Сделка века

Москва, 08.02.2012
В результате слияния трейдинговой компании Glencore и горнодобывающей Xstrata появится крупнейший в мире производитель золота и цинка, а также один из ведущих производителей меди рыночной стоимостью около 90 млрд долларов.

Фото: picvario.com

Условия соглашения предусматривают оценку Xstrata в размере 61,9 млрд долларов, что составляет более чем 15% премии к цене закрытия 1 февраля и 27,9% премии к средневзвешенной цене за три месяца.

В сообщении компаний говорится, что они оценивают синергетический эффект от слияния за первый год функционирования объединенной группы минимум в 500 млн долларов, в основном за счет маркетинговых операций. Как говорится в пресс-релизе Xstrata, акционеры компании получат по 2,8 акции Glencore за каждую принадлежащую им бумагу горнодобывающего концерна, что совпадает с последними ожиданиями рынка. Объединение создаст предпосылки для роста производства в 11% к 2015 году, считают в Glencore и Xstrata.

Объединенная компания будет называться Glencore Xstrata International plc, зарегистрированная на острове Джерси, с листингом на LSE и бирже Гонконга. Штаб-квартира компании будет расположена в Швейцарии, а возглавит ее нынешний CEO Xstrata Майк Дэвис. Нынешний глава Glencore Айвэн Глазенберг станет его заместителем. Они войдут также в совет директоров, наряду с еще восемью неисполнительными директорами, поровну от Xstrata и Glencore.

Совет директоров Glencore рекомендовал собранию акционеров одобрить слияние, аналогичное обязательство взяли на себя члены совета директоров, контролирующие около 16,8% акций трейдера. Схема слияния, предполагающая выкуп Glencore акций Xstrata, должна быть также одобрена судом в соответствии с частью 26 UK Companies Act, отмечается в пресс-релизе.

Напомним, что Glencore была основана в 1974 году американским предпринимателем бельгийского происхождения Марком Ричем, который более не принимает участия в ее деятельности. До мая 2011 года компания принадлежала менеджменту во главе с CEO Айвеном Глазенбергом. В результате проведенного в мае 2011 года IPO в Лондоне и Гонконге Glencore разместила около 16% своих акций, капитализация компании составила около 60 млрд долларов. В принадлежащих Glencore предприятиях в 30 странах мира работает 55 тыс. человек. Помимо Xstrata трейдеру принадлежат 8,65% в ОК «Русал» и 50,7% в казахстанском АО «Казцинк».

Xstrata – крупный производитель меди, коксующегося и энергетического угля, феррохрома, никеля, ванадия и цинка, выпускает металлы платиновой группы, золото, кобальт, свинец и серебро. Добыча и переработка металлов ведется в таких странах, как Австралия, Аргентина, Бразилия, Колумбия, Перу, Чили, ЮАР, Испания, Великобритания, США.

Старший инженер «Инжиниринговой компании „2К”» Андрей Правдин считает, что синергетический эффект от слияния будет, и, учитывая масштабы компаний, будет весьма существенным. «Здесь и маркетинг, и логистика, а в дальнейшем и весьма существенное влияние на рынке. Все это положительно повлияет на новую компанию, – полагает он. – Если говорить о размерах новой компании, то в металлургии уже работают такие гиганты, как BHP Billiton или Rio Tinto. Эффективность новой компании будет зависеть от управленческих решений, способностей менеджмента. В дальнейшем поведение столь крупного игрока будет влиять на цены на медь, на отдельные группы цветных и редкоземельных металлов и другую горнорудную продукцию. Кроме того, сейчас не исключается возможности дальнейшего укрупнения компании за счет Anglo American, что сделает нового игрока рынка еще более влиятельным».

Если говорить о российских компаниях этого сектора, то появление крупного игрока может быть воспринято неоднозначно, считает аналитик. «Российский рынок цветных металлов по многим позициям является профицитным. Поэтому появление игрока, способного влиять на цены, положительно воспримется российскими производителями, – говорит он. – В то же время на экспортных рынках будет сложнее конкурировать со столь крупным игроком».

