата, которая приближается к 12 — 15 тыс. рублей. Улучшается материальная база. И это без добавок, которые пошли с 1 января из федерального бюджета.  

Что касается сложной медицинской помощи, то мы делаем 2,5 тыс. кардиохирургических операций в год. Надо 5 тысяч, и мы создали центр для новорожденных детей и взрослых, уже делаем операции. Построили замечательный онкогематологический центр: у нас 5 тыс. детей страдают заболеваниями крови и зачастую погибают. Мы и это искореним. На гемодиализе спасаем до тысячи больных. И все это бесплатно. Как и по программе родовспоможения «Мать и дитя»: бесплатное пятиразовое питание, простыни никто туда не носит, ведется реконструкция роддомов, десяти из них присвоен статус «благожелательных к ребенку».

Треть заболеваний у взрослых связана с водным фактором и неправильным питанием. Значит, промышленный регион должен качественно кормить свое население. И здесь наша ставка — на организацию на предприятиях горячего питания. На сегодняшний день охват составляет более 65%. По детям, школам — 90%. И это не предел. В прошлом году мы произвели более 70 тыс. тонн мяса птицы, 1,2 млрд штук яиц, 400 тыс. тонн молока. Мы полностью обеспечиваем себя овощами, мясом птицы, говядину и свинину завозим на 50%, но к 2008 году увеличим производство наполовину.

В сфере образования мы сконцентрируем усилия на совершенствовании материальной базы. Заканчиваем компьютеризацию, начинаем заниматься интернетизацией.

В этом году на условиях софинансирования с городами и районами начинаем капитальные ремонты ветхих школ. За счет средств областного бюджета мы сохранили всю систему начального профессионального образования: это 130 учреждений, 60 тыс. учащихся. В техникумах учатся 100 тыс. человек. В вузах — 190 тысяч, это в 2,5 раза больше, чем в советское время.  

В этом году мы приступаем к созданию Большого Евразийского университета на берегу озера Шарташ в Екатеринбурге. Он будет включать комплекс образовательных учреждений, центров фундаментальной и прикладной науки, жилье, объекты соцкультбыта и так далее. Будет построен городок на 150 тыс. студентов. Уже подписано соглашение с ректорами екатеринбургских вузов, разработана схема финансирования. Потребуются очень серьезные вложения, поддержка федерального правительства. Но начинать будем сами. Глаза боятся — руки делают. Разработку ТЭО берем на себя мы, органы государственной власти, за счет регионального бюджета и иных, в том числе привлеченных, средств. Имеются в виду наши корпорации, заинтересованные в квалифицированных кадрах. Я не буду скрывать, мы попросим наших промышленников: пусть дадут денег на ТЭО. Дороги будем строить на бюджетные средства, а возведение жилья, энергетических объектов, торговых центров — это коммерческие проекты. Что касается строительства учебных, исследовательских и опытноконструкторских корпусов, то мы, я думаю, добьемся от федерального правительства разрешения заложить под кредиты ряд существующих учебных заведений, которые размещены, как правило, в центре Екатеринбурга.

— Проблема, однако, еще и в том, что качество образования выпускников зачастую не отвечает реальным запросам экономики.

— Это и есть самая главная задача — совместить образование с наукой и промышленностью. Чтобы выпускники университета расхватывались нашими предприятиями. Поскольку крупные промышленные предприятия участвуют в проекте, они наряду с фундаментальной и прикладной наукой будут давать образовательный заказ.

Рукопожатие сторон

— Алексей Петрович, я хотел бы вернуть вас к задаче развития конкуренции. В итоговом номере прошлого года мы опубликовали обширный материал, в котором подробно проанализировали коррупционные схемы в строительном бизнесе (см. «Не дают жилья России», «Э-У» № 48 от 19.12.05). Выясняется, что строители вынуждены идти на откаты на каждом этапе проектирования, возведения и согласования объектов. И это практически удваивает стоимость недвижимости. Правительство Свердловской области намерено как­то бороться с этим безобразием?

