Конец эпохи резерва

Москва, 26.10.2012
В Роснедрах отмечают, что после реализации на аукционах в 2012 году Имилорского, Лодочного и месторождения имени Шпильмана больше не останется нераспределенных крупных нефтяных месторождений.

Иллюстрация: Эксперт Online

«Если мы в 2012 году аукционы по Имилорскому, Северо-Рогожниковскому (имени Шпильмана) и Лодочному проведем, то тем самым мы завершим эпоху резерва минерально-сырьевой базы по нефти, которая была создана в советское время», – заявил замглавы Роснедр Игорь Плесовских. Все эти три месторождения относятся к участкам недр федерального значения.

Как ранее было объявлено, аукцион по Лодочному месторождению пройдет 11-12 декабря, по месторождению имени Шпильмана – во второй декаде декабря. Стартовый платеж по Лодочному месторождению установлен в размере 4,3 млрд рублей, имени Шпильмана – 14 млрд рублей. По Имилорскому месторождению точные сроки пока не названы, ориентировочный размер стартового платежа – 23,5-24,5 млрд рублей.

Замглавы Роснедр отметил, что текущие объемы геологоразведочных работ не позволяют надеяться на скорое открытие средних и крупных месторождений. «Крупных месторождений, на базе которых можно было бы создавать новые нефтяные районы и строить градообразующие предприятия, не осталось», – добавил Плесовских.

Впрочем, нефтяная компания «ЛУКойл» намерена инвестировать 2,7 млрд долларов в проведение полного комплекса геологоразведочных работ (ГРР) на арктическом шельфе России. Как сообщил официальный представитель компании, предложения «ЛУКойла» по этому проекту были направлены в правительство в начале октября текущего года. Представитель «ЛУКойла» также уточнил, что компания выразила готовность провести геологоразведочные работы на четырех лицензионных участках общей площадью 134,7 тыс. кв. км в море Лаптевых, Восточно-Сибирском и Чукотском морях.

Все дешевые в разработке месторождения уже разрабатываются, отмечает директор по управлению активами ИК «Трейд-портал» Николай Солабуто. «Теперь остались лишь дорогие месторождения, и их смогут освоить только крупные компании с большими бюджетами на развитие. Поэтому тут нет интриги, почему данные месторождения достались госкомпаниям, – говорит он. – Придерживать месторождения опасно, так как их разработка в будущем окажется дороже, что при нехватке ископаемых на действующих месторождениях может сказаться на росте цен на энергоносители. Эффективность использования действующих месторождений – это забота самих компаний, и она отражается на рентабельности их работы. Если работать будут в убыток, то сразу займутся повышением эффективности».

Естественно, существует опасность неэффективной эксплуатации месторождений, полагает ведущий эксперт УК «Финам менеджмент» Дмитрий Баранов. «Уже давно известно, что государство – не самый эффективный собственник, и хотя частные компании тоже не ангелы, но все же их деятельность, как правило, более эффективна, – говорит он. – Однако полагаю, что вопрос еще окончательно не решен. Во-первых, еще не все территории на материке исследованы столь тщательно, чтобы однозначно утверждать, что больше в России нет крупных месторождений углеводородов. Во-вторых, позиция властей в отношении работы частных компаний на шельфе может измениться, и они будут допущены туда».

Аналитик считает, что частные компании тем и отличаются, что они стремятся к максимальной эффективности в любой отрасли. «Это касается и нефтегазовой отрасли. Все российские частные ВИНКи практически с момента своего создания стремятся извлечь все углеводороды, которые есть в разрабатываемых ими месторождениях, то есть добывают все "досуха", – отмечает он. – Естественно, что в связи с такой политикой государства по распределению нефтяных месторождений частные компании продолжат свою работу по повышению отдачи существующих месторождений, увеличению КИНа. Кроме того, они, как и раньше, будут вкладываться в создание новых технологий, которые способны увеличить добычу нефти, и самые успешные из них будут немедленно внедряться».

