Вечность на рельсах

Константин Михайлов
20 сентября 2013, 12:52

В пятницу в Замоскворецком районном суде Москвы должно было слушаться дело по иску, поданному представителем общественного  движения «Архнадзор», занятого охраной исторических памятников столицы. Предмет иска – оспаривание законности согласования Мосгорнаследием проекта «приспособления к современному использованию» памятника архитектуры – Кругового депо Николаевской железной дороги. Построенного, кстати говоря, в середине XIX по проекту знаменитого зодчего Константина Тона, автора храма Христа Спасителя и Большого Кремлевского дворца. Памятник (он стоит за Ленинградским вокзалом, прямо возле путей) редкий, для Москвы просто уникальный. И проект «приспособления» для него разработали уникальный: в результате воплощения его в жизнь в конце мая – начале июня 2013 года Круговое депо перестало быть круговым, девять из 22 его секций были просто-напросто сломаны экскаваторами. Разрешение на работы по этому проекту, в результате чего погибло 40% здания, структурам ОАО «РЖД» также выдало Мосгорнаследие, призванное, казалось бы, сохранять исторические памятники в их целостности и нерушимости.

Круговое депо, верой и правдой служившее российским железным дорогам полтора столетия, в наши дни оказалось принесено в жертву интересам их «развития». Снос почти половины памятника стал «необходим» для того, чтобы освободить место для прокладки нового железнодорожного пути для пригородных поездов. Невозможно поверить, что во всем огромном Московском железнодорожном узле не нашлось иного места и иного способа для улучшения транспортных связей Москвы с Зеленоградом.

Во многих странах аналогичные сооружения ценят, оберегают, приспосабливают под культурно-просветительные цели. В американском Балтиморе, например, Круговое железнодорожное депо XIX века стало центром музея, где выставлены старинные паровозы, вагоны и прочие артефакты, связанные с историей железнодорожного транспорта США. В Берлине старинное локомотивное депо является центром Музея немецкой техники. В Будапеште в здании Северного паровозного депо в 2011 году открыли Музей венгерских железных дорог. Примеров таких много.

Москва все никак не могла вписаться в этот ряд, поскольку еще несколько лет назад речь вообще шла о полном сносе Кругового депо. Соответствующий проект строительства нового железнодорожного пути был согласован госэкспертизой, причем туда попросту не были представлены сведения о наличии памятника в зоне будущего строительства. Несколько лет общественность и эксперты боролись за жизнь памятника; ими, а не государственными органами охраны наследия, была организована и выполнена государственная историко-культурная экспертиза по зданию. Выводы экспертизы были однозначны: Круговое депо подлежит внесению в госреестр объектов культурного наследия и сохранению в полном объеме. Более того, Мосгорнаследие в декабре 2011 года издало официальное распоряжение о согласии с заключением этой экспертизы. Памятник будет сохранен – об этом торжественно, на специальной пресс-конференции, было объявлено во всеуслышание.

И все это для того, чтобы через полтора года разрешить сломать почти половину памятника.

При этом у Мосгорнаследия были все основания, чтобы этого не разрешать. Эксперты, оценивавшие проект «приспособления», откровенно написали в своем заключении, что проект входит в противоречие с «предметом охраны» памятника и требованиями федерального закона об объектах культурного наследия, который, конечно, не предусматривает частичного сноса памятников. Но – увы, разрешение было подписано, экскаваторы заработали.

Неудивительно, что Московская межрегиональная транспортная прокуратура в результате проверки произошедшего с Круговым депо  выявила «многочисленные нарушения законодательства об объектах культурного наследия».

В адрес руководства Департамента культурного наследия Москвы и дирекции по комплексной реконструкции железной дороги ОАО «РЖД» внесены прокурорские представления об устранении нарушений закона.

Кроме того, как сообщила прокуратура, рассматривается вопрос о направлении материалов проверки в прокуратуру города Москвы для «дачи уголовно-правовой оценки действиям должностных лиц Департамента культурного наследия города Москвы».

В представлении на имя руководителя Департамента культурного наследия Москвы А.В. Кибовского указывается: «Первым заместителем руководителя Департамента культурного наследия Москвы Ефимовым Н.Ю. согласована проектная документация не по приспособлению объекта культурного наследия к современному использованию, а по уничтожению части выявленного объекта культурного наследия». «Выявленные грубейшие нарушения законодательства об объектах культурного наследия явились следствием ненадлежащего исполнения своих служебных обязанностей со стороны должностных лиц Департамента культурного наследия города Москвы». И т.д. Материалы прокурорской проверки направлены и в Замоскворецкий суд для приобщения к делу.

С точки зрения вечности вопрос о правомочности действий московского охранного ведомства выглядит почти философским: даже если они будут признаны незаконными, подлинных исторических стен и сводов не вернуть. Да, их можно восстановить, заменить «новодельными», но утраты наследия всегда безвозвратны.

А вот с точки зрения современности этот же самый вопрос – очень даже жизненный, практически прикладной. По очень простой формуле. Если люди, которые подписывают подобные согласования и разрешения, и другие люди, их начальники, которые им приказывают это делать, и третьи люди, начальники их начальников, которые приказывают это делать первым и вторым, не понесут за это ответственности – значит, такие истории будут повторяться и повторяться, до бесконечности.

Просто формула, ничего личного.