Главный экономист УК «Финам менеджмент» Александр Осин считает заявленный синергетический эффект не очень большим. «Суммарный уровень EBITDA данных компаний в 2011 году был равен 18 млрд долларов, а в 2012 году для крупных компаний не является прецедентом оптимизация расходов темпами в 1-3% в год в рамках органического развития, – рассуждает он. – Здесь речь идет об очень консервативном прогнозе в расчете на слабый рост мировой экономии, кстати, этот прогноз пока не оправдывается. Рост запасов происходит очень активно, операционная прибыль и вместе с ней эффект от синергии может быть в ближайшие кварталы в несколько раз более высоким».

По его мнению, компании не диктуют цены, у цен на металлы есть несколько основных драйверов. «Первый – это спрос на долгосрочные реальные инвестиции, который остается весьма высоким, несмотря на перепады в активности потребительского сектора, рынка занятости. Второй фактор – это мягкая политика мировых центробанков, третий фактор, среднесрочный, – это снижение активности правительств в сфере оптимизации бюджетов, ставка на рост экономики, первоочередное условие снижения долговых рисков, – говорит аналитик. – Это слияние – позитивное событие для россиян и российских финансовых рынков, поскольку оно отражает высокий уровень спроса на активы одной из базовых отраслей российской экономики».

Согласен с оценкой положительного эффекта слияния аналитик «Инвесткафе» Павел Емельянцев. «Относительно слишком крупной и плохо управляемой компании можно сказать следующее. Во-первых, Xstrata в свое время появилась как раз в результате выделения из Glencore (в результате у последней, кстати, осталось 34% акций), то есть у них есть сильное прошлое – они попробовали работать поодиночке, но поняли, что вместе выгоднее, – напоминает он. – Во-вторых, все их основные конкуренты (такие как Rio Tinto и BHP Billiton) являются очень крупными конгломератами и вполне успешно управляются и развиваются. Все зависит от того, какой именно станет структура обновленного холдинга».

Аналитик не считает, что слияние сильно повлияет на цены, так как и до этого компании влияли на них в одинаковой форме. «Уменьшение количества игроков, действительно, обычно приводит к снижению конкуренции. Однако дело в том, что сейчас изменится лишь их структура, но суть не изменится – новых мощностей не появится, новые неизвестные игроки тоже не появятся. Все механизмы теоретического воздействия на цены останутся старыми, – полагает он. – Для российских игроков это может оказать несколько негативный эффект, так как объединенный холдинг сможет более эффективно работать с имеющимися в его распоряжении ресурсами, что может привести к усилению воздействия в первую очередь на рынках угля, меди и никеля. Однако вряд ли этот эффект будет очень серьезным. Скорее это может привести к осознанию необходимости объединяться, создавая крупные холдинги, занимающиеся диверсифицированным производством. Например, речь может об объединении „Русала” с „Норильским никелем” (о чем вряд ли имеет смысл говорить по причине корпоративного конфликта) или же одного из этих игроков с черным металлургом – например, „Металлоинвестом”. Так что я полагаю, что объединение Glencore и Xstrata может иметь и положительный эффект для российских игроков, если они смогут перебороть себя и извлечь уроки из мировой практики».

Слияние таких компаний по своей сути вполне объяснимо – Glencore является крупнейшим мировым сырьевым трейдером и уникальна тем, что объединяет и добычу, и производство, считает начальник отдела методологии оценочной деятельности АКГ «МЭФ-Аудит» Константин Гречухин. «Отрицательные эффекты синергии также будут – процесс слияний всегда сопровождается такими явлениями. Но решение об объединении принято не вчера, и, несомненно, подготовка проводилась с учетом всех факторов, – отмечает он. – Поэтому такое влияние будет минимизироваться – при работе с такими масштабами для случайностей места оставляют немного. Можно ожидать активного воздействия на цены в будущем объединенного гиганта хотя бы на основании слов генерального директора Glencore в преддверии IPO компании: «Мы станем еще мощнее и сможем приобрести активы, когда подвернется такая возможность, в сферах и масштабах, которые не могли себе позволить раньше».

