Роковое решение

Гордон Хан
13 февраля 2007, 15:07

Выступление президента Путина в Мюнхене вызвало на Западе определенное замешательство. Оказалось, что расширение НАТО на восток вовсе не «проглочено» Россией безболезненно, как предполагали западные стратеги в начале правления Путина. В этих условиях имеет смысл вспомнить, как принималось это решение на Западе, а также подытожить его последствия.

В начале девяностых годов администрация Билла Клинтона приняла в прямом смысле слова роковое решение расширить НАТО на восток, таким образом нарушив обещание, данное предыдущим президентом Джорджем Бушем-старшим последнему советскому лидеру Михаилу Горбачеву. Это расширение НАТО было пролоббировано эклектичной коалицией военных бюрократов, представителей оборонной индустрии, польских эмигрантов и профессиональных русофобов в медийных и научных кругах. Их логика заключалась в следующем: включение в НАТО новых членов – стран Восточной Европы – компенсирует им былое предательство со стороны Запада, в конце сороковых годов приведшее к их оккупации Советским Союзом. Кроме того, включение в НАТО должно было консолидировать демократию в этом регионе и усилить западный союз демократий. Представители этого эклектичного лобби утверждали также, что такой шаг не делает Россию враждебной Западу и не ставит под угрозу консолидацию демократии в самой России.

Из всех этих четырех благоприятных прогнозов оправдался только первый. Уже второй прогноз не сбылся: демократия не укрепляется включением страны в военный блок. Кроме того, в этом и не было нужды: восточноевропейские страны, особенно те, что попали в первую волну расширения НАТО в 1999 году, были и без того привержены демократии, поскольку она в их массовом сознании и так была неразрывно связана с национальной независимостью, обретенной после крушения Берлинской стены.

А вот по третьему и четвертому пункту сторонники расширения и вовсе попали в «молоко». События развивались по прямо противоположному сценарию. Расширение НАТО не привело к реальному усилению Североатлантического альянса. Не удалось избежать и охлаждения отношений с Россией. Более того, были ослаблены позиции цивилизованного мира по важнейшему для него вопросу – борьбе с антизападным джихадом, который я бы назвал исламо-фашизмом. Вклад польских, чешских или венгерских вооруженных сил в борьбу с джихадистским терроризмом ничтожно мал. Самое большое, что удалось от них получить, -- это несколько тысяч военнослужащих в Ираке и Афганистане, выполнявших в основном функцию символа трансатлантической солидарности. По-настоящему мощный союзник в борьбе с исламо-фашизмом – Россия – в результате расширения НАТО был почти полностью потерян для западной коалиции.

Ошиблись западные аналитики и по четвертому пункту. Расширение НАТО сыграло огромную роль в переориентации внешней политики Москвы с Запада на Восток и в усилении мягкого авторитаризма в самой России. Именно расширение НАТО сместило чашу весов по важнейшему вопросу – вопросу  восприятия Запада бывшей советской элитой. Возросло недоверие к намерениям Запада в целом, и особенно к намерениям США. Неслучайно именно в тот момент, когда расширение НАТО без приема в эту организацию России стало неизбежностью, президент Ельцин уволил горе-министра иностранных дел Андрея Козырева, много лет утверждавшего, что такое расширение никогда не произойдет. Новый министр иностранных дел Евгений Примаков, арабист старой школы, ввел в оборот свою доктрину «многополярного» мира, означавшую попытку найти противовес американскому могуществу, особенно в постсоветском пространстве. Было бы неверно считать смену внешнеполитических ориентиров исключительно верхушечным феноменом, хотя российская элита с середины 1990-х годов приложила немало усилий к повороту масс-медиа и в целом общественного мнения против Запада. Именно после расширения НАТО США и Североатлантический альянс в целом вышли на первые места в высвечиваемом опросами общественного мнения списке угроз России. Запад потерял российское общественное мнение. Почему это случилось и как эту ситуацию поправить – вот главный вопрос, который надо бы обсуждать в европейских и американских масс-медиа. Вместо этого идут бесконечные разговоры о том, кто персонально «проиграл Россию» и как заменить нынешнюю, не устраивающую Запад Россию какой-то мифической «другой Россией», якобы удушаемой в зародыше «путинским режимом».

(Автор - доктор Гордон Хан – старший научный сотрудник Центра исследования терроризма и разведки, США)