Чавес меняет правила

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
5 апреля 2010, 14:16

Российские власти выделят Венесуэле кредит на общую сумму 2,2 млрд долларов, а нефтяные компании заплатят 1 млрд долларов за право участия в разработке нефтяных месторождений в этой стране. От успеха реализации этих проектов будет зависеть и судьба новых оружейных контрактов с Венесуэлой.

На первый взгляд однодневный блиц-визит Владимира Путина в Венесуэлу может показаться весьма продуктивным. Москва и Каракас подписали в общей сложности три десятка соглашений, которые охватывают едва ли не все сферы двустороннего взаимодействия, от совместного выращивания бананов и строительства электростанций до организации сборочных производств по выпуску автомобилей Lada и «КамАЗ». Впрочем, большая часть из них – всевозможные меморандумы и протоколы о намерениях, которые ни к чему не обязывают подписантов. А вот реальных контрактов, прежде всего в области военно-технического сотрудничества (ВТС), на которые надеялись наши военные, на этот раз подписать не удалось. И это при том, что именно ВТС является базисом российско-венесуэльских отношений, а оружейные контракты формируют почти весь двусторонний товарооборот.

С 2005 года Венесуэла закупила в России различных вооружений и военной техники почти на 4 млрд долларов. Венесуэльские заказы отличались не только большим объемом, но и широкой номенклатурой. Так, например, для ВВС Боливарианской Республики компания «Сухой» поставила 24 истребителя Су-30, а холдинг «Вертолеты России» – три десятка Ми-17 и Ми-26. Более того, по контракту с минобороны Венесуэлы Россия начала строительство в этой стране двух заводов по выпуску автоматов Калашникова сотой серии и боеприпасов к ним. В результате в короткий срок венесуэльская армия стала едва ли не самой мощной в Южной Америке, что позволило президенту Венесуэлы Уго Чавесу открыто угрожать США ударом возмездия в случае нападения на свою страну или новой попытки американцев сместить его с поста главы государства.

Вопреки расхожему мнению, все оружие Венесуэла покупала на собственные средства, не прибегая к российским кредитам. Это на пресс-конференции с Уго Чавесом подтвердил и Владимир Путин. По его словам, Каракас не использовал ни доллара из предложенных займов. Правда, премьер-министр России признал, что «истребители и другую военную технику Россия поставляла по ценам ниже мировых». Но все это продолжалось лишь до тех пор, пока цены на нефть росли, а нефтяная промышленность Венесуэлы худо-бедно развивалась. Разразившийся финансовый кризис вкупе с резким падением цен на нефть поставил экономику этой страны на грань коллапса. В прошлом году Венесуэла столкнулась с дефицитом продуктов питания, промтоваров и бензина. Государственный долг в течение десяти месяцев вырос ровно в два раза, с 20 до 40 млрд долларов. Правительство Венесуэлы вынуждено было провести резкую девальвацию национальной валюты и ограничить обменные операции. Курс боливара по отношению доллару снизился с 2,15 до 4,3. Но в корне изменить ситуацию не удалось: инфляция подскочила до 40%, а ВВП снизился на 1%. Понятно, что в этих условиях о закупках новых вооружений в России на прежних условиях не могло быть и речи. Более того, венесуэльские власти стали затягивать оплату даже по подписанным контрактам, в частности по строительству заводов для выпуска автоматов. В результате товарооборот между Россией и Венесуэлой в 2009 году снизился почти в 2,5 раза и составил всего около 400 млн долларов. Чтобы вернуть его на прежний уровень, правительство России приняло решение выделить Венесуэле кредит на сумму 2,2 млрд долларов. По словам замминистра финансов России Дмитрия Панкина, кредит будет предоставлен на семь лет. Средства планируется выделять несколькими траншами, последний из них – в 2012 году.

«Мы уже направили проект соответствующего соглашения венесуэльским властям, но ответа пока не получили», – заявил Панкин. Впрочем, серьезных сомнений в том, что Венесуэла воспользуется российским кредитом, быть не должно. Еще в сентябре прошлого года после визита в Москву Уго Чавес заявил, что Венесуэла намерена закупить у России 92 танка Т-72С, реактивные системы залпового огня «Смерч» с дальностью действия до 90 км, зенитно-ракетные комплексы С-300 и «Антей-2500», а также средства ПВО. А сейчас, после переговоров с Владимиром Путиным, Уго Чавес решил добавить к этому еще и транспортные самолеты Ан-148, а также амфибию Бе-200. Но в обмен на оружейные контракты Чавес предложил России поучаствовать в разработке нефтяных месторождений в бассейне реки Ориноко. За это почетное право наши нефтяники должны будут выплатить правительству Венесуэлы бонус 1 млрд долларов. Первый транш в размере 600 млн долларов Владимир Путин привез с собой и торжественно передал венесуэльскому президенту. Эти средства выделил Национальный нефтяной консорциум (ННК), который учредили пять российских компаний – «Сургутнефтегаз», «ЛУКойл», «Роснефть», ТНК-BP и «Газпром нефть». По словам главы «Сургутнефтегаза» Владимира Богданова, ННК создаст с национальной нефтяной компанией Венесуэлы PDVSA СП, которое и займется нефтедобычей на месторождении Хунин-6 с разведанными 53 млрд баррелей. Российской стороне в новом СП будет принадлежать 40% акций, а венесуэльской – 60%. Планируется, что СП будет добывать по 450 тыс. баррелей в день начиная с 2014 года. По словам вице-премьера России Игоря Сечина, инвестиции в разработку Хунина-6 в ближайшие семь-десять лет составят около 12 млрд долларов, а общий объем вложений российских компаний в нефтяную отрасль Венесуэлы может достичь 20 млрд долларов. Впрочем, согласовать устав СП и подписать учредительные документы в ходе визита Владимира Путина не удалось. Зато стороны подписали протокол о присоединении ННК к разработкам месторождений Хунин-3, Аякучо-2 и Аякучо-3. По словам главы Минэнерго Сергея Шматко, суммарные запасы нефти этих блоков аналогичны тем, что разведаны на Хунине-6. Все финансирование возьмут на себя российские компании. Видимо, судьба новых оружейных контрактов с Венесуэлой теперь будет прямо зависеть от успеха реализации наших нефтяных проектов в этой стране.