Самая насущная проблема

Александр Попов
6 февраля 2012, 14:33

«Любовь, конечно, зла, но пропаганду запретит закон» - пресс-релиз с таким поэтическим заголовком сегодня появился на официальном сайте законодательного собрания Новосибирской области. В нем сообщалось, что местные депутаты решили разработать закон о запрете пропаганды гомосексуализма.

Фото: AP
Новосибирские депутаты решили бороться с пропагандой гомосексуализма

Как заявил заместитель председателя комитета заксобрания по государственной политике, законодательству и местному самоуправлению Алексей Кондрашкин (член КПРФ), с обращением о необходимости принятия закона о запрете пропаганды гомосексуализма в региональный парламент обратилась группа новосибирцев, представивших 3640 подписей. Предложенный инициаторами законопроект сейчас проходит юридическую экспертизу. «Пропаганда гомосексуализма идет с широким размахом. Поскольку это связано прежде всего с нашими детьми, с молодежью, процесс должен быть законодательно урегулирован. Может быть, это следовало бы сделать еще вчера», – высказал свою позицию Кондрашкин. Правда, он не смог рассказать, какие конкретные нормы найдут отражение в областном законе. Ведь вопрос пропаганды пока никак не регулируется на федеральном уровне. В то же время поправки, внесенные в Кодекс об административных правонарушениях в Архангельске, Костроме и Рязани и предполагающие штрафы за пропаганду гомосексуализма, вызвали острую критику. Поэтому, подчеркнул депутат, «хотелось, чтобы все стороны приняли участие в обсуждении законопроекта».

Аналогичный проект закона, кстати, парламентарии Санкт-Петербурга планируют 8 февраля рассмотреть уже во втором чтении. Напомним, в Северной столице законом планируется ограничить пропаганду среди несовершеннолетних не только гомосексуализма, но и педофилии. Автор законопроекта, депутат от «Единой России» Виталий Милонов сообщил, что текст документа был дополнен более четкими определениями термина «пропаганда» (под ним подразумеваются «призыв, положительные отзывы или высказывания, пропагандирующие несовершеннолетним нетрадиционные половые и семейные отношения»). В первом чтении закон был одобрен еще 16 ноября. И вводил административную ответственность за «пропаганду мужеложства, лесбиянства, бисексуализма, трансгендерности среди несовершеннолетних». За это предусматривался штраф в размере 1-3 тыс. рублей для частных лиц, 3-5 тыс. рублей – для должностных лиц и 10-50 тыс. рублей – для лиц юридических. Аналогичные штрафы прописаны и за «публичные действия, направленные на пропаганду педофилии».

В Рязани, Костроме и Архангельске законопроекты ограничивают пропаганду только гомосексуализма. Нарушения также караются штрафами. Кстати, российская ЛГБТ-сеть поддерживает эти начинания, выступая лишь против того, чтобы гомосексуализм ставился в один ряд с педофилией. «Мы, например, выступаем за легализацию однополых браков именно потому, что разделяем те же самые семейные ценности, что и вы. И мы считаем несправедливым, когда нас от них отделяют. Мы, так же как и вы, хотим, чтобы дети были защищены, в том числе от сексуальных домогательств взрослых (и неважно в данном случае, какова их сексуальная ориентация). Именно поэтому нам кажется странным и оскорбительным приравнивание гомосексуалов к педофилам. Вот почему мы так активно выступаем против этих законодательных инициатив», – заявил председатель российской ЛГБТ-сети Игорь Кочетков.

Когда в Питере закон был принят в первом чтении, спикер Совета федерации РФ и бывший губернатор Северной столицы Валентина Матвиенко заявила, что законопроект, запрещающий пропаганду гомосексуализма, может быть принят и на федеральном уровне. «Всему, что разрушает ребенка, должен быть поставлен барьер», – объявила тогда спикер. Глава Московской городской думы Владимир Платонов тоже тогда поддержал идею, оговорившись, что запрет не стоит распространять лишь на искусство, в частности кино. В принятых законопроектах, что примечательно, не содержится прямого запрета на гомосексуальные отношения. Штрафовать планируется именно за пропаганду оных. Однако именно такая размытость терминов (что именно считать пропагандой?) и делает документы уязвимыми.

Удивляет, что борьба с пропагандой гомосексуализма часто преподносится как начинание, необходимость которого якобы уже перезрела. Словно в регионах не существует более острых проблем, решать которые обязаны в том числе и местные законодатели. В Новосибирске «голубая тема» вообще никогда громко не звучала. В отличие от Москвы, гей-парады здесь проводить никто не пытался (если не считать несколько малочисленных акций, прошедших почти незамеченными). На этом фоне стремление принять закон, который неминуемо вызовет споры, выглядит странным. Да и вообще, складывается ощущение, что главными пропагандистами гомосексуализма в России являются те, кто отчаянно пытается с ним бороться. Журналистам такие темы тоже нравятся: «жареные» факты и «клубничка» обеспечивают хороший трафик. Вот и получается, что депутаты получают хороший «пиар», а СМИ – выгоду.