Сбежали

Москва, 21.12.2011
Соединенные Штаты официально ушли из Ирака. В конце прошлой недели был торжественно спущен американский флаг на последней из 505 военных баз США в этой стране, а затем через несколько дней последняя колонна американских боевых частей из 100 бронемашин покинула эту страну. В Ираке остались лишь солдаты, охраняющие американскую дипмиссию, а также инструкторы, обучающие иракские войска.

Фото: AP

Барак Обама сделал этот день моментом своего триумфа. Аккурат к началу президентской предвыборной кампании он выполнил данное четыре года назад обещание о завершении этой, по его словам, «глупой войны». И это, по мнению аналитиков, повышает его шансы задержаться в Овальном кабинете еще на четыре года – ведь на сегодняшний день результаты опросов общественного мнения показывают, что 70% респондентов поддерживают это решение, примерно две трети граждан выступают против войны, а половина населения рассматривает ее как ошибку.

Пытаясь извлечь максимум пропагандистского эффекта из завершения кампании, президент заявил, что американцы уходят из Ирака победителями. «Мы оставляем суверенный, стабильный и самостоятельный Ирак с правительством, которое выбрал народ», – заявил Обама. Между тем, у аналитиков и иракских жителей совсем иной взгляд на последствия американской оккупации. При всей одиозности личности Саддама Хусейна до вторжения США Ирак был одним из самых сильных арабских государств, светским режимом и защитой арабского мира от иранского влияния. Саддамовский Ирак являлся важнейшим кирпичиком в региональной системе безопасности. На сегодняшний же день такой страны практически не существует – Ирак находится на грани распада на этноконфессиональные единицы. Экономика разрушена, страна находится на грани гуманитарной катастрофы (по данным противников американских оккупационных сил, военная кампания прямо или косвенно унесла жизни почти 1,5 млн иракцев, еще 7 млн человек стали беженцами). О какой-либо стабильности даже говорить не приходится – никакой стабильности в стране нет. В Ираке регулярно происходят теракты, число жертв которых исчисляется двухзначными цифрами. Неудивительно, что после этого вывода американских войск требовало большинство иракских политических сил. Когда последние американские боевые части покидали Ирак, на юге и в центре страны местные жители праздновали победу, жгли американские флаги. Уныние царило лишь в Иракском Курдистане – курды были одной из немногих сил в Ираке, выступающих за сохранение американского военного присутствия. Официально курдские лидеры аргументируют свою позицию тем, что вооруженные силы страны еще не готовы обеспечивать ее безопасность. «На данный момент в Ираке есть серьезная необходимость в армии США. Армия Ирака не в состоянии обеспечивать стабильность в стране и охранять ее границы. У ВВС страны вообще нет никакой силы», – заявляет глава курдской администрации Северного Ирака Масуд Барзани. Реальной же причиной подобной позиции является страх не за страну, а за собственную безопасность. Курды, которые во время американской операции были верными союзниками США и воевали вместе с американскими подразделениями против шиитских и суннитских группировок, сейчас боятся, что с ними будут сводить счеты. Первыми в очереди стоят суннитские силы, которые хотят не только отомстить, но и захватить курдские нефтеносные поля в районе Киркука. Кроме того, угроза для иракского Курдистана исходит и со стороны его северного соседа – Турции, которая обвиняет иракских курдов в том, что они поддерживают сепаратизм турецких курдов. Поговаривают даже о возможности турецкого военного вторжения на территорию Иракского Курдистана.

Именовать США победителем в иракской войне также может лишь отъявленный оптимист. Сама война стоила американцам колоссальных сил и привела лишь к усилению их крупнейшего регионального соперника – Ирана.

