«Старики» зажигают и выигрывают

Екатерина Чен
22 мая 2013, 15:44
Фото: AP
Майкл Дуглас, Майкл Ломбардо, Мэтт Дэймон и Скотт Торсон на 66-м Международном кинофестивале в Каннах

Аномально дождливая погода на Каннском фестивале, кажется, закончилась, зато начался звездопад. Один за другим на Круазетт приезжают знаменитые актеры с новыми яркими ролями. Накануне героем дня стал Майкл Дуглас, который вместе с Мэттом Деймоном представляет в Каннах конкурсный фильм «За канделябрами» режиссера Стивена Содерберга. Дуглас сыграл в картине шоумена, пианиста – телезвезду 1970-х Ли Либераче. Практически неизвестный у нас, в Америке Либераче был настоящим идолом. Помимо его зажигательных шоу, публику сражал наповал блестящий стиль жизни их кумира. Буквально: суперстар любил золото и стразы, его костюмы и рояли, на которых он играл, никогда не были черными, а переливались всеми цветами. Его шикарная вилла была похожа на дворец, где роскоши в избытке. На Либераче мы смотрим глазами его молодого компаньона Скотта в исполнении Мэтта Деймона. Нанятый поначалу просто для того, чтоб было с кем поговорить и понежиться в джакузи, Скотт становится для хозяина по-настоящему близким человеком, но лишь на время. Пока в поле зрения его покровителя не попадет другой привлекательный блондин.

На пресс-конференции режиссера Содерберга спросили, конечно, что он думает об однополых браках: существуй они в то время, когда происходит действие фильма, как знать, возможно, отношения героев сложились бы по-другому. Содерберг ответил, что уважает борьбу за браки для всех, которая только что увенчалась во Франции принятием соответствующего закона. «Лет через 50 люди, думаю, будут удивляться, почему однополые браки вызывали такую дискуссию», – сказал режиссер. Как известно, Содерберг, обладатель Оскара и «Золотой пальмовой ветви», планирует завершить карьеру в большом кино, так что, возможно, «За канделябрами» – его последний фильм. В США картину в прокат пока не выпустили, а жаль, потому что роль Либераче стала мощным возвращением в лучшую профессиональную форму для Майкла Дугласа. В Каннах он с ходу стал одним из главных кандидатов на актерский приз. Как рассказал Дуглас, предложение сниматься поступило ему вскоре после того, как он узнал, что болен раком, и группа поддерживала его и ждала, пока он справится с болезнью. Говоря о том, как много значила для него эта поддержка и перспектива столь яркой роли, мужественный актер даже прослезился.

Порадовал фестивальную публику выдающейся работой и еще один представитель старой гвардии – Роберт Редфорд. Во внеконкурсном фильме «Все пропало» режиссера Джея Си Чандора Редфорд – единственный исполнитель. Его герой, яхтсмен-одиночка, терпит бедствие посреди океана. Яхта получила пробоину, попытки ее заделать и вычерпать воду лишь продляют агонию судна на несколько дней. Шторм добивает этот маленький «Титаник», и, собрав минимум средств для выживания, герой вынужден перебраться на спасательный плот. Радио не работает, контейнеровозы просвистывают мимо, не видя ракетницы тонущего бедняги. И акулы рыскают неподалеку. Человек один на один со стихией, помощи ждать неоткуда – фильм Чандора можно считать прекрасной метафорой жизни вообще. Каждое осложнение при кораблекрушении – гроза, сломанная мачта, просолившийся спутниковый телефон, намокшее снаряжение, шишки, набитые при попытке удержать яхту на плаву, конец запасов еды и воды – точно так же и в обычной нашей повседневности человек боролся бы с неблагоприятными обстоятельствами и проблемами по мере их поступления. У Роберта Редфорда здесь почти нет слов, и по роли не требовалось выражать лишних эмоций. Заслуги в успехе минималистичной картины следует поделить между актером и постановщиком пополам.

А вот фильм бывшего каннского лауреата, датского режиссера Николаса Виндинга Рефна «Прощает только бог» с Райаном Гослингом вряд ли оправдал ожидания публики. После премированного два года назад на фестивале фильма «Драйв» от тандема Рефн–Гослинг ждали шедевра. Заранее интриговало, что съемки шли в Таиланде, что герой Райана Гослинга – беглец от американского правосудия и мастер тайского бокса. Актер целый год, говорят, тренировался на ринге. И что же получилось? Почти что пшик. Претенциозная картина в красно-черных тонах о кровных узах и мести, полная многозначительных символов, метафор и аллегорий. Гослинг в фильме, хоть и владеет спортзалом, сам дерется лишь один раз, да и то оказывается нещадно бит. Чему он так долго учился, неясно. Да и вообще, его персонаж не назовешь главным. По сюжету, тайцы убивают его брата-бандита, а его властная мать, не желая слышать, что так тому и надо, требует кровной мести. И, не дождавшись действий от своего второго сына, берется за дело сама. Так что фильм Рефна, по сути, это противостояние железной леди-матери в исполнении неожиданной Кристин Скотт-Томас и тайского офицера полиции, который стоит за тем самым убийством, что якобы требует отмщения. В фильме трудно симпатизировать кому-либо. Поэтому надеяться на зрительский отклик не приходится. Слова про месть как блюдо, которое надо подавать холодным, здесь поняты уже слишком буквально. Холод от картины просто замогильный. «Когда я работал над сценарием, то находился в трудной экзистенциальной фазе, – оправдывается режиссер Рефн. – Я был зол на все и всех, и мне нужно было это как-то выразить. Отсюда образ человека, принимающего себя за бога и думающего, что он способен распоряжаться чужими жизнями. А что касается насилия, то искусство – это всегда акт насилия, я не могу себя в этом цензурировать». Ну, а Райан Гослинг, который до сих пор слыл лучшим другом режиссера, на каннской пресс-конференции не появился вообще. Не исключено, что тоже разочарован фильмом.