Но только этим частные ВИНКи не ограничатся, уверен Дмитрий Баранов. «Они по-прежнему будут прикладывать усилия в надежде изменить позицию государства по вопросу работы на шельфе, – говорит он. – Действительно, не исключен вариант, что нефтяники будут приобретать активы в других странах для увеличения своей ресурсной базы, но работа в России все равно останется приоритетом для них».

«На самом деле это либеральный миф, что государственная компания всегда менее эффективная, чем частная, – возражает директор аналитического департамента компании "Альпари" Александр Разуваев. – Во многих странах нефтегазовый сектор полностью принадлежит правительству и очень неплохо развивается, в современном мире все зависит от  собственника, который нанимает менеджмент. Важно просто иметь эффективную кадровую политику. "Роснефть", к примеру, очень эффективная и прозрачная компания. У "Газпрома", конечно, с эффективностью менеджмента хуже, но это вопрос политической воли государства как основного акционера компании. Лидером по новым технологиям в России остается "Роснефть", однако внедрение и покупка за рубежом технологий идет в секторе не так быстро, как хотелось бы правительству. Поэтому многие компании, прежде всего "ЛУКойл", делают ставку на международную экспансию».

Как правило, в лицензионном соглашении указываются сроки, когда покупатель должен осуществить те или иные действия, соответственно, неважно, с какой формой собственности, государственной или частной, является покупатель активов, главное, чтобы его инвестиционные возможности позволяли реализовать проект, отмечает руководитель департамента оценки и инвестиционного проектирования АКГ «МЭФ-Аудит» Дмитрий Трофимов. «Чем более жесткими будут условия соглашения, тем более эффективным окажется собственник активов. В условиях истощения разведанных месторождений компании вынуждены заниматься повышением отдачи старых месторождений и внедрением новых технологий, привлекая в качестве партнеров западные компании, особенно активен на этом направлении "ЛУКойл", – говорит аналитик. – Что касается покупки зарубежных активов, здесь российские компании преуспели гораздо меньше, кроме разве что Венесуэлы, да и конкуренция за наиболее привлекательные зарубежные активы очень жесткая. Поэтому для России важно наращивать геологоразведку и находить новые месторождения».

Далеко не все месторождения на аукционах покупают госкомпании, отмечают аналитики «Инвесткафе» Григорий Бирг и Юлия Войтович. «Конечно, основным претендентом на Лодочное месторождение в настоящий момент является "Роснефть". Однако наиболее явным претендентом на Имилорское месторождение является компания "ЛУКойл". На месторождение имени Шпильмана – "Сургутнефтегаз", – говорят они. – Российские нефтяные компании проявляют больший интерес к тем месторождениям, которые находятся вблизи других месторождений, разработкой которых компании уже занимаются. Что позволяет им снижать операционные затраты, используя уже имеющуюся инфраструктуру для разработки сразу нескольких месторождений».

К тому же, отмечают аналитики «Инвесткафе», то, что у Роснедр не осталось крупных участков нефти, которые можно продать на аукционе, еще не означает, что таких участков не осталось вовсе. «Отсутствие крупных участков у ведомства подтолкнет и российские власти, и нефтяные компании к поиску новых перспективных месторождений нефти в РФ, – уверены они. – Что касается повышения отдачи старых месторождений, то ВИНКи также активно работают в данном направлении и в будущем продолжат развивать технологии, направленные на повышение нефтеотдачи принадлежащих им месторождений».

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Конец сланцевой революции
    Сланцевый сектор США в этом году получил сокрушительный удар, от которого оправиться не может до сих пор. Однако значит ли это, что 2020 год ознаменуется окончанием сланцевого бума?
  2. Клан Шеффлеров потерял три четверти состояния
    За два с половиной года семья производителей автомобильных шин и компонентов потеряла около 30 миллиардов долларов.
  3. Большая ошибка Лукашенко
    Отношения между Москвой и Минском находятся, пожалуй, на самом низком уровне за все последнее время. Причиной тому стала история с арестом белорусскими властями российских граждан – а точнее то, как Александр Лукашенко обставил этот арест и какими смыслами его наполнил. Сейчас же у Лукашенко появилась уникальная возможность хоть как-то исправить ситуацию.
Реклама