Голубые мечты ФСФР

Светлана Локоткова
3 июня 2009, 20:10

Федеральная служба по финансовым рынкам придумала новые меры по увеличению ликвидности российского фондового рынка – ужесточить размещение бумаг российских эмитентов за границей. В лучшем случае от нововведений ФСФР не будет никакого результата, в худшем – эффект будет обратным от ожидаемого.

В новой редакции документа под названием «Положение о порядке выдачи регулятором разрешения на размещение и организацию обращения ценных бумаг российских эмитентов за пределами РФ» существенно ужесточаются условия выдачи разрешения. В частности, в положении прописана голубая мечта главы ФСФР Владимира Миловидова: обязательное условие для получения допуска на IPO или SPO за границей – включение акций компании в котировальный список хотя бы одной российской биржи. Он ратует за это последние два года.
В положении, которое действует в настоящее время, указано, что количество акций, которые могут размещаться за границей, не должно превышать 30% от общего объема акций той же категории в УК компании. В проекте ФСФР предлагается ввести градацию этого порога в зависимости от типа котировального списка, в котором торгуются акции данного эмитента на российской бирже. Это 25% от общего количества акций эмитента в случае, если акции этой компании включены в котировальный список «А» (первого или второго уровней), 15% – если в список «Б» и 5% – если акции находятся в котировальном списке «В» или «И» фондовой биржи.

Кроме того, новый нормативный акт ФСФР устанавливает, что при проведении новой эмиссии за границей может быть размещено не более 50% от соответствующего выпуска. В настоящее время действуют правила, принятые в 2006 году. Тогда квота на выпуск депозитарных расписок для российских компаний снизилась с 40% до 35% от общего количества акций компании, а в ходе IPO российским эмитентам было запрещено продавать за рубежом более 70% общего количества размещаемых акций дополнительного выпуска.

В сегодняшнем интервью «Коммерсанту» Миловидов пояснил: «Для компаний, чьи бумаги на российском рынке не торгуются, первичное размещение в Лондоне будет фактически невозможно». И добавил, что изменение нормативов ФСФР должно привести к росту ликвидности российского рынка.

Однако за границей (по сравнению с российскими площадками) сейчас торгуется не так много российских бумаг, как это кажется руководству ФСФР. Еще до кризиса отношение объема торгов на ММВБ к объему торгов российскими акциями на Лондонской бирже составляло 60/40. Сейчас же (и без нововведений ФСФР) обороты на отечественных площадках ставят рекорд за рекордом, и среднедневной объем торговли внутри страны уже в два-три раза больше, чем в Лондоне.
Аналитик «Ренессанс капитала» Ованес Оганисян предположил, что, по всей видимости, ФСФР надеется на следующий эффект: за счет наращивания ликвидности внутри страны локальные бумаги будут торговаться с премией к АДР. Однако примеры говорят об обратном. Скажем, в Сбербанке, только малой части бумаг которого удалось перебраться на Франкфуртскую биржу, результат прямо противоположный: его АДР стабильно торгуются с премией к локальным бумагам, и чем волатильность выше, тем эта премия больше. Так, например, сегодня в моменте акции Сбербанка стоили в России 1,66 доллара, а в Германии – 2,89 доллара.

Не решает новый проект и проблем, о которых говорил еще предшественник Миловидова на этом посту Олег Вьюгин. Первая – это проблема формальной процедуры листинга в России и фактического размещения за рубежом. Вторая – альтернативный механизм, позволяющий выходить на иностранную биржу через SPV (Special Purpose Vehicle) – специально зарегистрированную новую компанию за рубежом, которая на активы материнской компании выпускает собственные ценные бумаги, а полученные средства направляет на финансирование стратегических проектов своего учредителя.

В бытность свою главой ФСФР Вьюгин пытался заставить эмитентов получать разрешение на выпуск ценных бумаг за рубежом, если 70% их активов располагалось на территории России. Для решения этого вопроса ФСФР планировала заключить соответствующие соглашения с иностранными регуляторами. Но вопрос так и повис в воздухе.
Пожалуй, единственное, в чем можно согласиться с нынешним главой ФСФР, – так это с надеждой на то, что к осени, когда вступит в действие новый закон, рынок оживет, и начнутся IPO. Про это Миловидов тоже сказал в интервью «Коммерсанту». «Уже сейчас кредитные ставки довольно высоки, и стоимость долгового капитала для многих компаний находится примерно на таком же уровне, как и стоимость капитала в акциях», – говорит Ованес Оганисян. Речь идет о коэффициенте, обратном к более известному p/e ratio (отношение капитализации к прибыли), который можно назвать «отдача прибыли» (e/p ratio, или earnings yield). Сейчас, когда рынок вырос, этот коэффициент для российских компаний составляет около 12%, и это, конечно же, дешевле, нежели брать в долг под 20% годовых.

Другой вопрос – оценит ли кто-то, кроме спекулянтов, привлекательность вложений капитала в новые выпуски акций. Ведь на рынке сейчас по-прежнему правят бал краткосрочные инвесторы, а у них денег не так много, как кому-то кажется.