Берегите торренты – источник знаний?

8 февраля 2012, 11:30

Узнал, что Пауло Коэльо поддерживает литературных пиратов. Он считает, что жадность бесперспективна — читатели, которым понравилась книга, в итоге, все равно ее купят. Российские писатели, наоборот, постоянно воюют с пиратами. Кто прав?

  • Ярослав Огнев
    Ярослав Огнев главред, Голос России
    Пауло Коэльо рассуждает не только как модный писатель, но и как прижизненный классик продаж в оффлайне.

    На заработанные деньги ему осталось разве что купить билет в вечность. Именно там он мог бы сделаться настоящим классиком, т.е. великим писателем, не зависящим от капризов нелепой конъюнктуры.

    В преддверии же вечности, с олимпийской высоты успеха легко и просто рассуждать о том, что у жадных нет шансов, а у пиратов есть. Тут сытый голодному, разумеется, не товарищ. Нужно лишь помнить, что билеты в вечность не продаются и не покупаются. И деньги здесь совершенно ни при чем...

    Трудно быть щедрее Коэльо, если плохо идут продажи в оффлайне. Трудно быть успешливее Коэльо, если боишься Интернета и не доверяешь его верным юзерам. Трудно быть популярнее Коэльо, если не имеешь дара к литературному труду. Но попробовать можно и нужно. И начинать более лучше с Сети.

    Здесь трудно спрятать талант, тем более, если он есть и не сводится к истовой писучести (= пишу, следовательно, существую). Здесь просто найти ему поклонников. Главное, чтобы талант был настоящим, а поклонники благодарными. Тогда и никакой плагиат не страшен. А воевать с пиратами — дело пустое. Пустота хуже воровства...
  • Сергей Спивак
    Сергей Спивак Internest, гендир
    В вопросе пиратства я на стороне российских писателей. Нужно учитывать три фактора:

    1. Англоязычная зона огромна, там большая емкость читателей. И даже если их малая часть даст по доллару — будем вам обеспеченная старость.

    2. Эта модель ориентирована на развитые страны с высоким доходом населения, для которого доллар за уже прочитанную книжку не жалко.

    3. Есть сложившаяся массовая культура оплаты картой. Пользователь спокойно сдает номер своей карты и делает микроплатежи.

    Всех этих факторов в России нет. Просто не пришло время. Вот и приходится сначала требовать денег с покупателя, а уже потом отдавать интеллектуальную собственность.

    Мы даже своим детям еще не можем отдать электронные учебники для школы. Казалось бы, национальная интеллектуальная собственность. Мы их печатаем, потом по не высоким ценам продаем родителям. А дальше бедные дети таскают килограммы бумаги каждый день. И все для того, чтобы обеспечить акт продажи: деньги в обмен на бумагу.
  • Павел Врублевский
    Павел Врублевский ChronoPay, совладелец
    Перегиб в любую сторону плох.

    С одной стороны рассуждать словами Коэльо легко — когда ты уже продал 300 млн своих книг, можно и порассуждать о социализме. Подавляющее большинство авторов получают за свои труды сущие копейки.

    С другой стороны, лично я считаю, что правообладатели чересчур агрессивны с неправомерным и безаргументационым преследованием всех и вся.