Самый уязвимый игрок

15 декабря 2008, 00:00
  Урал

Д

ля сохранения финансовой устойчивости энергосбытовых компаний помощь нужна их потребителям, утверждает генеральный директор ОАО «Челябэнергосбыт» Вячеслав Середкин

— Вячеслав Павлович, как компания заканчивает финансовый год?

— Полагаю, балансовая прибыль будет на уровне запланированного результата, 30 — 40 млн рублей. На ее формирование влияет, во-первых, объем продаж электроэнергии. К сожалению, последние два месяца он падает, за ноябрь — на 14% по отношению к ноябрю прошлого года. Во-вторых, сказывается изменение структуры потребителей. Нынешний спад потребления в большей степени происходит из-за снижения объемов производства крупными промышленными предприятиями — металлургическими и машиностроительными заводами. В Челябинской области это Челябинский тракторный, Златоустовский металлургический, Челябинский кузнечно-прессовый, Усть-Катавский вагоностроительный, Уральский завод металлургического машиностроения, саткинский комбинат «Магнезит». То есть сегодня значительно меньше электроэнергии потребляют те, у кого тариф выше, чем у населения. Отклонение от плана в сторону снижения среднего тарифа на рознице в первую очередь ударяет по интересам сбытовой компании — образуются выпадающие доходы. Это связано с тем, что наш баланс выстроен с учетом перекрестного субсидирования между промышленностью и населением. На бизнес сетевых и генерирующих компаний это не влияет.

— За счет чего вам тогда удается удерживать плановый результат балансовой прибыли?

— Прибыль нарабатывается на протяжении всего финансового года. Ситуация последнего квартала заставила нас напряженно работать, но не выбила из колеи. Мы управляем издержками, квалифицированно работаем на оптовом рынке, развиваем комплекс дополнительных услуг.

— Какие еще факторы влияют на финансовую устойчивость сбытов?

— Неплатежи потребителей лишают нас возможности нормально функционировать на оптовом рынке электроэнергии. Условия договоров очень жесткие: четыре раза в месяц необходимо перечислять деньги, причем на условиях предоплаты и за весь предварительно заявленный объем. Пока Челябэнергосбыту удается не допускать неплатежей, и мы ни разу не подвели генерирующие компании, с которыми опосредованно работаем через оптовый рынок. А значит, сетевые компании и генераторы еще не почувствовали проблем с исполнением бюджета и реализацией бизнес-плана. Хотя, конечно, и у них снижение объема производства увеличивает долю условно-постоянных затрат, и их экономика страдает.

— Сбыт — самый уязвимый игрок энергорынка?

— В сложившихся условиях сбыт наиболее подвержен риску: с одной стороны, у него обязательства перед оптовым рынком по обеспечению платежей, с другой — жесткие договоры с сетевыми организациями. Поэтому срыв финансовых обязательств со стороны розничных потребителей в первую очередь становится нашей проблемой. Решать ее путем массовых отключений невозможно. Даже по времени это нереально: за месяц, который является платежным периодом, предприятия набирают столько долгов, что ограничения — запаздывающая мера. Судебные иски — тоже очень длительный процесс. Понимая это, мы много времени и сил тратим сегодня на формирование кредитного портфеля и переговоры с потребителями по уточнению сроков оплаты.

— Как это отражается на экономике компании?

— Работа с банковскими институтами — своего рода наша антикризисная программа. Кредитные ресурсы включаем в разумных пределах и одновременно минимизируем затраты. Пока банки с нами работают, но не так оперативно и дешево, как раньше: процентные ставки возросли до 17 — 18%, а прежде при наших месячных оборотах они не выходили за 10%. Обслуживаем эти кредиты только за счет собственной экономики. До каких-то объемов мы это дело вытянем, но возможности не безграничны.

— Какие риски возникают у сбыта в ближайшее время?

— Наиболее тяжелые времена ожидаем в январе — феврале. Хотя многие предприятия говорят о приостановке деятельности уже с 15 декабря, а работать начнут только в первых числах февраля. Надеяться на госзаказы вряд ли стоит, зная трудности прохождения финансовых потоков. Ясно, что в январе деньги еще никто не получит, в лучшем случае, в феврале, а то и в марте. А если технологическая цепочка выстраивается от одного производителя к другому, денег можно вообще только к апрелю дождаться. По бюджетам до конца года надеемся на стабильные платежи. А вот в следующем году осложнений не избежать: доход госказны из-за остановки крупных предприятий будет значительно снижен. На первое место, естественно, выйдут вопросы зарплаты бюджетникам, решение острых социальных проблем, медицина, образование, а уже следующим этапом будет ЖКХ. Трудности ожидают не только нас, но и всех, кто занимается обслуживанием инфраструктуры бюджета и населения.

— Какие конструктивные предложения есть у компании по укреплению финансовой устойчивости бизнеса?

— Нам, сбытам, не надо помогать. Поддержка — оперативное вмешательство правительственных органов всех уровней по приоритетам — нужна нашим потребителям. Пока какой-либо реальной помощи не ощущается. Кроме призывов к бартерному обмену — ничего. Может, для кого-то такие схемы и приемлемы. Мы же обязаны рассчитываться с нашими поставщиками продукции и услуг исключительно деньгами.

На карте Челябинской области множество небольших городов (Верхний Уфалей, Бакал, Златоуст), где единственное предприятие — градообразующее. А значит, на его балансе находятся объекты, обеспечивающие жизнь населения. Вот им необходимо помочь, дать денег, чтобы предприятие могло рассчитаться за газ, электроэнергию, обеспечить функционирование жизнеобеспечивающей инфраструктуры. Бросить их сегодня — и они остановят все и вся. Если государство берет на себя ответственность за регион, то именно в этом контексте должны обсуждаться и решаться вопросы с акционерами, учредителями. Каждый отдельный случай требует пристального рассмотрения.