В Токио меняетcя власть

Евгения Новикова
31 августа 2009, 19:12

Правящая более полувека партия потерпела поражение на воскресных выборах в нижнюю палату японского парламента. Несмотря на то что официальные итоги голосования еще не объявлены, лидер Либерально-демократической партии объявил об отставке, взяв на себя ответственность за провал. Демократы празднуют победу и уже поражают мир громкими заявлениями.

«Причины поражения на выборах кроются в недовольстве (избирателей) партией и лично мной... Я как председатель партии несу ответственность за потерю поддержки населения», – заявил сегодня лидер Либерально-демократической партии (ЛДП) Таро Асо.

ЛДП, находившаяся у власти 55 лет (с небольшим перерывом в начале 90-х годов), потерпела сокрушительное поражение от оппозиционной Демократической партии. ЛДП получила 119 мест в парламенте (вместо 300 на предыдущих выборах в 2005 году), Демпартия – 308. Находясь у власти, партия более полувека единолично определяла политику страны – как внешнюю, так и внутреннюю.

Теперь Япония получает возможность выстроить двухпартийную политическую систему.

Право сформировать правительство получили демократы – они имеют, по предварительным оценкам, рекордное число мест в нижней палате. Никогда прежде ни одной партии не удавалось получить более 300 мест.

Лидер Демократической партии Японии (ДПЯ) Юкио Хатояма, в ближайшее время премьер-министр, уже сообщил, что создаст коалиционное правительство с Социал-демократической (девять мест в нижней палате парламента) и Новой народной (три места) партиями, чтобы добиться более стабильной позиции в верхней палате, где большинства у ДПЯ нет. В этом случае работа парламента в целом и законопроекты правительства получат больше шансов на прохождение у законодателей. До сих пор Демпартия была в меньшинстве в главной нижней палате парламента, однако с лета 2007 года контролировала верхнюю. Это давало ей возможность тормозить многие инициативы правительства по принятию законопроектов.

О кадровых решениях Хатоямы станет известно через две недели.

Японцы устали

Будущий глава кабинета уже заявил журналистам, что теперь Японию ожидают три большие перемены: смена власти, приход новых политиков на смену старым и переход от бюрократической политики к национальному суверенитету.

Японские аналитики ждут от него прежде всего свежих решений по выводу страны из кризиса. Бизнесмены довольны победой демократов: президент Японской федерации бизнеса, председатель совета директоров корпорации Canon Фудзио Митараи назвал победу ДПЯ историческим событием, создающим перспективы создания в стране эффективной двухпартийной системы. Он призвал поскорее сформировать правительство, чтобы обеспечить выход Японии из экономического кризиса. Он указал, что его федерация хочет установить систему частых консультаций с ДПЯ.

Отметим, бизнесмены не в восторге от ряда популистских обещаний партии, высказанных в ходе предвыборной гонки. Так, им не нравится идея повысить минимум заработной платы и расширить расходы частных компаний на решение проблем окружающей среды.

Хатояма уверен, что причина победы его партии – в недовольстве народа проводимой ранее политикой. Поэтому японцы и пожелали сменить власть. ДПЯ теперь необходимо разобраться, что именно хочет народ.

Японский народ отдал предпочтение демократам и «прокатил» либералов вовсе не из-за кризиса. Этот вопрос – второй по важности среди причин, приведших ДПЯ в победе, заявил «Эксперту Online» Виктор Павлятенко, руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН. «Поражение либерал-демократов не связано с кризисом и безработицей. Кризис начался лишь год назад. А ДПЯ победила в верхней палате парламента еще в 2007 году. Безработица и экономические проблемы для японского общества сегодня на втором плане. Главная причина – не столько личностная неприязнь к Таро Асо, сколько к самому факту 50-летнего пребывания партии у власти», – уверен он. Хотя, по его словам, примерно половина ДПР состоит из выходцев из Либерально-демократической партии.

Разница в программах двух партий была ничтожна, так, ЛДП обещала улучшение благосостояния, вывод страны из кризиса, выплату 300-долларовых стипендий для детей, чтобы решить демографическую проблему, введение бесплатного школьного обучения, деприватизацию платных дорог. Практически такие же блага обещала и Демократическая партия. Но избиратели отдали предпочтение последней.

Японское общество решило сделать шаг на пути к демократизации, в частности, создать двухпартийную систему и посмотреть, «каковы будут результаты практического соперничества этих партий», полагает Павлятенко. «Это похоже на выборы в России в 1991-92 году. Кто нас толкал на выборы? Просто нам не нравился руководитель, который много говорил. Мы не обращали внимания на то, что есть „за душой” у нового человека, мы пошли на выборы и в этом своем протесте его избрали. А потом сидели по кухням и думали: как же назад-то отыграть? И отыграли. Потом. В пользу другого человека», – приводит простой пример японист.

Не отступиться от Курил

Хатояма уже публично прозрачно намекнул на свои внешнеполитические предпочтения. Касаясь перехода к политике национального суверенитета, он отметил, что размышляет на тему «можем ли мы действительно что-то сделать, если будем просто следовать в американском фарватере?» Ведь японские ВС находятся в Афганистане и Ираке. Впрочем, как отметил Павлятенко, тематика проведения самостоятельной внешней политики, свободной от влияния США, для японских властей не нова. Такого рода выступления звучали от Хатоямы во времена предвыборной кампании. «Говоря об этом, он апеллировал к электорату Окинавы, где расположены американские военные базы, обещал избирателям пересмотреть планы передислокации американских войск и взаимодействие между военными структурами обеих стран. Кроме того, перед выборами он пообещал даже прекратить базирование в Индийском океане, тыловую поддержку операции в Афганистане. В результате американцы приехали в Японию и провели с Хатоямой переговоры. Тот после этого сделал заявление: мы не собираемся менять все, сразу и вдруг. Мы намерены поменять все со временем и в соответствии с ситуацией», – напомнил Виктор Павлятенко. Таким образом, предвыборные популистские обещания Демпартии придется серьезно менять.

Конечно, в обществе давно зреет идея пересмотра Конституции, во многом навязанной американцами. Япония, мощное в экономическом отношении государство, хотело бы играть и подобающую политическую роль.

Говоря о трепетной для каждого японца проблеме Курил, Юкио Хатояма был более конкретен: «Как и дед, при котором были установлены дипломатические отношения между СССР и Японией, хочу приложить усилия для решения территориального спора». И добавил, что считает необходимым «в самые короткие сроки установить как можно более доверительные отношения с Россией». Каким образом его кабинет министров сможет выполнить одновременно обе задачи – пока не ясно.

Япония хочет заполучить четыре острова Южных Курил – Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи. И тесно увязывает этот вопрос с заключением мирного договора с Россией. Предыдущее правительство заняло жесткую позицию в отношении этих территорий. В июле 2009 года парламент при активном участии Демпартии принял поправки к закону, закрепившие принадлежность южной группы Курильских островов Японии, что вызвало резкую реакцию российского МИДа. Поэтому, скорее всего, во внешней политике особых изменений от нового кабинета ждать не следует.

По мнению япониста, о мирном договоре вообще речь не идет: России нужен широкоформатный документ, который определял бы ориентиры отношений с Японией на XXI век, который регламентировал бы положение границ, существующих де-факто, но не закрепленных де-юре.