18.II — 24.II

Максим Соколов
24 февраля 2012, 18:04

«На арене вещать речи предвыборны». — Копирайт от Луция до Юлии. — Разум против разврата. — Финансист и колбасник. — «Нас с Cote d'Azur к Куршевелю ведет». — Таинства синергии.

Гораций отмечал в послании к Меценату, что «Есть такие, кому высшее счастие // Пыль арены взметать в беге увертливом», но первый министр В. В. Путин до сих пор не находил высшего счастия даже и в смягченном варианте «На арене вещать речи увертливы (вар.: предвыборны». Но широкая демократизация общественной жизни — не тетка, править захочешь — еще и не так будешь взыскивать благосклонности. Установив это для себя, В. В. Путин отправился на Большую спортивную арену в Лужниках, где обратился к своим приверженцам с краткой и сильной речью.

Энергическое выступление В. В. Путина встретило не только хвалы, но и хулы. Поскольку митинговому, а равно и стадионному оратору нужно мощно артикулировать, т. е. посильнее открывать рот, социальные сети заполнились фотографическими карточками, изображающими национального лидера с широко разверстыми устами, на основании чего критики делали выводы о хищном и злобном характере первого министра. Проблема здесь в том, что если оратор слабо разевает рот, получается «бу-бу-бу», лишенное необходимого зажигательного действия. Проманкируй В. В. Путин артикуляционной натугой, те же критики сделали бы вывод о слабом и нерешительном характере кандидата, так что хорошего выбора здесь не было.

Обращение же оратора к приемам хоровой декламации — В. В. Путин спрашивал публику: «Мы любим Россию?», «Мы победим?», а публика радостно отвечала: «Да!» — тут же породило вопрос о копирайте. Многие усмотрели в том подражание Навальному, поскольку народный борец прибегал к сходным ораторским приемам еще в декабре прошлого года.

Если бы гражданский активист А. А. Навальный был первозачинателем ораторского искусства, обнаруженное сходство в самом деле заставило бы предположить, что либо В. В. Путин изобрел велосипед, либо (что более вероятно) позаимствовал прием у культурного героя. Однако, и до В. В. Путина с А. А. Навальным многие пользовались этим приемом. Можно указать на знаменитых немецких ораторов первой половины XX в., можно обратиться к опыту современных американских ораторов, который мог быть изучен А. А. Навальным в период обучения в тамошнем Йельском университете, можно, наконец, в качестве первоисточника рассматривать Л. С. Катилину, среди приверженцев которого хоровая декламация была весьма распространена.

При этом наряду с Л. С. Катилиной, А. Гитлером, Й, Геббельсом, кандидатами в президенты США etc. на копирайт может претендовать и супруга А. А. Навального Юлия, сообщившая представителям прессы: «Пресловутое "да или нет" чаще произношу я. Например: "Даша, ты сделала уроки, да или нет?" Может, он от меня это перенял». Если В. В. Путин лично знаком с обоими супругами, он мог перенять это и непосредственно от Юлии.

При этом супруге гражданского активиста присущ рациональный оптимизм. На вопрос желтой прессы: «К Навальному приковано внимание не только прессы, но и гражданских активисток. Ну, девушки обращают внимание, бумажки с телефоном в карман подкидывают, я сама видела», супруга разумно и достойно отвечала: «Алексей человек со здравым смыслом, и было бы непредусмотрительно с его стороны делать глупости. Тем более, к нему приковано столько глаз».

Похвально, когда разум правит миром, но если бы он им правил, тогда вряд ли с видными политиками случались регулярные соблазны. К финансисту-социалисту и бывшему директору-распорядителю МВФ Д. Стросс-Кану было приковано еще больше глаз, что, однако же, не удержало его от неистового блудодеяния, о котором не было слыхано даже у язычников. Выйдя из нью-йоркской тюрьмы, финансист спустя небольшое время попал в тюрьму уже у себя на родине, в г. Лилле, где ему инкриминировали неслыханное блудодеяние в тамошнем отеле «Карлтон». Среди прочих развратников фигурировали двое лилльских купцов, высокопоставленный офицер полиции, знаменитый адвокат, сам управляющий отелем, деятель французского строительного комплекса масштабом не ниже В. И. Ресина и всеобщий любимец, хозяин дома терпимости по прозванию Додо-Шаркютье (Колбасник).

