«Принципиально несовместимы с капитализмом»

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
28 июня 2011, 18:30

Томас Хениг, глава Федерального резервного банка Канзаса, филиала Федеральной резервной системы, заявил в понедельник, что крупные финансовые институты в США угрожают самой идее капитализма, пишет Los Angeles Times. Касаясь компаний TBTF (Too Big to Fail), имеющих официальное нормативное обозначение «системно важных финансовых институтов», Хениг сказал в своем выступлении в Вашингтоне, что они «принципиально несовместимы с капитализмом».

Фото: AP
Томас Хениг

«До тех пор пока понятие TBTF существует и есть институты, считающиеся настолько важными, что нуждаются в особой поддержке и особых правилах, будущее капитализма находится под угрозой. Наша рыночная экономика в опасности», — сказал он.

В очередной попытке уменьшить риск будущих неприятностей, которые могут коснуться мегабанков, в минувшие выходные регуляторы в Базеле согласовали план, в соответствии с которым крупнейшие банки по всему миру должны повысить их финансовые «подушки» путем дополнительного увеличения резервного капитала. Но увеличение резервного капитала не изменяет сути дела, говорит Томас Хениг. Он считает нужным избавить страну от финансовых гигантов, вернув к жизни закон Гласса—Стигала, принятый в период Великой депрессии. Согласно ему, бизнес коммерческих банков был отделен от инвестиционной банковской деятельности, пока Конгресс не отменил закон в 1999 году.

Хениг отвергает утверждение крупных банков, что попытка вернуть закон Гласса—Стигала повредит конкурентоспособности финансового сектора. «И во время действия закона Гласса—Стигала американские банки и инвесткомпании были конкурентоспособными и успешными, так как все они специализируются на кредитовании или андеррайтинге по всему миру, — указывает глава ФРБ Канзаса. — Соединенные Штаты доминируют в мире, потому что они обладают сильными и предусмотрительными компаниями, которые знают, как управлять деньгами в интересах клиента».

Речь Хенига в отношении закона Гласса—Стигала вряд ли поднимет большую волну в Вашингтоне, Конгрессе или в ФРС — 64-летний сотрудник ФРС планирует уйти из Центрального банка в октябре. Но его последняя речь предполагает, что он не намерен тихо уйти со своего поста. К тому же она не лишена и практического смысла, вновь поднимая проблему, которую давно обсуждают как экономисты, так и политики.

Сама концепция борьбы с привилегиями крупных банков и вообще компаний, которые «слишком велики, чтобы умереть», на рыночном Западе, и особенно в США, появилась давно, поясняет Николай Солабуто, управляющий активами УК БКС. Еще кризис в 1970-х указал Америке, что если не спасать крупные компании, то рухнет страна. Тогда и стали появляться концепции вмешательства в бизнес для спасения крупных игроков. Скупка крупных предприятий с дальнейшей продажей по частям была распространена в 1980-х, что вызывало огромное напряжение в обществе. Американское государство решило взять ответственность за крупные компании на себя уже в 1990-е и несет ее по сей день. Выбор банков, которые надо спасать от банкротства, происходит обычно по принципу социальной ответственности. К примеру, есть два одинаковых банка, у одного на 1 млн долларов счетов от обычных вкладчиков, а у другого — нескольких аффилированных структур. Понятно, что будут спасать первый.

Рыночные отношения и функции государства — это две отдельные вещи. И понятно, что постоянно эти две системы конфликтуют, от этого никуда не деться, но поддерживать проблемные системообразующие компании однозначно стоит, полагает Николай Солабуто. Их благополучие напрямую связано с благополучием страны.

Вообще же мнение, озвученное Томасом Хенигом, — это маргинальная точка зрения, считает эксперт. Если люди при крушении крупного банка потеряют свои сбережения, то вся нагрузка ляжет на государство, и выльется это в увеличение числа пособий, соцрасходов, организацию новых дотационных рабочих мест. Здесь же обнищание населения, падение внутреннего спроса, зависимость бюджета от импорта и, как крайнее следствие, потеря экономической независимости, переход в статус страны третьего мира.

Александр Веретенников, аналитик Xtb Brokers, указывает, что системообразующие банки потому и спасают, что они являются основой и опорой экономики. Допустив банкротство одного из них, финансовые власти США спровоцируют волну обвалов во всех секторах, начиная с банковского. По словам эксперта, «миру важно видеть хотя бы иллюзию фундаментальной устойчивости американской экономики, чтобы стимулировать восстановление и наращивать расходы, провоцируя запуск различных рыночных механизмов. Если и заниматься модернизацией экономик, то начинать надо как раз с низа, с опоры системы. Но время сейчас для этого самое неподходящее».

Проблема же системообразующих компаний и собственно банков существует, и от нее не стоит отмахиваться. Как указывает Денис Барабанов, начальник аналитического отдела ИК «Грандис капитал», большинство нынешних политиков живут по принципу «здесь и сейчас», то есть сегодняшним днем. Это подтверждается практически каждый день, и особенно проявилось в период кризиса. Никто не думает о том, что будет через 10–20 лет: в это время данный политик уже уйдет на пенсию. Поэтому и срабатывает принцип «сделать так, чтобы сейчас ничего страшного не произошло». Если бы США не спасали системообразующие банки, то мог бы, конечно, разразиться масштабный кризис. Поэтому было решено спасти их любой ценой, за средства налогоплательщиков (тогда как средние и мелкие банки, промышленность поддержки почти не получили).

После кризиса, говорит аналитик, было решено ввести какие-то ограничения, но реально мало что было сделано. Пока что никто дробить банки не собирается, а значит, в следующий кризис банки придется спасать снова. «Не думаю, что мировая финансовая система сможет существенно измениться: кризис ничему не научил, сейчас Европа пытается любыми средствами спасти Грецию от дефолта, не особенно думая ни о том, что будет через пять лет, ни о том, как вообще Греция сможет выбраться из кризиса. Главное — не допустить банковского кризиса, так как все держат долги друг друга. Финансовый сектор слишком "близок" и важен властям, чтобы они смогли его серьезно реформировать», — указывает Денис Барабанов. В идеале, конечно, говорит эксперт, стоило бы раздробить крупнейшие банки, резко повысить нормативы достаточности капитала, чтобы банкротство одного или нескольких из них не вызвало коллапса во всей системе. Но пойдут ли на это в США — большой вопрос.

Концепция Too Big to Fail — это, безусловно, казуистика современного этапа в развитии финансово-олигархического капитализма, поскольку она совершенно противоречит базовым понятиям конкуренции в рыночной экономики — краеугольному камню современных развитых рыночных систем, говорит директор аналитического департамента ИГ «Норд-капитал» Владимир Рожанковский. В текущей ситуации США перешагнули через свои принципы и пошли на позорное спасение крупных банков и страховых компаний не столько из соображений гуманности по отношению к их вкладчикам, сколько потому, что их клиентами были крупные нефтяные, военно-промышленные и трансконтинентальные корпорации, а также бюджеты самих политических партий и их лидеров.