Практическая баллистика

Государство создает на базе КБ им. Макеева новый оборонный холдинг. Страна получит баллистические ракеты «Синева», а холдинг — финансовую свободу в реализации гражданских программ

К декабрю 2007 года на базе государственного ракетного центра «КБ им. В.П. Макеева» (ГРЦ) будет создан ракетный холдинг: указ президент РФ подписал еще в апреле 2007 года. Помимо ГРЦ в него войдут Златоустовский, Миасский и Красноярский машиностроительные заводы и НИИ «Гермес» (Златоуст) — постоянные партнеры КБ по производственной кооперации. Все предприятия холдинга акционируют, 100% акций останутся в собственности государства. При этом 74,5% акций каждого участника получит ГРЦ: фактически он станет управляющей компанией холдинга. Основная задача новой структуры — обеспечение выполнения госзаказа на производство баллистических ракет стратегического назначения.

Все члены новоиспеченного холдинга рассматривают его как безусловное благо. По словам гендиректора ГРЦ Владимира Дегтяря, холдинг получит дополнительные свободы: при проведении крупных сделок, решении вопросов по земельным отношениям и вопросов собственности. А гендиректор Златоустовского машиностроительного завода Сергей Лемешевский еще в августе объяснял «Э-У»: акционерному обществу намного проще привлечь внебюджетные средства, нежели ФГУП (см. «Ракетная вертикаль», «Э-У» № 29 от 13.08.07).

Но есть и ложка дегтя: в холдинг не вошло НПО автоматики (Екатеринбург) — основной российский разработчик электронных систем управления ракетами. НПО предпочло присоединиться к фактическому конкуренту ГРЦ — Московскому институту теплотехники (МИТ), в 1999 году перехватившему у миассцев разработку нового поколения баллистических ракет морского базирования.

Под ядерным щитом

Ракеты и ракетные комплексы, размещаемые на подводных лодках, — основной хлеб ГРЦ. Во многом оборонные успехи конструкторского бюро — заслуга легендарного Виктора Макеева, ученика одного из «отцов русской космонавтики» Сергея Королева. В 1947 году Королев создал в Златоусте специальное конструкторское бюро по ракетам дальнего действия — СКБ-385, позже перенесенное в Миасс. В 1955 году СКБ возглавил Макеев, а с 1956 года здесь стали самостоятельно разрабатывать баллистические ракеты для подводных лодок: фактически Макеев создал школу российского морского ракетостроения. Результат 30-летней деятельности КБ — три поколения ракетных комплексов и восемь базовых типов морских ракет, ставших основой подводных ядерных сил страны.

С 1982 года ГРЦ создавал ракетный комплекс нового поколения РСМ-52 «Барк». Его планировали устанавливать на атомные подлодки 941-го проекта «Тайфун» (сейчас в строю осталась только одна такая лодка — «Дмитрий Донской»). Проект разрабатывался 15 лет и был закончен на 70 — 75%, но три неудачных запуска на полигоне Ненакс (Белое море) поставили на нем крест. В 1997 году Борис Ельцин лично распорядился приостановить работу. Тогдашний генеральный конструктор ГРЦ Игорь Величко отчаянно протестовал: для проекта такого масштаба требуется не менее 30 неудачных запусков. Но его доводам власти не внемли, и Величко подал в отставку.

Проект ракетного комплекса четвертого поколения передали Московскому институту теплотехники — создателю ракет наземного базирования «Тополь». Новая морская ракета получила название «Булава»: предполагалось, что она будет унифицирована с наземной продукцией МИТ. ГРЦ, впрочем, поручили в меру сил помогать коллегам. Но и с «Булавой» все пошло не так: сказался малый опыт МИТ в области разработки морских ракет. Четыре из пяти первых пробных запусков «Булавы» прошли неудачно. По мнению экспертов, на завершение испытаний потребуется еще от двух до четырех лет. Это задержит ввод в строй новейших лодок 955-го проекта «Борей»: первая, «Юрий Долгорукий», уже спущена на воду в апреле 2007 года, строительство еще двух началось.

Впрочем, правительство подстраховалось: еще в 1999 году оно поручило ГРЦ возобновить производство ракеты РСМ-54, прекращенное в 1996 году. В 2005 — 2006 годах истекал срок эксплуатации этих ракет, принятых на вооружение в 1987 году, а заменить их было нечем. ГРЦ модернизировал РСМ-54: новый комплекс, получивший название «Синева», успешно испытали в 2004 году. В КБ установили на ракету десять ядерных блоков индивидуального наведения, систему преодоления противоракетной обороны, новую систему спутниковой навигации и вычислительный комплекс, предназначавшийся для «Барка». В 2007 году «Синеву» принял на вооружение ВМФ России: планируется, что до 2030 года она будет устанавливаться на лодки проекта 667БДРМ «Дельфин» (сейчас у ВМФ шесть таких субмарин). Именно с «Синевой» в КБ связывают главные надежды на оборонный заказ. Кроме того, на подлодках ВМФ уже установлены два комплекса от ГРЦ, и нужно увеличивать срок их эксплуатации. Сейчас в рамках госзаказа ГРЦ ведет около 70 проектов. Но надежду на получение главного — создания морских ракет нового поколения — в КБ не теряют.

Берут в космонавты

На базе оборонки ГРЦ активно развивает второе профильное направление — космические проекты. На основе боевых ракет здесь создали конверсионные. Вместо боевой части на такую ракету устанавливается полезный груз — и запускается по баллистической траектории или на орбиту. В 90-х ГРЦ разработал сразу целую серию: «Зыбь», «Штиль», «Волна», «Прибой» и «Риф-МА».

