20.X — 26.X

Максим Соколов
26 октября 2012, 22:26

Дети в подвале играли в гестапо. — О браке и семье. — Профьюмо, министр военный слабым был на передок. — «Ни плю, б…, ни муэнь» . — Новое в разгоне охвостья. —Кооптация Онищенко в КС оппозиции.

Решительные мероприятия следственного комитета в отношении б. начальницы департамента имущественных отношений Минобороны г-жи Васильевой натолкнулись на противодействие военного министра А. Э. Сердюкова, упредившего следственных агентов. В фильме «17 мгновений весны»  самолет с генералом Вольфом, прилетевшим в Берлин из Швейцарии, где он вел тайные переговоры, встречают агенты Мюллера. Вольф, стоя на трапе, мысленным взором видит поджидающие его в застенках гестапо крупные неприятности, но тут, как deus ex machina, на летном поле в генеральском мундире с красными отворотами является из машины бригадефюрер Шелленберг. Агенты не осмеливаются арестовать Вольфа и со словами: «Утек, подлец! У, жопа, стой, разделаюся я с тобой!» удаляются восвояси. Сведущий в тактике и стратегии военный министр применил тот же самый прием против СК: агенты, явившиеся к г-же Васильевой на квартиру, неожиданно встретили там А. Э. Сердюкова и не посмели увести ее с собой в бастрыкинские застенки.

Объясняя секреты военного дела, бывший пресс-секретарь военного министерства тов. Баранец указал: «Отмашка была дана для того, чтобы найти повод убрать Сердюкова с этого места, где он развел семейственность и коррупцию…Там фактически крутили эти дела наложницы Сердюкова из налоговой полиции».

У бывшего пресс-секретаря странное представление об институте семьи. Чтобы развести семейственность, необходимо крутить дела в рамках здоровой советской семьи см. например, известную фразу Ю. М. Лужкова «У меня жена предприниматель». Тогда как наложница, тем более наложницы во множественном числе никак не могут создавать необходимые для семейственности брак честен и ложе непорочно. Представим себе, что государственный человек объясняет жизнь не по средствам, указывая: «У меня наложница предприниматель»,  получится бред, вздор, черт знает что такое.

С другой стороны, информация тов. Баранца выставляет военного министра в весьма благоприятном свете. Если министр наложницу держал, да не одну трех разом, это делает совершенно неосновательными и даже клеветническими давние инсинуации Е. А. Киселева касательно сверхъестественных наклонностей главы военного ведомства. А. Э. Сердюков может быть тут сравнен со своим британским коллегой Д. Профьюмо, который держал наложницу совместно с советским военным атташе тов. Ивановым. Узнав о таком соблазне, тогдашний премьер Ее Величества Г. Макмиллан, истомленный историями с шпионами-содомитами из Гоминтерна, с удовлетворением констатировал: «Слава Богу, хоть этот мужик». Вероятно, такова же будет реакция и В. В. Путина.

Это конечно, если экспертно опытный тов. Баранец не пал жертвой народной этимологии. Возможно, в деле «Оборонсервиса» нет вообще никакой сексуальной составляющей, а просто бывший пресс-секретарь полагает, что слово «наложник, - ица» имеет значение «сотрудник налогового ведомства, мытарь».

Глава другого классического министерства, С. В. Лавров также сделался львом настоящей минуты, открывшись телеведущему И. А. Урганту в том, что ему многократно случалось использовать непечатные выражения в присутствии людей, которые не понимают по-русски. На первый взгляд, сенсация невелика. Весьма многим людям, побывавшим за границей доводилось, некстати споткнувшись или опрокинув чашку с кофе на себя, использовать непечатные выражения в присутствии людей, которые не понимают по-русски ибо не все же местные жители являются полиглотами.

Но, возможно, С. В. Лавров, имел в виду не бытовые faux pas, от которых никто не застрахован, а профессиональные переговоры с иностранными коллегами. В этом случае, действительно, с превеликим жаром произнесенное «Ни плю, б…, ни муэнь, е.. твою мать», а равно и дипломатически любезное «Шарме, е.. твою мать, де фер вотр коннесанс» оживляют беседу и способствуют успеху дипломатических негоций.

Поскольку С. В. Лавров, будучи министром, не только употребляет нецензурные слова, но еще и курит у себя в кабинете вопреки строгому запрету Д. А. Медведева, главный сподвижник премьер-министра, санитар Г. Г. Онищенко, горячо отозвавшийся на его призыв «Объявим войну не на жизнь, а на смерть демону табакокурения, который ежедневно убивает лучших наших людей», вероятно попытался донести до главы МИД слова Д. А. Медведева, но был в ответ послан к бую. Только так можно объяснить горячность Г. Г. Онищенко, который возроптал, что твой белоленточник — «Мы сделаем огромный шаг во времени мы из рабовладельческого строя введем строй, когда у нас в стране будет наиболее эффективное и, может быть, современное законодательство в сфере преодоления этой реально существующей угрозы для нашего населения. Если наша Дума не примет тот закон, который внесен, я как гражданин, буду ставить вопрос о ее роспуске. Я как избиратель имею право так говорить».

Председатель Думы С. Е. Нарышкин был немало удивлен пылкостью санитара и вправду есть чему. От Кромвеля до наших дней было немало случаев, когда разгонялись парламенты, причем порой это делалось весьма брутальным образом. Но, как правило, это было связано с революционными потрясениями (узурпацией тож), т. е. с вопросом о власти. Случаев, когда парламент разгоняли за недостаточное рвение в борьбе с употреблением вина и табака, история не знает, и Г. Г. Онищенко тут будет первым. С. Е. Нарышкину представилась картина того, как в сопровождении санитаров с клистирами в думскую залу заседаний входит Г. Г. Онищенко и, что твой Мюрат 18 брюмера, громовым голосом восклицает: «Foutez moi tout ce monde dehors!» т. е. «Гоните их всех на х…!» Понимая, что тут не до шуток, председатель Думы попытался увещевать санитара: «Очевидно, в понимании того, что такое правовое государство и как формируются и функционируют его основные институты, у Геннадия Григорьевича есть проблемы. Я его приглашу и дам соответствующие пояснения».

Дать пояснения, конечно, можно, но если Геннадий Григорьевич по-прежнему будет находиться в маниакальной фазе, они вряд ли помогут тут скорее потребен галоперидол. Впрочем, полечат, вылечат авось, а если не вылечат, то Г. Г. Онищенко всегда можно с почетом кооптировать в Координационный Совет оппозиции. Там уже заседает А. Н. Илларионов, и новый вельможа, перешедший на сторону восставшего народа, своим авторитетом окончательно склонит чашу весов к победе свободы и демократии.