Опасное промедление

12 декабря 2012, 10:55
Фото: РИА Новости
Затягивается выдача лицензий на разработку шельфовых месторождений

Несмотря на то что еще месяц назад президент Владимир Путин раскритиковал правительство за затягивание выдачи «Газпрому» и «Роснефти» лицензий на разработку шельфовых месторождений и поручил ему исправиться в кратчайшие сроки, ситуация в целом пока не изменилась. К примеру, «Роснефть» получила лишь два из предписанных ей 14 участков, а судьба остальных будет решаться в середине декабря – через два месяца после президентских поручений – на совещании у премьера Дмитрия Медведева. Затягивание выдачи лицензий, по мнению директора Института проблем глобализации Михаила Делягина, может притормозить многомиллиардные контракты и отсрочить освоение шельфовых месторождений.

«Легкая» нефть огромных месторождений, освоенных советской властью, заканчивается, а «трудная» нефть материка с учетом привходящих обстоятельств оказывается заметно дороже шельфовой. Министр энергетики Александр Новак недавно высказал мнение, что к 2030 году более четверти нефти Россия будет добывать на шельфах, прежде всего за Полярным кругом (месторождения Охотского моря еще менее доступны). А по оценкам американских специалистов, в российском арктическом шельфе содержится свыше 20% неразведанных мировых запасов нефти и газа.

По мнению Делягина, ключевую роль в освоении шельфа должны играть государственные, а не частные и тем более не иностранные компании. Прежде всего это вызвано стратегическими причинами: шельф – последняя кладовая России, и отдавать его на откуп и под контроль иностранному бизнесу, который ориентируется на интересы, в лучшем случае не связанные с нашей страной, опасно. «Пропагандисты идей "равного доступа" тактично умалчивают об их применении в основном к странам третьего мира и о том, что все большее число даже последних предпочитает оставлять сверхприбыли от нефтедобычи у себя, а не дарить их новым колонизаторам, – объясняет экономист. – О допуске же российских добывающих компаний к ресурсам развитых стран – будь то США, Великобритания или Норвегия – нет и речи. Частные же компании относятся к России во многом номинально; по оценкам, основная часть крупного бизнеса зарегистрирована в офшорных зонах, а если и остается в нашей стране – может в любой момент сменить прописку. Причины общеизвестны и печальны, но не меняют сути дела: крупный частный бизнес России, по сути, не имеет принципиальных отличий от иностранного и потому должен допускаться в стратегические сферы, по крайней мере новые, лишь с осторожностью».

Помимо политических в пользу госкомпаний на шельфе говорят и сугубо коммерческие соображения. Прежде всего, это разный уровень надежности: для частной компании дорогостоящая ошибка (цена которой при разработке шельфовых проектов может достигать сотен миллионов долларов) может оказаться фатальной и привести к дезорганизующему экономику банкротству. У государственных же компаний в силу как большего масштаба деятельности, так и неформального присутствия за плечами государства (готового подстраховать, пусть и вынужденно) этот риск значительно слабее.

Поэтому частные компании при работе в сложных условиях или над крупными проектами вынуждены создавать страховочные механизмы, которые удорожают проект и делают его менее эффективным. В частности, они боятся участвовать в подобных проектах без гарантий государства. Государственные же компании этого обременения лишены.