Президент в древней крепости

Дмитрий Верхотуров
14 августа 2007, 14:22

Вчера президент России Владимир Путин и правящий князь Монако Альбер II приехали в Республику Тыва. Главы двух государств прилетели из Петергофа, где накануне вечером состоялись их двусторонние переговоры, после которых князь Монако и попросил президента России показать ему «российские красоты».

Путин решил не мелочиться и пригласил принца в один из самых глухих уголков необъятной страны, чтобы показать ему не только уникальную природу, но и древние памятники истории. Визит носил полузакрытый характер, планы пребывания глав двух государств не анонсировались, потому о подробностях пребывания Путина и Альбера Второго в Сибири можно узнать только из сообщений информационных агентств.

В аэропорту Кызыла высоких гостей встречали министр по чрезвычайным ситуациям России, уроженец Тывы Сергей Шойгу и председатель правительства республики Шолбан Кара-оол. После краткой церемонии встречи гости отправились на вертолете в район крепости Пор-Бажын, на озеро Тере-Холь. Там уже полгода ведутся археологические раскопки, патронирует которые лично Сергей Шойгу, создавший под дело возрождения древней крепости специальный культурный фонд.

Сама крепость находится на острове посреди озера Тере-Холь, на котором нет вертолетной площадки, потому президенту и принцу пришлось пересесть в моторные лодки. У входа в крепость их встретил научный руководитель экспедиции, заместитель директора Государственного музея Востока, доктор искусствоведения Тигран Мкртычев. Осмотр раскопа, длившийся около часа, гости начали с внушительных крепостных стен, сложенных из пахсы на высоту около 10 метров, и главного входа. В VIII веке, пройдя через ворота, посетители дворца попадали на церемониальный двор, расположенный перед центральным дворцом, который стоял на высокой платформе. Высоким посетителям показали сохранившиеся на глиняных плитах отпечатки детских и женских ступней, следы животных, которые остались со времени строительства комплекса. Весь материал – глина, гранитные плиты, лес – брался рядом, и теперь в горах археологи изучают каменоломни, где ломали гранит на строительство дворцового комплекса.

В крепости, по словам доктора Мкртычева, одновременно проживали 150--200 человек. Гостям показали одну из самых ценных находок раскопа – цветные рисунки, нанесенные на штукатурку дворца. Глава экспедиции сообщил, что весь следующий год будет посвящен реставрации этих рисунков, и отметил, что итогом раскопок 2007 года должно стать восстановление отдельных элементов крепости. «Мы также планируем законсервировать часть раскопок в нынешнем состоянии, чтобы будущие поколения могли увидеть все это своими глазами», -- подчеркнул научный руководитель экспедиции.

Отметим, что на раскопках работают студенты и преподаватели из университетов Москвы, Санкт-Петербурга, Красноярска, Кызыла и члены молодежного движения «Наши». Приезд столь высокопоставленных гостей оказался неожиданным для археологов, застав их во время работы. Во время перерыва, сделанного для осмотра раскопа, участники раскопок сфотографировались на память с Путиным и принцем Монако.

Во время своего визита в археологический лагерь президенту России удалось выполнить миссию спасителя. Как сообщает ИА «Тува-Онлайн», в лагерь обратились за помощью родители девочки, проживающие на чабанской стоянке. Оказалось, что малютка уже лечилась в районной больнице Кунгуртуга, но мама девочки, не дождавшись окончания курса лечения, оставила больницу и вернулась домой. Повторная кишечная инфекция дала осложнение, и врач райбольницы приняла решение о госпитализации ребенка. Специалисты санавиации связались с бортом МЧС, прибывшим в Кунгуртуг в рамках поездки руководителей двух государств по Туве. И 10-месячная Анелла Сурунгур вместе с родителями была доставлена в реанимационное отделение детской республиканской больницы Кызыла вертолетом, на котором прилетели на озеро президент России и правящий князь Монако.

После выполнения святой миссии и посещения раскопок Владимир Путин и Альбер Второй на вертолете переместились на верховья Енисея, откуда сплавились по порожистой части реки на лодках. Российский президент и князь Монако одолели 48-километровый сплав, дважды лодки садились на пороги и сплавляющимся приходилось сходить и сталкивать их руками. Во время сплава главы двух государств еще умудрились и порыбачить. Как передает РИА «Новости», князь Монако поймал среднего размера тайменя, а Владимир Путин – хариуса и ленков. После этого Путин и Альбер Второй осмотрели летнюю стоянку староверов, семья которых, состоящая из отца, матери, девяти сыновей с женами и детьми и пятью дочерьми с мужьями и детьми, живет в этом районе много лет.

Затем высокие гости вернулись в археологический лагерь, где вместе со студентами и преподавателями за чашкой чая у костра послушали концерт музыкальных коллективов Тывы. Перед гостями выступили широко известные за рубежом ансамбли горлового пения «Чиргилчин» и «Алаш», а также детский коллектив  «Октай», исполняющий старообрядческие песнопения. Примечательно, что ансамбль «Алаш» уже выступал перед Альбером Вторым в прошлом году на «его территории», в Монако, во время 17-й сессии Международного Кранс-Монтанского форума.

Пребывание президента России и князя Монако в Тыве продолжается. Продолжаются и раскопки крепости Пор-Бажын. Это уникальное сооружение на озерном острове в горной котловине было обнаружено давно, еще в 1891 году, известным исследователем Д. А. Клеменцем. В 1957-м и 1963 году на городище проводил раскопки С. И. Вайнштейн, ныне профессор Института этнологии и антропологии РАН.

