Спустить на тормозах не удалось

Алексей Клепиков
8 апреля 2010, 16:19

Городской суд Петербурга 27 апреля начнет рассмотрение кассационной жалобы на решение Дзержинского райсуда, приговорившего педофила Алексея Слепцова к условному наказанию, сообщила адвокат потерпевших Оксана Хомякова. Это уголовное дело стало самым резонансным в Петербурге за последнее время. Прогремело оно и за пределами Северной столицы – негодование приговором высказали представители Госдумы, Совета федерации, Общественной палаты, правозащитники. Пикантность делу придает тот факт, что сестра пытается посадить за решетку родного младшего брата.

24 февраля, как уже сообщал «Эксперт Online», судья Дзержинского суда Санкт-Петербурга Ольга Андреева приговорила 25-летнего Алексея Слепцова, на протяжении четырех лет совершавшего насильственные действия в отношении своей малолетней племянницы, к шести годам лишения свободы условно с пятилетним испытательным сроком. Педофил после вердикта суда был освобожден из-под стражи. По данным следствия, Слепцов начал преступать закон в 19 лет. Его племяннице тогда едва исполнилось пять. Преступления совершались в дневное время в квартире в центре города на улице Некрасова, когда сестра Слепцова (мать девочки) была на работе. При этом осужденный, совершая развратные действия, угрожал ребенку применением насилия, вплоть до убийства. Слепцову инкриминировались 13 эпизодов насильственных действий сексуального характера, но в суде мужчина стал отказываться от данных ранее признательных показаний. В итоге суд установил его вину в пяти эпизодах. Статьи Уголовного кодекса, инкриминируемые осужденному, предусматривают лишение свободы на срок от восьми до 15 лет. Гособвинение просило осудить Слепцова на десять лет лишения свободы. Однако судья приняла во внимание положительные характеристики Слепцова с последнего места работы, тот факт, что у подсудимого есть семья и постоянное место жительства, а также то, что преступление он начал совершать в возрасте 19 лет. Последнее и повлияло на мягкость приговора: суд руководствовался статьей 96 УК РФ, которая позволяет в исключительных случаях приравнивать преступника в возрасте от 18 до 20 лет к несовершеннолетнему и назначать ему более мягкое наказание.

Приговор вызвал настоящую общественную бурю в городе. Прокуратура тут же обжаловала его в городском суде. И не только прокуратура – в горсуде есть жалоба даже от движения «Наши». Чтобы разобраться в деле, в середине марте в Петербург прибыл уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов. Он заявил, что необходимо поставить вопрос о компетентности судьи Андреевой перед квалификационной коллегией судей, и обратился с соответствующей просьбой к председателю горсуда Валентине Епифановой. «Вопрос о соответствии судьи Ольги Андреевой занимаемой должности необходимо вынести на рассмотрение городской квалификационной коллегии судей. Уверен, что ответственность за детей должна ложиться и на тех людей, кто выносит наказания за преступления, совершенные в отношении ребенка», – обосновал свою просьбу Астахов.

«Знаете, за 16 лет практики я такого не читал, – сказал, ознакомившись с делом и приговором, детский омбудсмен. – Приговор хоть в рамочку вешай. Кажется, было сделано все, чтобы оправдать человека, который во время следствия признался в 13 эпизодах. Сестра за порог, а он – развлекаться с племянницей! Причем на момент первого насилия ребенку было всего пять лет с небольшим. Подсудимый подробно рассказал, где и как он насиловал девочку. И потом – пять эпизодов ведь доказаны! Каждый – законченное особо тяжкое преступление, за которое, согласно Уголовному кодексу, полагается колония на срок от восьми до 15 лет. Но Андреева пишет, что Слепцов совершал преступления в молодом возрасте, ничего не понимал. А теперь у него хорошие характеристики с работы. И назначает ему по пять лет за каждый из пяти эпизодов. Пятью пять сколько? У Андреевой своя математика – у нее получается шесть лет условно».

Омбудсмен также рассказал, что у Слепцова дома изъяли несколько десятков дисков, книгу и системный блок с порнографией. При этом, подчеркнул Астахов, после окончания процесса судья решает уничтожить видеокассеты с допросом осужденного, а все изъятые материалы вернуть владельцу. «Когда я это все читаю, то у меня одни вопросы, а ответов нет», – заключил детский омбудсмен.

Сама судья Андреева общения с журналистами избегает. Ее начальник, председатель Дзержинского суда Валерий Тарасов заявил, что Андреева находится на больничном. «Она уже неделю в больнице. Это никак не связано с этим делом, шумиха началась позже», – подчеркнул месяц назад Тарасов. Поправилась ли судья к настоящему времени, неизвестно. От вопросов о квалификации Андреевой Тарасов уклонился, но подчеркнул, что «если горсуд отменит решение Андреевой, дело снова вернется в Дзержинский суд, но будет слушаться уже другим судьей».

Обратиться в квалификационную коллегию судей с представлением о лишении судьи Андреевой полномочий могут лишь два человека – ее непосредственный начальник Тарасов и глава горсуда Епифанова. На Тарасова, судя по его сдержанным комментариям, у общественности надежд немного. Епифанова ответ Астахову пока не дала. Однако у судьи Андреевой, которая стала едва ли не изгоем (возможно, неожиданно для самой себя), остается лазейка: она может покинуть свою должность и тем самым избежать рассмотрения своего персонального дела квалификационной коллегией. И при этом ничто не помешает ей вновь вернуться в судебную систему впоследствии.

Ответственный секретарь Правозащитного совета Петербурга, член бюро петербургского «Яблока» Наталия Евдокимова считает, что «в глазах судьи Андреевой для общества менее опасен человек, который занимался развратными действиями в отношении пятилетнего ребенка». «Для нее опаснее Максим Резник – политик, который известен в городе своей деятельностью, своими взглядами оппозиционера. Странно, что один и тот же судья вынес столь разные решения, – отметила Евдокимова. – Знак, который сделала госпожа Андреева всем людям, склонным к развратным действиям с малолетними детьми, очевиден: „Вы, ребята, в безопасности. У вас есть некая склонность, которую общество вам может простить”. Для меня это очень странно. Я довольна тем, что сейчас уполномоченный по правам ребенка в РФ занялся этим делом, и надеюсь, что при дополнительном расследовании оно будет пересмотрено. В деле Резника, я думаю, судья руководствовалась чисто политическими мотивами. А в деле с насильником, видимо, боялась показаться строгим судьей, боялась кассационного обжалования. Но ведь если ты судья, то все, чего ты должна бояться, – это закона, и руководствоваться собственной совестью. Со вторым у Андреевой как-то не очень хорошо».