Выгодоискатели

Москва, 10.08.2011
Арбитражный суд Тюменской области принял к рассмотрению иски миноритарных акционеров компании «ТНК-BP холдинг» о взыскании убытков от несостоявшейся сделки с «Роснефтью» по партнерству в разработке российского арктического шельфа. Размер ущерба оценен в 87,112 млрд рублей, но в дальнейшем сумма может вырасти еще больше.

Иллюстрация: Эксперт Online

В заявлении адвокатского бюро «Линия права», представляющего интересы миноритарных акционеров, поясняется, что они требуют взыскать эту сумму с членов совета директоров «ТНК-ВР холдинг» Питера Энтони Чероу и Ричарда Скотта Слоана, а также материнских компаний BP p.l.c. и BP Russian Investments Limited.

Миноритарные акционеры (Андрей Прохоров и другие присоединившиеся к его требованиям физические лица) полагают, что ответчики Питер Энтони Чероу и Ричард Скотт Слоан, как лица, занимающие руководящие должности в компаниях, входящих в группу ВР, не могли не знать о переговорах между BP и «Роснефтью». «При этом ответчики, действуя разумно и добросовестно в интересах „ТНК-BP холдинга”, должны были сообщить о возможности принять участие в стратегическом партнерстве. Однако сделано этого не было, и „ТНК-BP холдинг” понес значительные убытки», – считают адвокаты.

Основанием второго иска (подан от лица Андрея Прохорова) является то, что BP p.l.c. (материнская компания по отношению к BP Russian Investments Limited) и BP Russian Investments Limited как акционер TNK-BP Limited добились отклонения советом директоров TNK-BP Limited предложения об участии «ТНК-BP холдинга» в стратегическом партнерстве и приобретении акций «Роснефти». «Если бы ОАО „ТНК-BP холдинг” приняло участие в стратегическом партнерстве, то в рамках соглашения об обмене акциями оно приобрело бы 1 010 158 003 обыкновенных акций ОАО НК „Роснефть”. Рост стоимости этих акций составил бы доход ОАО „ТНК-ВР холдинг”. Таким образом, разница между справедливой ценой указанного пакета акций на текущую дату и той стоимостью, по которой ОАО „ТНК-ВР холдинг” получило бы этот пакет при обмене, составляет упущенную выгоду в размере 87 112 млн рублей», – комментирует исковые заявления Дмитрий Чепуренко, партнер адвокатского бюро «Линия права».

«При этом сейчас мы можем оценить только часть упущенной выгоды „ТНК-ВР холдинга”, связанную с разницей в стоимости акций. Полный размер упущенной выгоды связан и с другими факторами, которые могли бы иметь место в случае заключения соглашения о стратегическом партнерстве между ОАО „ТНК-ВР холдинг” и ОАО „Роснефть”. Величина таких убытков будет определяться после истребования и изучения дополнительных документов», – сообщают адвокаты миноритариев.

Суд рассмотрит иск к членам совета директоров «ТНК-BP холдинга» 12 октября, к материнским компаниям холдинга – 21 сентября.

Вице-президент департамента торговых операций ФГ БКС Евгений Студеникин считает, что методика подсчета упущенной выгоды не совсем корректна. «Нужно учитывать изменения стоимости пакета ТНК-BP, который должны были отдать в обмен на акции „Роснефти”. Разницу между этой стоимостью и стоимостью пакета, получаемого „Роснефтью”, думаю, можно считать в качестве упущенной выгоды. Если, конечно, она вообще есть», – говорит он.

«При оценке справедливости расчета параметров упущенной выгоды ссылка на изменение котировок является одним из наиболее сильных аргументов наравне с возможными данными об условиях конкретных сделок по перепродаже акций, – напоминает советник практики юридической группы Principium Сергей Зинковский. – В том, что касается адекватности суммы, следует отметить, что суд вполне может прийти к выводу о несоразмерности заявленных требований реально понесенным убыткам, если противоположная сторона представит достаточные доказательства такой несоразмерности».

По словам юриста, в английском праве существует институт заранее согласованных убытков, в рамках которых контрагенты вправе самостоятельно заранее оговорить методику определения упущенной выгоды. «Формально, согласно российскому законодательству, запрета на применение аналогичного соглашения не существует. Следовательно, потенциально стороны вправе заранее определить подобную методику, – отмечает Зинковский. – Если же она не определена, то порядок расчета упущенной выгоды, в соответствии с российским гражданским законодательством, определяется истцом по своему усмотрению. На нем же лежит бремя доказывания правильности и адекватности примененного им расчета».

Как полагает юрист, решение российского арбитражного суда, по общему правилу, будет правомочным, поскольку исковые требования вытекают из отношений российских акционеров с российским же акционерным обществом, управление которым осуществляется на территории Российской Федерации. «Исключение составит ситуация, при которой в спорных отношениях существует арбитражная оговорка, согласно которой споры должны рассматриваться в определенной уполномоченной инстанции, – поясняет Сергей Зинковский. – Однако даже в этом случае решение российского арбитражного суда будет правомочным, если противоположная сторона не заявит о применении арбитражной оговорки либо если используемая арбитражная оговорка является альтернативной и предусматривает возможность обращения в российский арбитражный суд».

По мнению директора департамента Due Diligence «2К Аудит - Деловые консультации / Morison International» Александра Штока, перспективы самого иска – довольно туманны. «Такие категории, как упущенная выгода, весьма условны и размыты. То есть даже если в судебном порядке будет признана вина менеджмента ВР, сама сумма иска может быть существенно изменена. При этом судебный процесс, судя по всему, будет длительным, со всевозможными апелляциями и даже выходом за рамки российской судебной системы», – считает аналитик.

