Бюро находок

14 ноября 2008, 10:26

Врезультате очередной, третьей по счету за последние два года проверки Министерства культуры РФ, цифра недостачи экспонатов в Псковском государственном объединенном историко-архитектурном и художественном музее-заповеднике снизилась с шокирующих 135 тыс. до вменяемых 349. Счастливо обретенные предметы, числившиеся пропавшими, были обнаружены в нынешних и бывших филиалах музея. Руководство музея-заповедника склонно видеть в истории со скандальной «недостачей» попытку «рейдерского захвата» его ценных коллекций: в первую очередь уникального собрания древнерусских икон. При этом, отмечает директор музея Юрий Киселев, извинений от представителей Минкульта за совершенную «ошибку» пока не последовало.

В начале прошлого года стартовала масштабная проверка сохранности культурных ценностей музейного фонда России. Поводом для нее стала выявленная летом 2006 года крупная кража в Государственном Эрмитаже. Псковский музей впервые подвергся проверке в апреле 2007 года. Тогда в акте комиссии фигурировала цифра 717 недостающих экспонатов. Однако в июле того же года проверка повторилась. Ее результаты вызвали шок: эксперты выявили «недостачу» 135 139 экспонатов. Начальник управления культурного наследия, художественного образования и науки Федерального агентства по культуре и кинематографии Анна Колупаева, посещавшая Псков с проверкой, предположила, что все эти экспонаты есть в наличии, но из-за некачественного учета большинство из них записаны только в книге поступлений, а их реальное место нахождения не известно. Но уже в сентябре 2007 года, комментируя ситуацию, она заявила, что в Псковском музее «не с хранением проблемы, а с головами. Устраивают внутренние разборки, вместо того чтобы спасать иконы, которые хранятся в зараженном грибком подвале» (имелся в виду разгоревшийся в тот момент конфликт между тогдашним директором музея, Натальей Дубровской, и его коллективом). При этом Анна Колупаева отметила, что «если Псковский музей в сроки, которые мы установили, не исправит ситуацию, то мы просто изымем их коллекцию и передадим ее в другие музеи. Мы имеем на это право».

Данная угроза не на шутку взволновала псковских музейщиков. Сомнительная слава всероссийского масштаба явно не шла на пользу музею, уже давно желающему снискать статус федерального. Именно поэтому известие о «восстановлении справедливости» третьей по счету министерской проверкой было воспринято в Псковском музее-заповеднике с нескрываемым триумфом. Что же касается трех с лишним сотен экспонатов, все-таки числящихся пропавшими, то, пояснил Юрий Киселев, в большинстве своем это предметы, не представляющие какой-либо художественной ценности. К примеру, долгие года музей обязан был принимать на хранение образцы продукции псковских промышленных предприятий, и в списке пропаж числится электромотор 1956 года выпуска. Можно предположить, что раритетный агрегат давно уже приспособлен каким-нибудь народным умельцем под его нужды и украшает чей-нибудь гараж или мастерскую.

Еще одна потеря – бюст Сталина. «Гипсовый бюст, – особо уточнил директор музея, – а не бронзовый. А то еще подумают, что мы тут цветным металлом приторговываем!» Возможно, считает он, гипсовый вождь стал жертвой разоблачения культа личности во времена оттепели. При этом в музее есть целых два неучтенных ни в каких документах бюста Сталина, но закрыть с помощью одного из них недостачу не представляется возможным: по своим размерам они заметно отличаются от описания пропавшего экспоната. Пожалуй, самой ценной утратой является било XV века – средневековый заменитель колокола. Такое же било сейчас используют монахи Псково-Печерского монастыря, отметили музейщики. «Возможно, это наше било и есть», – не преминул уточнить Юрий Киселев.

Директор музея не смог объяснить логику федеральных чиновников, дважды проверявших музей в 2007 году, а также колоссальную разницу между результатами данных проверок. Однако и он сам, и его коллеги охотно поддержали высказанную журналистами версию «рейдерского захвата». По словам псковских музейщиков, столичные галереи уже давно зарятся на богатые фонды провинциальных музеев. Стоит отметить, что в конце октября текущего года разразился аналогичный скандал, также связанный с результатами проверки Министерства культуры. Выступая на пресс-конференции по ее итогам, заместитель министра культуры Андрей Бусыгин сообщил, что в Ивановском музее промышленности и искусства им. Бурылина пропало 35 485 музейных экспонатов. Это заявление федерального чиновника возмутило начальника департамента культуры и культурного наследия Ивановской области Татьяны Котловой. По ее словам, отсутствие более 35 тыс. предметов объясняется технической ошибкой. Списанные в 1950-х годах экспонаты были вновь внесены в учетную документацию в 1978 году. Котлова заявила, что ей хотелось бы, чтобы чиновники высокого уровня, выступая публично, более внимательно проверяли поданную им информацию.