Минфин режет по живому

Екатерина Шохина
25 сентября 2013, 09:05

Правительство России на заседании 19 сентября приняло проект федерального бюджета на ближайшие три года. По словам премьер-министра Дмитрия Медведева, бюджет на 2014-2016 годы получился «весьма жестким».

Фото: AP
Дмитрий Медведев: бюджет на 2014-2016 годы получился "весьма жестким"

«При его подготовке мы исходили из реальной экономической ситуации, принимали во внимание ограничения, связанные с неблагоприятной конъюнктурой на финансовых рынках, основывались на "бюджетном правиле", учитывали и демографические факторы», – заявил глава правительства. Он пояснил, что расходы бюджета придется сокращать, но не в ущерб «нашим основным планам».

Представляя проект бюджета, министр финансов Антон Силуанов довольно расплывчато рассказал о том, какие именно расходы и в каком объеме будут секвестированы. По словам министра, снижение расходов федерального бюджета планируется обеспечить, в частности, за счет переноса части программы вооружения на более поздний срок, «заморозки» зарплат военнослужащих и госслужащих, сокращения субсидий госучреждениям на 2%, уменьшения на 5% объема госзакупок и ряда других мер.

«Эксперт Online» решил выяснить, чего именно лишится страна после «ножниц» Минфина.

Согласно подсчетам Министерства финансов, в следующем году доходы бюджета составят 13,569 трлн рублей, а расходы – 13,96 трлн.

Для сравнения, в бюджете 2013 года говорится, что в 2014 году доходы должны были вырасти до 14,06 трлн, а расходы – до 14,2 трлн рублей. То есть расходная статья в целом будет урезана на 240 млрд рублей от запланированного.

Как следует из текста закона о новом трехлетнем бюджете и пояснительных записок к нему, в будущем году Минфин собирается сэкономить не только на зарплатах чиновников и госзакупках, но и на образовании, трансфертах Пенсионному фонду, здравоохранении и ЖКХ. Затраты федерального бюджета на ЖКХ, например, предлагается уменьшить на четверть, или на 37 млрд рублей. К 2016 году их планируется сократить еще в два раза.

Расходы по статье «Образование» предлагается уменьшить на 88 млрд рублей, или 13%. В дальнейшем их предлагается понемногу увеличивать, но их доля в общих бюджетных расходах и ВВП будет только снижаться: с 5,4% до 3,9% от бюджета и с 1% до 0,7% ВВП.

Статью «Социальная политика», куда входят трансферты Пенсионному фонду, Минфин собирается урезать на 82 млрд рублей, или на 2% по сравнению с этим годом. В здравоохранении будет секвестировано 9%, или 44 млрд рублей. К 2016 году доля расходов на здравоохранение в бюджете снизится с нынешних 3,8% до 2,6%, в ВВП – с 0,8% до 0,5%.

В то же время Минфин собирается увеличить бюджетные расходы на финансирование «больших строек». Объем финансирования расходной статьи «Национальная экономика», за счет которой будут софинансироваться инфраструктурные проекты, будет увеличен на 391 млрд рублей, что на 14,4% больше, чем в 2013 году. К этому добавятся и 150 млрд рублей из Фонда национального благосостояния, на которые будут куплены инфраструктурные облигации.

По мнению экономистов, инфраструктура – популярный инструмент преодоления рецессии, но здравоохранение и образование не должны быть принесены в жертву. «Хорошее здравоохранение не может стоить дешево, доля расходов на него должна быть более 5% ВВП. А у нас в консолидированном бюджете 3,5% и есть тенденция к сокращению», – сокрушается Наталья Акиндинова, директор института «Центр развития» НИУ ВШЭ. По ее мнению, и стройкам, и «социалке» хватит места даже при сокращении доходов, если «удастся улучшить управление бюджетными расходами, отказаться от избыточных функций государства».

Первый заместитель председателя бюджетного комитета Госдумы Оксана Дмитриева считает, что новый урезанный проект бюджета приведет к «заморозке» экономики. «Я не вижу оснований для сокращения бюджета, доходы не уменьшаются, поскольку цены на нефть остаются на достаточно высоком уровне. Нужно пересматривать концепцию складирования нефтегазовых доходов в Резервный фонд. Сейчас у нас в ходу абсурдная практика, когда доходы от нефтегазового экспорта идут в Резервный фонд и в то же время осуществляются заимствования», – отмечает депутат.

По словам министра экономического развития Андрея Клепача, «одна из приоритетных задач была – сокращение ненефтегазового дефицита бюджета». «Так за счет чего его сокращать?» – задает он риторический вопрос. Если расходы на здравоохранение, которые непосредственно связаны с диверсификацией экономики, и образование урезаются в абсолютных цифрах. И, что самое главное, перекладываются на плечи регионов – ведь сокращается в основном федеральный бюджет, а обязательства на местах остаются. О каком развитии может идти речь, если дефицитные регионы будут «тянуть» на себе все социальные обязательства? «Нельзя делать инфляцию фетишем и подчинять любую ситуацию "бюджетному правилу"», – утверждает чиновник.