По предварительному предположению, компания после объединения может стать четвертой в мире. «Появление крупных игроков на рынке вряд ли можно назвать положительным по отношению к остальным, – говорит Константин Гречухин. – До объединения Glencore контролировала до трети мирового рынка энергетического угля, а Xstrata является его крупнейшим экспортером. В частности, позиции на данном рынке будут очень сильными. Но рынок угля в плане цены довольно устойчив. И, несмотря на агрессивные планы Glencore по выходу на новые географические рынки, говорить о серьезном влиянии на рынок в целом пока рано. Что касается российских компаний, то можно отметить, что Glencore владеет 8,65% акций UC Rusal. В остальном позиции русского бизнеса в отрасли серьезным переменам, по крайней мере, в ближайшее время не подвергнутся».

Аналитик «Allianz РОСНО Управление активами» Ариэл Черный отмечает, что мировой опыт слияния крупных компаний не говорит об однозначной удачности таких сделок. «Скорее даже наоборот, синергетический эффект часто оказывается меньше затрат на гармонизацию бизнес-процессов и выработку системы единого управления и контроля, – напоминает он. – Тем не менее, у Glencore и Xstrata хорошие шансы оказаться исключением из этого правила. Обе компании занимаются и добычей, и трейдингом, однако конек Glencore – все-таки трейдинг, а Xstrata больше специализируется на добыче».

Влияние слияния компаний на цены на металлы, по мнению аналитика, может оказаться двояким. «С одной стороны, в отрасли появляется еще один глобальный игрок, способный на равных конкурировать с Vale, Rio Tinto и BHP Billiton. Рост конкуренции может привести к снижению цен. С другой стороны – по отдельным видам сырья и на отдельных рынках позиции объединенной компании явно могут усилиться, – говорит он. – Потенциальный эффект для России – российские добывающие компании могут стать объектами для поглощения со стороны нового гиганта (Glencore, например, уже владеет примерно 10% долей в „Русале”). Для котировок акций наших компаний это положительный сигнал, однако конкуренция на глобальном рынке для них, конечно, осложнится».

Новости партнеров




Масло выведут «под арбитраж»

Пока власти определяются со сроками введения нового норматива для растительных масел, крупные масложировые холдинги в срочном порядке изыскивают средства на модернизацию. Путь, который ЕС проходил в течении 14 лет, российский бизнес должен пройти максимум за пять лет

«Два с половиной миллиарда бюджетных денег на катание ржавых бочек и веселых студентов»

Российский биоокеанолог, академик РАН, заместитель директора Института океанологии имени П. П. Ширшова Михаил Флинт — о том, почему арктический регион является зоной повышенного риска и требует пристального внимания российских ученых

«Эксперт Северо-Запад» начал прием заявок на премию «Эксперт года-2020» 18+

Станьте экспертом года в одной из 20 отраслевых номинаций. Подайте заявку на бизнес-проект, общественную или культурную инициативу — и получите признание делового сообщества. Совет премии по доброй традиции возглавил Михаил Пиотровский

РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

«В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга
Новости партнеров

Tоп

  1. РЫНОК
    Рынки зазеленели после полива
  2. Покупай, подорожало!
    Ажиотажный спрос на бытовую технику и электронику, вызванный девальвацией рубля и распространением коронавируса, приведет к перенасыщению и стагнации рынка
  3. Когда пандемии придет конец?
    Италия прошла пик заболеваемости в эпидемии COVID-19, но другие страны Европы, в их числе и Россия, отстают на две недели. Отступать болезнь начнет не раньше конца апреля
Реклама