В 1991 — 1992 годах стартовал проект «Зыбь» (на базе ракеты РСМ-25). ГРЦ провел по заказу нескольких компаний ряд космических экспериментов в области полупроводников и биологических препаратов. В 1995 году пошла «Волна» (РСМ-50) — вместо боевой части на ракетах установили исследовательский модуль Бременского университета (Германия). В 1998 году трехступенчатая ракета «Штиль-1» (РСМ-54) вывела на орбиту два спутника Берлинского технического университета — впервые в мире из подводного положения. Сейчас ГРЦ выпускает только «Волну» и «Штиль» — остальные проекты закрылись из-за нехватки средств. Впрочем, «Волну» преследуют неудачи. В 2001 году при запуске у ракеты отказала система управления, в 2005 году преждевременно остановились двигатели первой ступени, в результате груз — модуль «Солнечный парус» — не вышел на расчетную орбиту.

Создали в ГРЦ и собственный космический аппарат — «Компас-2». Разработанный по заданию Роскосмоса, микроспутник предназначен для мониторинга природных и техногенных катастроф и отработки методики предупреждения землетрясений с помощью космических средств. В 2006 году «Космос-2» успешно вывели на орбиту, в 2007 году — официально приняли в эксплуатацию.

Но самая перспективная космическая разработка ГРЦ — «Воздушный старт» для вывода на низкие орбиты легких космических аппаратов (см. «Дешевый и воздушный», «Э-У» № 31 от 27.08.07). С обычного аэродрома стартует транспортный самолет Ан-124 «Руслан» с ракетой и разгонным блоком на борту. На высоте 11 км ракета сбрасывается на парашюте и запускается на орбиту прямо с воздуха. У проекта множество преимуществ: во-первых, стоимость выведения 1 кг груза на 20 — 30% ниже, чем у конкурентов (обычно она составляет 30 — 40 тыс. долларов). Во-вторых, для запуска не требуется специальная инфраструктура, поэтому он может производиться в любой стране, даже не имеющей собственного космодрома. Наконец, «Воздушный старт» не наносит столь значительного вреда экологии, как обычный наземный запуск.

Миасские ракеты де юре остаются для ВМФ запасным вариантом. Но де факто — основным

Проект быстро обрел инвесторов и партнеров. Совместно с АК «Полет» и АЦЭУ «Аэрокосмос» миасское КБ учредило корпорацию «Воздушный старт» — главного оператора проекта. Инвесторами выступили индонезийская и швейцарская компании, названия которых пока не разглашаются. Разработка нашла поддержку и на государственном уровне: Владимир Путин в ходе визита в Индонезию договорился о строительстве на местном острове Биак нового международного космодрома для проекта. Джакарта вложит в проект более 25 млн долларов, затраты российской стороны составят 150 — 170 млн долларов. Планируется, что комплекс будет создан в ближайшие несколько лет. ГРЦ сделает ракету-носитель легкого класса, разгонный блок и наземный комплекс управления полетом, НПО автоматики — систему управления ракетой, а АНК им. Антонова (Киев) поставит самолеты «Руслан». Один запуск обойдется в 23 млн долларов: при прогнозируемых 10 — 14 пусках в год «Воздушный старт» должен окупиться за пять-шесть лет.

На гражданке

Ракеты и космос — не единственный источник дохода ГРЦ. В беспокойные 90-е пришлось освоить около десятка гражданских направлений: оборудование для нефтехимической промышленности и энергетики, агропромышленного комплекса и медицины, строительные машины и механизмы, пожарную технику, городской общественный транспорт. Конверсионные программы, с одной стороны, позволили не остаться без средств, с другой — обеспечили смежные машиностроительные заводы загрузкой.

КБ участвует в самых разных проектах — от разработки новых технологий для железной дороги и восстановления малых ГЭС на реках Челябинской области до создания установок стерилизации донорской крови. В рамках конверсионной программы ГРЦ организовал Южно-Уральский специализированный центр утилизации вооружения и военной техники. По заказу департамента энергетики США спроектировали и готовят к серийному производству ветроэнергетические установки мощностью 1, 3 и 30 кВт, подумывают и о создании ветроводородных станций. Словом, научный и технологический потенциал стараются использовать по полной программе. Тем более если это вопрос выживания: после свертывания проекта «Барк» стали ходить слухи о закрытии ГРЦ.

Но КБ не закрыли. Более того, неудачные пуски «Булавы» и успех «Синевы» позволили говорить о недооценке потенциала миасских конструкторов: такую концентрацию инженерной мысли в российском ракето-строении найдешь не во всяком НИИ. Создание холдинга «Государственный ракетный центр имени академика В.П. Макеева» стало лишним тому подтверждением. Пожалуй, впервые за последние 15 лет государство задумалось о восстановлении оборонной системы страны. По условиям договора ОСВ-2 (1979 год) СССР разрешалось иметь 62 атомные подводные лодки с баллистическими ракетами. Сейчас их осталось только 12, но и их вооружать скоро будет нечем: если, конечно, московская «Булава» и дальше будет показывать себя не лучшим образом. Пока миасские ракеты де юре остаются для ВМФ запасным вариантом. Но де факто — основным. Поэтому создание холдинга и акционирование ГРЦ позволят решить две важные задачи. С одной стороны, укрепится связь между КБ и заводами, что позволит эффективнее обеспечивать оборонный заказ. С другой — большая финансовая независимость положительно скажется на реализации конверсионных проектов: как космических, так и «земных».