«Между тем сама компания ТНК-ВР продолжает работать. Более того, в самом менеджменте, по факту, конфликта нет. Два человека, на которых миноритарии компании подали иск, уже среди членов совета директоров ТНК-ВР не упоминаются. Таким образом, не исключено, что ВР решит конфликт по аналогии с конфликтом 2008 года. Тогда британская компания просто поменяла главу своего российского представительства», – предполагает Александр Шток. Он отмечает, что в целом у ВР и российских акционеров ТНК-ВР на данный момент нет разногласий относительно развития самой компании в России, как это было в 2008 году. Поэтому, говорит аналитик, острого конфликта или кризиса в управлении ТНК-ВР в данном случае, скорее всего, удастся избежать.

У ведущего эксперта УК «Финам менеджмент» Дмитрия Баранова все факты и заявления адвокатов вызывают множество вопросов. «Во-первых, непонятно почему иск предъявлен к этим двум менеджерам из BP, пусть и являющимися членами совета директоров „ТНК-BP холдинг”. Вряд ли в их обязанности входило информирование других членов совета директоров „ТНК-BP холдинга” и акционеров компании о прочих действиях компании BP в России, – говорит аналитик. – Ведь они, вероятнее всего, отвечали за представление BP и защиту ее интересов именно в „ТНК-BP холдинге”, и вряд ли именно они вели переговоры с „Роснефтью”».

Во-вторых, считает Дмитрий Баранов, они могли элементарно об этом не знать, а за переговоры с «Роснефтью» в руководстве BP могли отвечать совершенно другие люди. «В-третьих, для сохранения переговоров в тайне их могли просто-напросто изолировать от этой информации, чтобы не возникал конфликт интересов, и они не были обвинены в том, в чем их сейчас пытаются обвинить, – предполагает он. – Имеют большое значение и те документы, и та система взаимоотношений, которая сложилась между акционерами „ТНК-BP холдинга”. Если акционеры не могли „заводить отношения на стороне” при условии, что это тоже будет нефтяной бизнес, но с другим партнером, то это одна ситуация. Если таких ограничений не было и каждый из акционеров мог создать еще СП с другими партнерами, то и повода для иска нет никакого».

Важно отметить, говорит аналитик «Финама», что все же означенная сумма не является убытком ТНК-BP, а может считаться упущенной выгодой. «Если говорить о формуле подсчета, то она имеет право на существование, но с рядом оговорок, – полагает он. – Во-первых, не факт, что в результате обмена акциями компания приобрела бы именно заявленное число акций. Соглашение могло иметь другие параметры, и количество акций могло быть либо меньше, либо больше. Во-вторых, и это главное, совершенно не гарантирован рост стоимости этих акций, если бы соглашение было подписано и партнерство состоялось. Не исключено, что рынок негативно оценил бы такое соглашение и совместную работу ТНК-BP и „Роснефти” на арктическом шельфе, ведь учитывая размер требуемых для этого вложений, и акции могли упасть в цене или вырасти, но уже не столь значительно. И в этом случае сумма иска была бы другой, если его вообще можно было подавать. Поэтому если делать прогнозы на исход данного процесса, то собственно к сумме упущенной выгоды и есть больше всего вопросов, и не факт, что суд согласится с данной оценкой».

По мнению Дмитрия Баранова, на первом заседании суда и будет решаться вопрос о правомочности подачи исков против иностранных граждан и компаний в российский суд. «Пока можно лишь сказать о том, что если стороны не сделают шагов к примирению, то судебный процесс может затянуться надолго. Причем мириться должны как раз ТНК и BP как главные участники этой драмы», – говорит он.

Что же касается текущей деятельности компании, то аналитик уверен, что она вряд ли пострадает, как потому что там все отлажено, так и потому, что есть планы, которые надо выполнять вне зависимости от отношений между акционерами. «Но вот планы будущих периодов, планы развития вполне могут пострадать, именно из-за конфликта между акционерами ТНК-ВР. Не исключено, что череда взаимных исков может поставить компанию на грань исчезновения, – полагает Дмитрий Баранов. – Что касается котировок акций, то сейчас все же определяющим является ситуация в мировой экономике и угроза нового кризиса. Именно эти факторы обрушили за последние дни мировые биржи и котировки компаний, в том числе и нефтяных, поэтому большинство игроков не заметили этого иска или не придали ему должного значения. Если ситуация в мировой экономике изменится и ожидания игроков станут позитивными, то тогда интерес к данному иску вырастет, но не настолько, чтобы серьезно повлиять на котировки бумаг. Объясняется это и тем, что текущая деятельность компаний продолжается, и тем, что не факт, что иск будет удовлетворен вообще, и в таком размере в частности. Поэтому его влияние если и скажется на цене бумаг компаний, то оно будет краткосрочным и быстро исчезнет».

У партнеров




    О подходах к цифровой трансформации металлургических предприятий

    Курс на цифровизацию металлургических предприятий сохранится и в 2020 году. Такие лидеры отрасли, как «Норникель», «ММК», «НЛМК», «Северсталь», «Евраз» уже начали реализовывать инвестиционную программу и делать конкретные шаги к цифровому будущему

    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Макрон сделал новое громкое заявление по России
      Президент Франции отказывается считать Россию врагом, но не принимает предложение Москвы о моратории на размещение ракет средней и меньшей дальности.
    2. Мир переворачивается на наших глазах
    3. За блокчейн без криптовалют
      В Китае объявили курс на внедрение блокчейн-технологий и следом выступили против местных криптобирж. Цена биткойна сразу обновила полугодовой минимум
    Реклама