Только по официальным данным безвозвратные потери американской армии в иракской кампании составили 4500 солдат убитыми, а санитарные – 32 000. Безвозвратные потери среди военных контрактников (в Ираке воевало очень много представителей частных охранных структур) достигли 1200 человек, а гражданских специалистов – 1000 человеу. Экономике США война в Ираке стоила огромных денег. По словам бывшего заместителя министра обороны США Лоуренса Корба, «прямые затраты на войну в Ираке составили порядка 800 млрд долларов, однако выплата непрямых расходов – тех, которые не бросаются в глаза, – займет очень много времени». Так, по словам исполнительного директора Организации ветеранов войн в Ираке и Афганистане Пола Рикхоффа, только медицинское обслуживание ветеранов будет стоить правительству 1 трлн долларов. Также среди непрямых расходов можно выделить процентные выплаты по кредитам, привлеченным для финансирования войны, стоимость поддержания военных баз в Кувейте, Катаре и Бахрейне (которые на фоне усиления Ирана нельзя будет не то что убирать, а даже сокращать), а также средства на оплату услуг частных подрядчиков, обеспечивающих защиту интересов США в Ираке и обучающих местных военнослужащих. В целом общая стоимость войны в Ираке для американской экономики может в итоге достигнуть 4 трлн долларов.

Однако самые большие потери от кампании Вашингтон получил на имиджевом фронте. Разоблачение явно сфабрикованного повода для вторжения (в Ираке не нашли ни биологического, ни ядерного оружия), пытки в тюрьмах Абу-Грейб и Гуантанамо, зверское отношение к местным жителям сотрудников аффилированных с американской администрацией частных охранных компаний (после которого, в частности, компания Blackwater даже вынуждена была провести ребрендинг) – все это нанесло репутации США серьезный ущерб. Именно иракская кампания, по мнению ряда аналитиков, привела к крушению идеи глобализации (как унификации мира по американскому образцу) и стала первым серьезным шагом к мировой политической многополярности. Ирак показал как американцам, так и остальному миру, что США не такие уж и всемогущие.

Однако самое обидное для Вашингтона то, что все эти жертвы были преподнесены во имя побед Ирана. «Руками американцев реализованы все цели, которые ставил перед собой аятолла Хомейни во время Восьмилетней войны, когда Саддам напал на Иран, – заявил российским журналистам председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль. – Все мирные перспективы были отвергнуты аятоллой. Тот заявил, что любые переговоры должны начинаться с головы Саддама, которую ему следует принести. Эта голова с плеч Саддама снята Америкой. Ирак повержен, шииты находятся у власти. Тегеран там все теперь контролирует». Ликвидировав режим Саддама и развалив Ирак, американцы превратили эту страну из антииранской дамбы Ближнего Востока в иранский форпост в регионе. На сегодняшний день у власти в Ираке находятся шиитские лидеры, благожелательно относящиеся к Исламской Республике. Однако, как считают некоторые аналитики, это не помешает Тегерану сразу же после ухода США заменить их на своих ставленников. «Эта власть уже скомпрометировала себя с точки зрения Ирана и является для него отработанным материалом. Даже если они сейчас скажут, что готовы занять проиранскую позицию. Это было бы все равно, как если бы при приближении Красной армии полицаи выходили бы с советскими знаменами и заявляли, что готовы служить ей верой и правдой. Заявляй не заявляй, полицая все равно повесят», – заявил Гейдар Джемаль.

У партнеров




    О подходах к цифровой трансформации металлургических предприятий

    Курс на цифровизацию металлургических предприятий сохранится и в 2020 году. Такие лидеры отрасли, как «Норникель», «ММК», «НЛМК», «Северсталь», «Евраз» уже начали реализовывать инвестиционную программу и делать конкретные шаги к цифровому будущему

    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара: следующая неделя может стать самой важной в этом году
      Инвесторов тревожит состояние торговли и намеки на слабость американской экономики. Результат – ослабление американской валюты и худшая с октября неделя.
    2. Мир переворачивается на наших глазах
    3. Экспериментальый налог платят четверть миллиона человек
      Госдума РФ распространила эксперимент по взиманию налога на самозанятых еще на 19 регионах России. До сих пор он проходил в четырех, включая Москву
    Реклама