— В этом году Екатеринбург построил 600 тыс. кв. метров жилья, это лучший показатель советского времени, но потенциал еще выше. В этом году мы начинаем большой проект строительства 2,5 млн кв. метров жилья в Юго-Западном районе. Затраты — около 4,5 млрд долларов, но они окупаемы. «Распечатаем» и другие площадки. Однако, готовясь к их застройке, мы говорим, что нас не устраивают препоны и барьеры в сфере жилищного строительства.

Благо, земельные участки сейчас выставляются на аукционы, следовательно, и так называемые откаты уже уходят в прошлое. Перед нами стоит задача за счет бюджетного финансирования провести зонирование территорий, предназначенных под застройку, по городам и районам. И на основе этого сформировать генеральный план строительства до 2010 года. На это нам понадобится 1 млрд рублей. Деньги немалые, но мы вынуждены вкладываться, иначе, по федеральному законодательству, с 2010 года вообще ничего не сможем построить. Как только документация будет готова, включится механизм земельных аукционов.

— В первом номере этого года наш журнал писал, что положение о проведении земельных аукционов воспринимается муниципальным чиновничеством формально. Торги практически не проводятся со ссылкой на то, что нет средств на подготовку площадок, да и площадки разобраны (см. «Нехорошая ситуация», «Э-У» № 1 — 2 от 16.01.06). Строители как один указывают на противоречивость и утопичность законодательной базы как на важнейшую причину коррупции.

— В коррупционных отношениях есть две стороны: взяткодатель и чиновниккоррупционер. Раз от строителей нет заявлений в правоохранительные органы, мировоззренческий принцип «рука руку моет», видимо, их устраивает. Это показывает, что в обществе должны формироваться иные моральноценностные ориентиры. Государство, объявив о старте национальных проектов, сделало очень серьезный шаг. Таким образом оно говорит, что во главу всей политики органов власти ставится качество жизни человека. В ответ каждый человек должен сказать: это мое государство, оно заботится обо мне, а я забочусь о нем. Это касается всех уровней власти и всех институтов гражданского общества. Ведь общество сильно только тогда, когда есть такая объединяющая связь.

Ну а кое­кого надо просто ловить за руку, невзирая на чины и звания. Кто препятствует реализации национального проекта в жилищном строительстве, тот не имеет морального и профессионального права руководить тем или иным участком. Предстоит создать в стране систему соответствующих контрольных госорганов. И оценка с их стороны будет жесточайшая.

— Институты гражданского общества, действительно, должны помогать государству в реализации национальных проектов. В части того же общественного контроля. Но что мы видим? Всенародные выборы губернаторов отменены, мажоритарные округа ликвидированы, порог прохождения партий в Госдуму повышен. То есть гражданские инструменты притупляются. Вы не находите в этом очевидного противоречия?

— Нет. Когда в 1993 году я защищал диссертацию на тему «Управление краем, областью», тоже ставил вопрос о выборах губернаторов. И написал, что губернатор должен назначаться. Почему? В каждом обществе уровень развития демократии должен соответствовать объективным условиям времени, при этом власть всех уровней должна нести ответственность за страну. Рейтинг доверия народа к президенту огромный, и он должен использовать этот фактор для укрепления государства. Одновременно усиливается роль и региональных законодательных собраний. Учитывая, что и президент, и депутаты избираются населением, принцип народовластия сохраняется. Ведь никто не говорит, что кругом будет «одобрям­с».

Мы постепенно движемся вперед. Роль партий возрастает. Участвуя в избирательных кампаниях, в выборах глав регионов, организуя партийный контроль за исполнительной властью и депутатским корпусом, они растут как общественные, гражданские институты, спасают власть от разнузданности и застоя. Я убежден: если партия не участвует в выборах, она рано или поздно окажется на баррикадах. Парламентская деятельность той или иной партии — это благо.