С кем вы, мастера правозащиты?

Николай Проценко
13 сентября 2012, 11:43

10 сентября заключенному СИЗО «Матросская тишина» Владимиру Жамборову, в недавнем прошлом руководителю администрации главы Кабардино-Балкарии, в кардиологическом центре им. Бакулева была сделана операция на сердце. О том, что Жамборова с его больным сердцем «закрывать» нельзя, говорилось еще три месяца назад, когда его взяли под стражу по подозрению в махинациях вокруг приватизации филармонии в Нальчике. Поэтому то, что чиновник быстро оказался на операционном столе, увы, не стало неожиданностью.

По большому счету перед нами очередной прецедент, сопоставимый по масштабам потенциального скандала с пресловутым «делом Магнитского». В обоих случаях мы видим вопиющий антигуманизм правоохранительной системы. Однако же доморощенным правозащитникам до Жамборова дела нет, и это легко объяснимо – заключенный чиновник одновременно являлся высокопоставленным функционером «Единой России» (ЕР), руководителем ее республиканского отделения. А значит, в глазах «рукопожатной» общественности априори – «жуликом и вором». Плюс пресловутый «кавказский фактор» – чиновники в этом регионе под двойным подозрением пламенных борцов с коррупцией, и если уж арестовали, значит, наверняка за дело. К тому же Жамборов является дальним родственником главы Кабардино-Балкарии Арсена Канокова – еще одно «отягчающее обстоятельство».

Но с точки зрения здравого смысла что это, как не двойные стандарты? Мы так много слышали о «деле Магнитского», но почему-то широкая общественность почти ничего не говорит о деле Жамборова, хотя оно не менее показательно. Могут возразить, что, в отличие от Магнитского, который умер в тюрьме от неоказания ему своевременной медицинской помощи, Жамборову таковую оказали, причем не где-нибудь, а в главном кардиоцентре страны. Но на это можно привести простой контраргумент: Жамборов не просто не должен был оказаться в СИЗО – сам его арест выглядел в высшей степени сомнительно.

Обратимся к «фабуле дела», изложенной в официальном сообщении на сайте Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России: «Получив устное указание от главы администрации президента КБР Жамборова Владимира, заместитель министра по управлению государственным имуществом и земельными ресурсами КБР Жамборов Руслан (брат Владимира. – Прим. "Эксперт Online"), используя служебные полномочия, распорядился подготовить распоряжение об изъятии имущества ГУК "Кабардино-Балкарская государственная филармония" в республиканскую казну». Понимаете? «Получив устное указание». Прекрасный предлог для торжества правосудия.

Нет фамилии Жамборова и в пресловутом списке «политзаключенных», который регулярно всплывает в связи с митингами оппозиции. А неплохо бы, чтобы оно там появилось, потому что дело Жамборова – чистейшей воды политика, а филармония в Нальчике – только предлог. В Кабардино-Балкарии уже несколько лет идет жесткая борьба за власть, и за оппозицией действующему главе республики Арсену Канокову стоит большой полицейский начальник Юрий Коков из клана первого президента КБР Валерия Кокова. Жамборов был правой рукой Канокова и даже рассматривался как его возможный преемник на посту президента КБР, поэтому на него и была организована атака с «маски-шоу». А то, что для этого нашли смехотворный повод, в очередной раз свидетельствует о качестве работы силовиков. Как хорошо сказал мой знакомый адвокат по поводу одного небезызвестного «политзаключенного»: раз уж вы решили его «закрыть», так будьте добры, найдите хотя бы нормальное обоснование и отработайте обвинение так, чтобы комар носа не подточил. Но правоохранительная машина упорно поддерживает репутацию слона в посудной лавке. И дело Жамборова, увы, лишний раз подтвердило, что объявленная предыдущим президентом «гуманизация» системы наказаний пока не слишком продвинулась дальше разговоров.