Бес сетей

Выступление председателя Тюменской областной думы Сергея Корепанова по поводу ограничения торговых сетей на Cовете законодателей и положительная реакция президента на призыв к наведению порядка в торговой сфере, вызвали активное обсуждение во всех СМИ страны. Причем одна и та же фраза президента получила разные интерпретации. Он сказал: «Нужно ли вводить правила, чтобы у федеральных сетей было не более 50% в целом на территории? Нужно посчитать просто, чтобы не нанести ущерба потребителям». Одни ведущие СМИ решили, что президент против введения этой меры, другие, на наш взгляд, сделали правильный акцент на глубокое изучение вопроса в поисках разумных решений в интересах потребителей.

При обсуждении многие СМИ, особенно на радио и телевидении, идут по упрощенному пути: они сравнивают несетевые магазины с сетевыми, при этом не учитывают реальной истории постсоветского развития торговли. Другие эксперты ограничиваются констатацией положения на потребительском рынке без анализа альтернативных путей его развития, без учета интересов производителей местного продовольствия, социально-трудовых и экономических интересов территорий. Однако забывают, что торговые сети — заимствованный проект из другой экономической системы, существующей долгие 500 лет. Рыночные российские традиции торговой конкуренции были прерваны 70 годами плановой советской экономики. Причем позднее определенные достижения плановой организации были отброшены, а под маркой свободной рыночной торговли возникли новые проявления монополизма отдельных финансово-торговых групп.

Кроме того, при заимствовании западной торговой технологии не была учтена далеко не европейская дифференциация доходов населения, низкий медианный уровень зарплаты в РФ. В результате возникло противоречие между моделью возможного потребительского спроса и неадекватной ей структурой торговли. Результат — избыточное предложение невостребованных продуктов и, соответственно, большой процент утилизации просроченных товаров. Сети от этого не в убытке. Потери компенсируются высокими наценками на товар, демпингом на продукцию поставщиков и прочим подобным.

Наша идея об ограничении совокупного присутствия сетей в 50% на территории городов, которую мы подарили тюменцам, появилась ранее в обращениях в Минпромторг, Госдуму, ФАС. Была попытка привлечь внимание этих структур к поискам научного обоснования ограничительных норм закона, и не только в отношении отдельно взятой сети. При существующем подходе принятая норма закона не работала, ее почти невозможно нарушить, и она не останавливала экспансию сетей. Торговое пространство города не рассматривалось как целостное, с учетом интересов местных торговцев.

В нашем предложении важнее указанного процента акцент на определении «совокупный». Для территории не принципиально, под каким брендом извлекают прибыль и игнорируют обязанность вложений в местную казну. Изучение истории появления закона о торговле свидетельствует о поверхностной его подготовке. Цифры ограничений в нем явно придуманы. Не случайно торгово-промышленная палата РФ недавно вышла с произвольной инициативой о повышении планки ограничения одной сети с 25 до 35%. Почему не до 32,5% или 37%? Вроде серьезная организация, а ситуацию с позиций оценки целого не рассматривают.

К сожалению, торговля — крупнейшая отрасль экономики — стала у нас зоной молчания. Слишком много незаинтересованных в обсуждении ее проблем. Существует огромная армия владельцев объектов торговой недвижимости, среди которых масса чиновников и депутатов, способных блокировать обсуждение актуальных вопросов торговли. Передача торговых площадей в аренду, особенно федеральным сетям, — легкий и выгодный бизнес. И внешне он выглядит благопристойно — как проявление заботы об интересах земляков-потребителей. А то, что этим поддерживается фактически монопольное влияние сетей на уровень цен, умалчивается. 

Долгие дискуссии об изменении неудачного закона о торговле пора переводить в русло разговора о кардинальной трансформации модели торговли в стране с учетом интересов развития региональных потребительских рынков. Пора избавляться от иллюзии, что свободное вхождение федеральных торговых сетей в любое пространство — есть проявление истинной свободы конкуренции. Не нужно забывать, что сети являются технологическим инструментом для крупных банков по извлечению прибыли из ближних и дальних областей. При этом ни сети, ни банки не несут социальной ответственности перед этими территориями. Они не облегчают бюджетное бремя регионов по выполнению обязательств, спущенных с федерального уровня. Известно, что усилия по выполнению майских указов увеличили в два раза долги регионов. Так что создание новой модели региональной торговли, при которой отчасти возродится старая купеческая традиция активного участия торговцев в жизни городов, действие политическое, переформатирующее отношения регионов с центром.

Региональные власти должны взять на себя ответственность за ситуацию в местной торговле и проявить инициативу по глубокому изучению происходящих в ней процессов. Важно защитить право субъектов федерации на получение доходов со всех экономических агентов, извлекающих прибыль на их территории. Нужны изменения в системе налогообложения сетей, купцов-гастролеров. Очевидно и другое — развивать торговлю без анализа процесса нельзя. Опыт США показывает, что из-за неточности в прогнозировании потребительской модели поведения населения в стране стали закрываться мегамаркеты, многие продовольственные торговые сети уходят с рынка. Причина на поверхности: там реализовалась мечта строителей советского социализма — люди перестают готовить еду дома, а активно посещают кафе и рестораны.

Отсюда вопрос: решится ли тюменская областная власть на исследования своего потребительского рынка и проведение эксперимента по созданию новой модели региональной торговли? Пойдет ли им навстречу федеральная власть, не ограничится ли полумерами?