Список развратников, обвиняемых не только в дебоше, но и в нецелевом расходовании средств стройкомплекса, своей обширностью напоминает классическое «Какой-то Шмидт, два брата Шулаковы, // Зерцалов, Палкин, Савич, Розенбах, // Потанчиков, Гудим-Бодай-Корова, // Делаверганж, Шульгин, Страженко, Драх, // Грай-Жеребец, Бабков, Ильин, Багровый etc.». В дополнение к Грай-Жеребцу не хватает лишь фигурирующего в финальных главах «Трех мушкетеров» лилльского палача, но, возможно, он просто законспирировался и в скором времени также будет изобличен.

Также знакомый не понаслышке с застенками (хотя и не лилльскими, а лионскими) Французской Республики, куда заключают по подозрению в разврате, капиталист М. Д. Прохоров, отринув прежние слабости, теперь всецело посвятил себя партийному строительству. «Я принял решение о создании независимой правой партии, и уже сейчас, в ходе предвыборной кампании, перехожу к созданию новой политической силы. Массовая партийная сила нужна немедленно, прямо сейчас! Партия будет многомиллионной, народной — куда больше партии власти».

Проект нынешней партийной либерализации, когда минимально необходимое для регистрации число партийцев предлагается снизить с 40 тыс. до 500 душ, в немалой степени порожден осознанием всей абсурдности действующей нормы. Если считать по-хорошему, то требованиям закона сответствует разве что «Единая Россия» и то лишь потому, что она не в оппозиции. Уже насчет КПРФ есть сильные сомнения, а насчет ЛДПР, «Справедливой России» и пр. даже и сомнений нет. Перерегистрацию пройдут разве что Республиканская партия В. А. Рыжкова, в которой, согласно заявлениям лидера, состоит 45 тыс. членов, да возрождаемая ныне Великим Мастером А. В. Богдановым Демократическая партия с таким же количеством душ, причем не мертвых, но совершенно живых и очень активных. Они-то — одни названия прямо просятся — и могут составить основу грядущей двухпартийности, чтобы все было как в Америке.

Насчет же многомиллионной партии М. Д. Прохорова — т. е. миллионов пять, как минимум — есть известные сомнения, которые, впрочем, могут оказаться и неосновательными. Смелая агитация и оргработа способны творить чудеса, и, возможно, вскоре мы будем по утрам пробуждаться под величавые звуки партийного гимна «Славься, отечество наше свободное, // Олигархии надежный оплот! // Партия Прохора, сила народная // Нас с Cote d'Azur к Куршевелю ведет».

Тогда как при реализации очередного креатива освободительное движение столкнулось с серьезными проблемами, порожденными недооценкой оргработы. До сего дня указание на заорганизованность противной стороны является важным доводом в борьбе за сердца. См. например, исчисление автобусов, которые доставляют сторонников В. В. Путина на массовые мероприятия — в конце 2004 г. на киевский Майдан сторонников свободы из западных областей Украины свозили, вероятно, на троллейбусах.

Наши же освободители указывают, что различные вертикальные структуры, обеспечивающие исполнительскую дисциплину, суть мерзость перед Господом, ибо залогом неуязвимости и непобедимости являются горизонтальные самоорганизующиеся структуры, при которых никто никого ни к чему не принуждает, а все происходит само собой в результате мощной синергии. Живительные силы синергии велики, но при реализации конкретной задумки, согласно которой в Прощеное воскресенье граждане должны стать цепочкой по всему периметру Садового кольца и смотреть на центр города, возникли непредвиденные трудности.

Горизонтальная синергия как-то работала при собирании массовых митингов, поскольку там единственный важный параметр — количество, а в каком порядке кто где стоит, значения не имеет. Цепочка есть более сложный объект, квалифицирующим свойством которого является относительно равномерное распределение в ней стоящих. То пусто, то густо — это не цепочка, а нечто малопонятное. Между тем выяснилось, что в ходе синергии граждан почему-то особо влекут Зубовский бульвар и Триумфальная площадь, а какая-нибудь Нижняя Краснохолмская улица влечет их гораздо меньше. См. споры при выработке Сухаревской конвенции, когда все желали ехать в Бобруйск.

Тут-то и нужна структура, позволяющая руководить в манере благочестивого евангельского сотника «Сказал: иду, и идет». Т. е. «Вы товарищи, пойдете не на Зубовский бульвар, а на Коровий вал, а вы, товарищи, пойдете не на Садовую-Кудринскую, а на Садовую-Черногрязскую». При таком способе расстановки пехоты все бы и сладилось, но тогда получилась бы вертикаль проклятая, полностью противоречащая новому сладостному учению. Как сочетать вольную синергию со строгим «А там рысцою, и не стонать», пока непонятно.