ЦАРский выбор

Али Алиев
2 июля 2007, 20:12

В ответ на создание Энергетического клуба в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), участники которого договорились о координации энергетических стратегий, руководство Евросоюза презентовало свою новую стратегию в отношениях со странами Центрально-Азиатского региона и обещало выделить им в ближайшие пять лет 750 млн евро.

«Разработка этой стратегии уже является успехом Европейского союза и стран Центральной Азии, потому что впервые у нас имеются сформулированные политические рамки, которые определяют совместные общие цели. С другой стороны, определены конкретные области для более интенсивного сотрудничества», --  заявил в субботу в Берлине в ходе встречи «тройки» ЕС (представителей Германии, Португалии и структур Евросоюза) и глав внешнеполитических ведомств центральноазиатских стран глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер.

При этом европейские дипломаты не скрывают, что их главной целью является достижение договоренностей со странами Центральной Азии (ЦАР) о строительстве в обход России транспортных коридоров, по которым центральноазиатские газ и нефть могли бы импортироваться в Европу. «Нам необходимо усилить энергетический диалог, чтобы говорить о новых трансграничных коридорах через Черноморский регион в Европу», -- заявил глава германского внешнеполитического ведомства.

В этом он нашел полное понимание со стороны своих коллег из Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана и Туркмении, которые были на встрече. Так, казахстанский министр иностранных дел Марат Тажин предложил придать новой стратегии сотрудничества стран ЕС и ЦАР практическую важность, разработать целевые «дорожные карты» и определить список приоритетных проектов. «Для этого мы предлагаем расширить рамки диалога для того, чтобы регулярные встречи на высоком уровне по специфическим тематикам вошли в практику», -- предложил он.

Активизируя свои контакты с ЕС, Казахстан явно стремится усилить свое влияние в регионе и избавиться от роли «младшего энергетического брата» России. Недаром Марат Тажин напомнил, что «полное выполнение стратегии ЕС, так же как и эффективное сотрудничество между нашими регионами, требует активной региональной интеграции, которую Казахстан, как хорошо известно, последовательно продвигает». И при этом добавил: «Мы ожидаем увидеть наш регион в рамках Европейской политики соседства. Мы также приветствовали бы включение нашего региона в мандаты Европейского инвестиционного банка и Европейского инвестиционного фонда».

Симптоматично, что эти заявления прозвучали сразу после окончания московской встречи министров, отвечающих за развитие топливно-энергетического комплекса в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). На ней руководители пяти делегаций -- Казахстана, Киргизии, Китая, России и Таджикистана -- поддержали создание Энергетического клуба ШОС как неправительственного совещательного органа по энергетике и приняли положение о нем.

Как напоминает пресс-служба Минпромэнерго, впервые идея создания своеобразного «энергетического клуба» в рамках ШОС прозвучала в конце 2005 года, а в июне 2006 года на заседании Совета глав государств -- членов ШОС в Шанхае с такой инициативой официального выступил Владимир Путин и получил поддержку коллег. В энергоклубе страны-участники собираются обсуждать энергетическую безопасность, а также вопросы взаимодествия компаний – производителей, транзитеров и потребителей энергоресурсов на международных рынках. В качестве первоочередной задачи министры поручили Энергетическому клубу организовать конференцию по сопоставлению национальных энергостратегий стран ШОС. Первым на августовском саммите организации, который пройдет в Бишкеке, по всей видимости, будет обсуждаться разработанный Казахстаном проект Азиатской энергетической стратегии. И тогда вполне может всплыть на поверхность серьезный конфликт интересов ее стран-участниц.

Центрально-азиатские государства стремятся с максимальной выгодой наладить поставки углеводородов как в Европу, так и в Китай, но Россия старается замкнуть на себя всю транспортную систему. Это не устраивает ни ЕС, ни страны ЦАР, импорт нефти и газа которых тогда всецело будет зависеть от воли «Газпрома» и «Транснефти», а вернее – российского руководства. При этом Китай, пока испытывающий дефицит энергоресурсов, активно осваивает рынки региона и выдал в этом году Киргизии, Таджикистану и Казахстану кредиты на 920 млн долларов на финансирование китайского импорта.

Как отметил в интервью газете «Московские новости» профессор МГИМО МИД РФ, руководитель Фонда востоковедческих исследований Сергей Лузянин, именно коммерциализация ШОС -- приоритет Пекина. По-китайски это звучит изящно – «укреплять корни, а не ветви». И под корнями китайцы понимают транспортные, энергетические и торговые проекты в Центральной Азии. На сегодняшний день между КНР, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном реализовано 87 новых транспортных проектов. Основной из них -- строительство «коридора» от Каспия до Китая (через Россию, Казахстан, Узбекистан и Киргизию).

Эксперт НКГ «2К Аудит – Деловые консультации» Ирина Фюрст считает, что создание организации, которая могла бы объединить экспортеров нефти и газа из Центральной Азии, позволит этим странам иметь более широкий доступ к западным рынкам за счет посредничества России и снизить риски. По ее мнению, Россия начала активную политику создания энергетической инфраструктуры в странах Центральной Азии и Ближнего Востока. Как отмечает аналитик, если Энергетический клуб будет создан, то, скорее всего, можно ожидать строительства Прикаспийского газопровода и расширения трубопровода Средняя Азия–Центр, проходящих по нашей территории. Таким образом, будет создана инфраструктура, обеспечивающая работу Черноморского транспортного кольца (ЧЕК), а Россия сможет контролировать значительную часть газа, поступающего в Европу.

Тем не менее страны ЦАР наверняка и дальше будут стараться использовать противоречия между интересами своих более крупных и экономически развитых соседей. Об этом говорит хотя бы тот факт, что практически сразу после Бишкекского саммита ШОС -- на конец сентября -- назначена министерская встреча в формате «Тройка ЕС-Центральная Азия» в Нью-Йорке в рамках сессии Генеральной ассамблеи ООН.