Пор-Бажын – это городище правильного прямоугольного плана со сторонами 211 на 158 метров, огражденное глинобитными стенами высотой около 10 метров. Внутри крепости были сооружение дворцового типа с двумя комнатами размерами 22 на 22 метра и 18 на 18 метров, а также 27 жилищ с двориками. «Раскапывая холмы, мы обнаружили под ними развалины дворца, состоявшего из двух больших помещений. Можно предполагать, что эта крепость и дворец были сооружены уйгурским каганом Баян-чором. Во дворец вели две парадные восьмиступенчатые лестницы, вокруг здания была отмостка из обожженных плит. Сам дворец стоял на высокой платформе. Его кровлю образовывали глиняные черепицы с круглыми концевыми дисками и поддерживали 36 массивных деревянных оштукатуренных колонн, покоившихся на гранитных базах. Поверхность баз была украшена геометрическими рельефными узорами. В процессе раскопок нашли и орнаментальные фрески, преимущественно геометрических форм, выполненные удивительно яркими, теплыми красками с преобладанием красных, оранжевых и желтых тонов. Сохранились следы дощатого пола», -- рассказывает Семен Вайнштейн об устройстве дворца Пор-Бажын.

Дворцовый комплекс сочетает в себе элементы дворцовой архитектуры, хорошо известной по раскопкам Ташебинского дворца на Абакане, а также по раскопкам дворца хана Угедея в древнем Каракоруме, и храмовой архитектуры – раннесредневековых буддистских или манихейских храмов. Большинство исследователей относят возведение комплекса к уйгурскому времени, а Семен Вайнштейн относит комплекс ко времени правления уйгурского кагана Моянчура (747--759 годы).

Историки считают, что незадолго до воцарения Моянчура его отец Пэйло окончательно разгромил тюрок, когда-то создавших могущественный Тюркский каганат. Остатки тюрок перешли во владения китайской империи Тан и были поселены на границе. Вассалом крупной империи признал себя и уйгурский правитель Пэйло. В 747 году после смерти Пэйло на престол вступил Моянчур Гэлэ-хан. Практически вся его жизнь прошла в войнах. Его воцарение вызвало сильное сопротивление народа, и новому правителю пришлось вести гражданскую войну. После нескольких крупных битв ему удалось сломить восставших и подавить восстание.

В 750 году хан стал создавать свою империю. Весной 750 года он разгромил чиков, живших в верховьях Енисея. В 751 году, выделив небольшой отряд для подавления восстания только что завоеванных чиков, хан с главными силами разбил карлуков на Черном Иртыше. В 753--755 годах шла война с карлуками в верховьях Иртыша, а до 759 года шла война с кыргызами, которые нападали на уйгуров с севера, через Саянский проход, по которому течет Енисей. Моянчур воевал на западе, востоке, севере, с юга его подпирала Танская империя, и понятно, что в открытых степях Монголии для него не было надежного убежища. Скорее всего, этим и объясняется строительство дворца на острове горного озера. Он выбрал место, труднодоступное для армии. Озеро располагается в широкой заболоченной долине реки Балыктыг, левого притока Каа-Хема (Малого Енисея). Долина, расположенная на высоте 1298 метров над уровнем моря, защищена высокими горными хребтами со всех сторон: с юго-запада – хребет Сенгелен с высотами до 3200 метров, с юго-востока – хребет Улаган-тайга с высотами до 3300 метров, с северо-запада – хребет Хорумнуг-тайга, а с северо-востока – мощное плоскогорье с горой Тастыг-Сайлыг (2590 метров).

Но для строительства дворца был выбран не берег реки, а озерный остров. Даже если бы армия противника смогла пройти высокогорными перевалами, то она столкнулась бы на подступах к городу с болотами речной поймы и озером. Если кому-то и удалось бы под непрерывным обстрелом форсировать озеро, то перед ним бы встали неприступные стены. В таком дворце Моянчур мог не бояться внезапного рейда на свою ставку. Впрочем, возможно, озеро образовалось позднее, в результате подтопления долины. Но и в этом случае город был окружен заболоченной поймой.

Моянчур не строил храм на острове, поскольку был язычником и последователем традиционной уйгурской веры. А вот при его преемнике хане Идигяне, в 766--767 годах, Уйгурия приняла манихейство и разорвала союз с Китаем, где шла борьба с этим религиозным течением. Уйгурский хан близко принял новую веру и превратил свой двор в религиозную общину. Преемники Моянчура оставили хорошо укрепленную ставку в горах и перебрались в другое место. Еще при Моянчуре на берегу Селенги в 758 году начала возводиться новая столица государства – город Байбалык. На строительстве города трудились китайские и согдийские архитекторы. Новый хан перенес ставку в новый город. В это время Пор-Бажын, по всей видимости, превратился в манихейский монастырь и был перестроен монахами согласно своим нуждам, из-за чего город стал напоминать манихейско-буддистские монастыри Восточного Туркестана.

В 840 году, когда енисейские кыргызы нанесли смертельный удар по Уйгурии, полностью разгромив ее и захватив большую часть территории, монастырь Пор-Бажын снова сменил своих хозяев. Кыргызы, прежде принявшие манихейство от своих завоевателей и переместившие центр манихейской религии к себе, продолжали использовать Пор-Бажын по назначению. Аналогичные храмы-крепости стали появляться во владениях кыргызов, в частности был построен большой храм-крепость на реке Уйбат (Республика Хакасия). Он был начат в конце VII века и был закончен после перестроек в конце VIII века.

Пока трудно сказать, когда храм-крепость, посещенный вчера Путиным и князем Монако, был окончательно заброшен. По раскопкам Вайнштейна, городище погибло в результате штурма и пожара. Гибель также может быть связана с походом киданьского императора Абаоцзи в 924 году или с завоеваниями уже монголов – походом Джучи в 1218 году.