Тюмень, как США, и Ставрополье, как Шри-Ланка

Сергей Журавлев
10 января 2012, 11:57

Уровень развития российских регионов в решающей мере зависит от советского наследства либо от матушки природы. За штучными исключениями, регионам не удается серьезно увеличить благосостояние в отсутствие благоприятных стартовых условий.

Фото: РИА Новости
Уровень развития российских регионов в решающей мере зависит от советского наследства, либо от матушки природы

За 11-летний период, с 1999 по 2009 годы, российский ВВП на душу населения увеличился на 83%. Однако эта благость снизошла не на все регионы в равной мере. Увеличить душевой валовой региональный продукт (ВРП) в два и более раза получилось лишь у 13 регионов из 80 и еще два-три — где-то совсем рядом. В наибольшей степени душевой ВРП за 11 лет вырос на Сахалине (в 4,4 раза), Дагестане (3,7), Чукотке (3,2), Москве (2,8), Ленинградской (2,4) и Калининградской (2,4) областях, Санкт-Петербурге (2,3). Тогда как успехи Камчатки (рост душевого ВРП за 11 лет менее 4%), Вологодской (+7%) и Магаданской (+12%) областей, Хабаровского края (+15%), Самарской области (+16% — так мало из-за стоявшего тогда ВАЗа!) и Ставрополья (+16%) заметно скромнее.

В итоге разбежка в уровнях жизни субъектов федерации резко усилилась. Измеряемая кэффициентом децильной дифференциации, она выросла с 10 в 1998 году до 22 в 2009-м.

За 1999-2009 средний уровень ВРП вырос в 1.83 раза grafik1.jpg Источник: по данным Росстата и МВФ
За 1999-2009 средний уровень ВРП вырос в 1.83 раза
Источник: по данным Росстата и МВФ

Внизу региональной пирамиды законсервировались Ингушетия и Чечня, уровень душевого ВРП в которых примерно соответствует в первом случае Гане, а втором — Ираку (в интервале между ними, кстати, разместилась Индия с 3,1 тыс. долларов в год на брата). Остальные места в «дюжине» снизу также прочно удерживает Кавказ и примкнувшее к нему Ставрополье, разбавляемые лишь Калмыкией, Тывой и Горным Алтаем. Из русских регионов там лишь «убитая рынком» Ивановская область. По уровню развития экономики это что-то близкое к Шри-Ланке (4,8 тыс. долларов) или Туркмении (6,6 тыс. долларов на душу населения). Правда, Дагестану и Северной Осетии удалось переместиться из нижней части турнирной таблицы своей «лиги» в верхнюю. Непосредственно к ним примыкают еще три «не вписавшиеся в рынок» русские области — Брянская, Кировская и Псковская. В общем, по состоянию экономики эта довольно значительная часть России представляет собой среднеразвитую страну африканского континента.

Ну а в «высшей лиге», понятное дело, Тюмень с душевым ВРП, примерно соответствующим уровню США, к которой стремительно подтянулся Сахалин. Чуть ниже Москва и Чукотка — по ВРП на душу это чуть выше периферии еврозоны вроде Греции или Испании, в еще более почтительном отдалении — Санкт-Петербург, это что-то вроде Польши, и совсем рядом с ним Коми и Татарстан, а также Ленинградская область. Медианный по уровню благосостояния  российский регион с 10 тыс. долларов на душу населения соответствовал в 2009 году уровню развития Сербии, ЮАР или Бразилии, отдалившись от уровня США в 4,5 раза. При темпе сокращения разрыва 2% в год это примерно 75-летнее отставание.

Легко заметить, что регионы-лидеры от прочих отличались необычной структурой хозяйства. Причем, если все несчастливые регионы были «несчастливы» примерно одинаково, то каждый «счастливый» испытал счастье одного из трех видов. Это либо регионы, где чрезвычайно высокий вес имела добыча, в основном нефти, или цветных металлов, как в случае Чукотки.

Чтобы стать лидером в 00-х, региону надо было иметь либо нефть, либо ренту местоположения grafik2.jpg Источник: по данным Росстата и МВФ
Чтобы стать лидером в 00-х, региону надо было иметь либо нефть, либо ренту местоположения
Источник: по данным Росстата и МВФ

Из тех регионов, кому посчастливилось попасть в группу лидеров, не имея залежей нефти и иного «сырьевого проклятия», три выделяются необычайно высоким весом сферы услуг: это Москва (33% ВРП тут созданы оптовой и розничной торговлей, 22% — «вмененной рентой» объектов недвижимости, роль финансовой сферы, кстати, лишь 1,7%). У двух остальных веса этих сфер пониже, но тоже значительно выше, чем у среднероссийского региона.

Можно сказать, что столицы и примыкающие к ним территории также подняла и понесла волна сырьевого и кредитного бума. Укрепление рубля резко увеличило импорт и всю связанную с ним логистику, оно же и развитие кредитования взвинтило цены на недвижимость и создало здесь огромную «ренту местоположения». Таким образом, основной массив производящего и зарабатывающего населения в культурной и некультурной столицах составляют приказчики (переведем уже на русский язык слово «менеджеры») и раньте, то есть в терминах начала прошлого века — мелкая буржуазия.

Наконец, третий кластер регионов, пробившихся в окололидирующую группу, образовали сильно индустриализованные территории, кому достались в наследство от СССР металлургические или иные заводы с соответствующими кадрами и продукцией, конвертируемой на внешнем рынке. Это Липецкая и Ленинградская область, Красноярский край и ряд других областей.

Из не слишком «засвеченных» регионов, входящих в первую дюжину по душевому ВРП, стоит отметить Белгородскую и Оренбургскую области (11-е и 12-е места), примечательные также тем, что занимали хорошие места и по темпам развития в 1999–2009 годах (11-е и 9-е соответственно) — в обоих случаях душевой ВРП более чем удвоился. Если в успехах Оренбуржья нет ничего удивительного — по доли добычи в ВРП она уступает лишь Тюмени, Сахалину и Чукотке, то Белгородчина по структуре ВРП — вполне средняя и даже аграрная, и, возможно, ее стоит отнести к числу немногих российских регионов, получивших положительный импульс от качества управления и соответствующей кадровой политики. Можно упомянуть и еще две области, показавшие неплохой рост, несмотря на отсутствие столичного статуса, нефти и металлургических гигантов, — Калужскую и Пензенскую (15-е и 16-е места по темпам роста).