Время разговоров заканчивается

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
16 июня 2011, 18:56

15 июня в Астане завершился 10-й по счету саммит Шанхайской организации сотрудничества. Помимо шести лидеров стран-участниц организации в саммите приняли участие президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, президент Пакистана Асиф Али Зардари, президент Афганистана Хамид Карзай, а также министр иностранных дел Индии и руководитель администрации президента Монголии.

Фото: AP
15 июня в Астане завершился 10-й саммит Шанхайской Организации Сотрудничества

Как и на большинстве других саммитов ШОС, на нынешнем было озвучено огромное количество планов и проектов, которые должны превратить ШОС чуть ли не в основную интеграционную структуру на всем азиатском пространстве. Первенство по праву хозяина взял на себя Нурсултан Назарбаев. Президент Казахстана предложил создать по примеру США специальный «киберпол» для борьбы с «интернет-агрессией» (интересна будет реакция Китая, где, по мнению Запада, базируется большинство кибертеррористов), фонд развития для финансирования совместных проектов и инноваций, водно-продовольственный комитет на уровне глав ведомств, совет по чрезвычайным ситуациям и «единый центр прогностики», чтобы «объединить усилия и разработать прогнозы до 2030–2050 года». Помимо этого, Нурсултан Назарбаев призвал создать совещание в рамках ШОС для урегулирования территориальных и региональных конфликтов, чтобы при их возникновении применять превентивные меры: «Мы наблюдали два переворота в Кыргызстане, и ничего наша организация не смогла предпринять», – констатировал он.

Эстафету продолжил Пекин. Следующей страной-председателем организации будет Китай, и Ху Цзиньтао уже обозначил четыре цели ШОС на ближайшее время. Во-первых, это «поддержание добрососедства и дружбы, строительство гармоничного региона, соблюдение принципа равновесия между крупными и малыми странами, решение важных вопросов на основе консультаций и консенсуса». Во-вторых, «повышение способности ШОС по противодействию реальным угрозам для обеспечения вечного спокойствия в регионе». В-третьих, «содействие экономической интеграции и общему развитию стран региона». По словам Ху Цзиньтао, сюда входит «создание благоприятных условий для торговли и инвестиций, продвижение объединения транспортных, энергетических и коммуникационных инфраструктур, ускорение создания механизма сотрудничества для обеспечения безопасности в области энергетики, финансов и продовольствия, укрепление взаимодействия в нересурсной сфере и области повышения народного благосостояния, раскрытие потенциальных возможностей в сфере противостояния кризисам и содействия поступательному развитию». Под это дело Китай пообещал предоставить странам ШОС льготные кредиты на 12 млрд долларов. Наконец, в-четвертых, это «укрепление сотрудничества в гуманитарной области и дружбы между народами, передающейся из поколения в поколение».

На фоне многих громких и помпезных заявлений президентов стран-участниц ШОС и приглашенных лиц, самым важным из решений саммита эксперты называют отмену моратория на прием новых членов. Совет национальных координаторов должен в ближайшее время разработать «юридические, административные и финансовые условия» для приема новых членов. Кандидаты уже есть – Пакистан подавал заявку на вступление в организацию в 2006 году, Иран – в 2007 и 2008 годах, Индия – в 2010-м. На нынешнем саммите Дмитрий Медведев говорил, что неплохо бы включить в ШОС Афганистан. Президент Афганистана Хамид Карзай особо не возражал.

Однако вряд ли в ближайшее время произойдет серьезное расширение состава участников организации. Так, сомнительно, что в ШОС вступит Иран. Тегеран находится под санкциями Совета Безопасности ООН и на грани войны с США и Израилем. Его вступление в ШОС вызовет серьезное обострение отношений между организацией и странами Запада. Поэтому даже Китай, имеющий весьма тесные и даже в чем-то стратегические отношения с Исламской Республикой, не готов поддержать ее кандидатуру. Афганистан тоже не является реальным кандидатом – режим Хамида Карзая может рухнуть сразу же после ухода американских солдат, к власти в стране придут пуштунские националисты (весьма возможно, что это будут талибы). Ситуация в Пакистане также не отличается особой стабильностью. Страна находится на грани распада, ее разрывают на части как исламистские террористические группировки, так и собственные сепаратисты (прежде всего белуджи и пуштуны).

Из всех потенциальных стран-участниц Индия является наиболее стабильной и перспективной. Ее вхождение в ШОС могло бы, безусловно, усилить вес и влияние этой организации. Однако весьма вероятно, что кандидатура Индии будет заблокирована Китаем. У этих двух стран слишком много двусторонних разногласий, они являются основными соперниками в борьбе за лидерство в Юго-Восточной Азии, имеют спорные участки границы. К тому же Китай опасается, что Индия будет оспаривать и его позиции в Средней Азии. Наконец, в Пекине с опасением смотрят за укреплением связей между Дели и Вашингтоном. США постепенно отказываются от союза с Пакистаном и делают упор на отношения с Индией, превращая эту страну в своего основного союзника в Южной Азии. В этом плане вхождение Индии в ШОС может укрепить влияние Соединенных Штатов на процесс принятия решений в организации.

На основании всего этого эксперты делают вывод, что наибольшие шансы стать следующим членом ШОС имеет Монголия. Однако вряд ли включение этой страны серьезно усилит организацию.

А усиливаться надо. В ближайшее время перед ШОС встанут серьезные вызовы. Уход Соединенных Штатов из Афганистана и их отказ от союза (который по большей части означал спонсирование выживания младшего партнера) с Пакистаном вызовет создание серьезнейшего очага нестабильности в сердце всего азиатского региона. И так получается, что ШОС является единственной организацией, которая сможет заниматься умиротворением этого очага нестабильности. Именно поэтому Пекин готов активно заниматься усилением ШОС – несмотря на то что это отчасти противоречит его внешнеполитическим догматам.

«Уникальность этой региональной структуры также и в том, что ее учредителем и активным участником является Китай, политика которого прежде никогда не строилась с опорой на региональные организации. Пекин предпочитает двусторонний формат отношений со своими соседями и партнерами. ШОС – это фактически единственная региональная организация, в которой Китай является полноправным членом», – говорит министр иностранных дел Казахстана Ержан Казыханов. В укреплении ШОС заинтересована и Россия – нас, так же как и китайцев, беспокоит экспорт наркотиков и радикального исламизма из центральноазиатского региона. Высока вероятность того, что более конструктивную политику будут проводить и ряд до сих пор обструкционистских лидеров среднеазиатских государств, прежде всего Эмомали Рахмон и Ислам Каримов. Распространяющийся по исламскому миру вирус арабской весны и медленное, но неуклонное продвижение талибов к властным коридорам Кабула заставит их поступиться частью своего суверенитета и более активно сотрудничать с Пекином и Москвой.