Химия под обстрелом

Екатерина Шохина
17 февраля 2012, 18:42

«Если не принять срочных мер, через 5 лет отечественный химпром просто перестанет существовать, а вся химическая продукция будет импортироваться из Китая», — заявил президент ОАО «Русхлор» Эльдор Азизов на прошедшем в четверг заседании комиссии РСПП по химической промышленности.

Иллюстрация: Эксперт Online
Российские химики бьют тревогу: энергетики, грузоперевозчики и ФАС ставят отрасль на грань выживания

В доказательство своих слов он привел ряд цифр. Так, если в Китае доля химии в промышленном производстве составляет 30%, в ЕС — 27%, а в США — 25%, то в России всего лишь 6,5%.

Импорт растет опережающими темпами по сравнению с экспортом химической продукции — 44 млрд долларов в стоимостном выражении в 2011 году против 30 млрд. При этом из страны вывозится в основном сырье и продукция низкого передела, а завозится высокомаржинальный товар. Для сравнения, экспорт Китая составляет 195 млрд долларов, импорт — 175 млрд. «Сейчас рынок России более чем на 50% заполнен импортным, в основном китайским, поливинилхлоридом, но сколько там ртути, неизвестно, входного контроля не проводится. Без хлора остановится водоснабжение крупных городов, купить за рубежом хлор, невозможно», — сетует исполнительный директор ОАО «Русхлор» Борис Ягуд.

Когда-то в России производство хлора составляло 3-5% мирового, теперь упало до 1%, в три раза. В стране производится около 1 млн тонн хлора и каустической соды, а один завод в Чикаго (США) производит 3 млн тонн продукции. В Китае 200 хлорных заводов, в России — 10. Китай производит 10 млн тонн ПВХ, Россия — 500 тыс. После вступления России в ВТО ПВХ из Китая и других азиатских стран полностью захватит российский рынок, убеждены в Ассоциации «Русхлор».

Сложную ситуацию в химпроме отчасти отражает и статистика Росстата. Так, по последним данным статведомства, в январе на фоне общего роста индустрии ряд химических производств показали отрицательную и нулевую динамику. Например, производство минеральных и химических удобрений снизилось в годовом исчислении на 12,6%, химических волокон — на 13,7%.

В ассоциации «Русхлор» подсчитали, что для модернизации хлорной отрасли необходимы инвестиции порядка 1,6 млрд долларов со сроком окупаемости 15-20 лет. Но для того, чтобы бизнес решился на такие проекты, ему должна быть создана благоприятная среда, которой сегодня нет.

По словам химиков, вредят им все — от грузоперевозчиков до налоговиков и чиновников ФАС. Сегодня довезти ПВХ от Волгограда до Москвы стоит столько же сколько от Хьюстона (США) до Санкт-Петербурга. «Такие тарифы для нас установила ПГК, и ФАС никоим образом этому не воспрепятствует», — сетует Эльдар Азизов. Не лучше обстоят дела и с энерготарифами. Доля энергозатрат в себестоимости хлорщелочного производства, например, составляет порядка 70%. При этом, если в Китае стоимость электроэнергии 25 копеек за КВт, а в США — 1,5 рубля, то в России 2,1 рубля. За три года тарифы выросли более чем в полтора раза.

Несколько лет назад ФАС обвинила хлорные производства в сговоре на рынке и стала налагать штрафы и возбуждать судебные иски. Глава ФАС Игорь Артемьев несколько дней назад в интервью «Российской газете» утверждал, что химическая отрасль — отрасль, где потенциально могут быть картели. «У нас сейчас под действие 178-й статьи Уголовного Кодекса РФ подпадают дела по хлору, по каустической соде. Например, мы нашли письменное подтверждение картеля по хлору, там стоят подписи генеральных директоров заводов. Одна крупная российская компания призналась, что она состояла в этом картеле, представила доказательства существования такого картеля», — пояснил он. Между тем химики утверждают, что речь идет не о картельном сговоре, а о взаимосвязи химпроизводств. «Если на хлорном рынке не будет координации предприятий, то они остановятся по одному в течение месяца, — говорит вице-президент Российского союза химиков Сергей Голубков. — Требование отказаться от составления отраслевого баланса в хлорной отрасли — преступление. Чиновники ФАС отказываются от любых переговоров. Они придумывают любые уловки, чтобы оштрафовать, остановить предприятия. При этом судебные споры проигрывают».

И, наконец, последняя новация в регулировании, на которую жалуются представители отрасли — введение обязательного страхования опасных объектов. По словам Азизова, при том что страховые платежи по некоторым предприятиям могут доходить до 50 млн рублей ежегодно, они не гарантируют ровным счетом ничего, так как закон учитывает не состояние предприятия и основных фондов, а лишь количество работающих на нем.

Дополнительный негатив несут в себе постоянные проверки предприятий налоговиками и отраслевыми регуляторами, а также преференции для экспорта химического сырья.

Химики уже обратились со своими проблемами к премьеру Владимиру Путину, поскольку в своей недавней предвыборной статье он назвал химпром в качестве одного из приоритетных направлений в экономике страны.

Эксперты, правда, считают, что химики несколько сгущают краски. Проблемы в отрасли есть, но сегодня она не самая проблемная в индустрии. «Химпром в целом показывает средние результаты, гораздо хуже обстоят дела в металлургии и машиностроении, — говорит начальник отдела анализа отраслей реального сектора и внешней торговли института «Центр развития» ВШЭ Эдуард Баранов. По его словам, отдельные направления в отрасли имеют положительную динамику — производство пластмасс и резины (связанный с возрождением автопрома). «Во многом проблемы химиков связаны с внешней торговлей. В связи с неблагоприятной внешнеэкономической ситуацией объемы экспорта стали снижаться», — отмечает специалист.

Химики, в свою очередь, выступают за создание рабочей группы вместе с Минпромторгом и ФАС для обсуждения и решения проблем отрасли.