Мимо цели

Александр Лабыкин
обозреватель журнала «Эксперт»
27 сентября 2013, 20:43

Статью Дмитрия Медведева «Время простых решений прошло» эксперты считают знаковой, поскольку это прямое обращение к бизнесу с отчетом об антикризисных мерах правительства и перечислением дальнейших действий для разгона экономического роста. Однако настораживает, что своей публикацией в «Ведомостях» премьер-министр не сообщил бизнесу о планах правительства ничего нового. Уменьшение участия государства в деловой сфере, меры по обеспечению доступности длинных денег и переход к федеральной контрактной системе – всего этого, но в виде конкретных действий деловое сообщество уже давно добивается от власти. Единственное, чего детально коснулся Дмитрий Медведев – мер по поддержке малого бизнеса. Однако для страны, где доля инновационного малого бизнеса, к сожалению, ничтожно мала, эти меры трудно назвать антикризисными. И если испуганных сокращением госрасходов обывателей эта статья еще могла утешить, то у бизнеса она скорее вызывает эффект обманутых ожиданий.

Фото: AP
Эксперты не обнаружили в статье Дмитрия Медведева внятных планов по преодолению рецессии в экономике

С первых строк премьер-министр дал понять, что правительство не рассчитывает на скорейшее улучшение мировой конъюнктуры и, следовательно, готовиться надо к худшему развитию событий.

«Прошло ровно пять лет с того момента, когда стало очевидно: начинается экономический кризис глобального масштаба», – говорит Дмитрий Медведев и далее перечисляет известные предпосылки: долги стран G8 остаются запредельно высокими, Европа на грани рецессии, замедлился рост в странах БРИКС, в США растет безработица и та же долговая нагрузка.

«После первоначального падения последовал восстановительный рост, а затем развитые страны вышли практически на горизонтальную линию», – констатирует вице-премьер.

Первое, что настораживает экспертов, это утверждение Дмитрия Медведева о полной реализации поставленных им сразу после формирования нового правительства задач по ликвидации последствий кризиса:

«Я объявил семь главных задач на первый год. Они включали бюджетное планирование на основе жесткого бюджетного правила, принятие всех основных государственных программ, выполнение задач социального развития, поставленных в указах президента, последовательную приватизацию излишних государственных активов, полноценную реализацию "дорожных карт" национальной предпринимательской инициативы, активизацию реформы государственной службы и запуск механизмов "открытого правительства". Эти задачи решены».

Сопредседатель «Деловой России» Антон Данилов-Данильян заявил «Эксперту Online», что на последнем совещании в правительстве с предпринимательским сообществом как раз обсуждалось то, что половина из 173 пунктов, предусмотренных «дорожными картами» (в основном это планы действий по снятию административных барьеров в различных отраслях и их стимулированию), реализована только половина.

О приватизации активов госкомпаний нечего и говорить: программа «второй волны» приватизации едва начала исполняться. Прозвучи это в эфире, можно было бы списать на оговорку, но это статья, и наверняка многократно выверена.

«Это несоответствие может означать либо то, что теперь эти нереализованные пункты перестанут быть приоритетными, либо типичную ошибку чиновников, когда записанные в качестве планов позиции случайно выдают за реализованные», – считает политолог Алексей Зудин.

В числе основных шагов, которые предпринимает правительство, Дмитрий Медведев назвал грядущее сокращение расходов бюджета на 5%, выработку единой «стратегии действий на несколько лет вперед, зафиксированной в нескольких десятках государственных программ», начало реализации крупных инвестпроектов, обеспечение таможенных и налоговых льгот для инвесторов на Дальнем Востоке и в Калининграде. То есть и из этого раздела статьи предприниматели ничего для себя нового не узнали. Впрочем, зато прозвучало и обещание не отказываться от прежних обещаний бизнесу:

«Обеспечивается реализация всех ключевых мероприятий национальной предпринимательской инициативы. Для правительства принципиально важно, чтобы все, о чем мы договорились с предпринимательским сообществом, было сделано. Это касается налогового и таможенного администрирования, обеспечения доступа к инженерной инфраструктуре и конкуренции, государственных закупок и регулирования строительного рынка…» – пишет Дмитрий Медведев.

«То, что Медведев опубликовал статью именно в "Ведомостях", аудитория которой – это предприниматели, причем часто критически настроенные к власти, может означать, что деловому сообществу предлагают разделить ответственность с правительством за антикризисные меры, – продолжает Алексей Зудин. – Например, активнее участвовать в финансировании различных программ развития, в крупных инвестпроектах. Медведев дает знак, что в трудных экономических условиях правительство готово еще больше опираться на государственно-частное партнерство, на участие деловых общественных институтов в решении общеэкономических задач».

Но если так, то непонятно, почему же в статье нет заявления о конкретных решениях или их проектах по тем же налоговым льготам инвесторам, реальном упрощении разрешительных процедур (а не растянутом на годы процессе), ослаблении административного давления и многом другом, о чем бизнес давно твердит власти.

«Росстат ежемесячно проводит опрос 25 тыс. предпринимателей, выясняя, что мешает им проявлять деловую активность, – сообщил "Эксперту Online" Игорь Николаев, профессор НИУ ВШЭ, директор департамента стратегического анализа аудиторско-консалтинговой компании ФБК. – Они каждый месяц отвечают одно и то же: налоги, административное давление, коррупция. Сколько можно уже закрывать глаза на это, создавая лишь видимость действий?!»

Впрочем, проблемы Дмитрий Медведев признает честно и открыто:

«У инвесторов сохраняются иррациональные страхи работы в непонятной и иногда непредсказуемой России. А также вполне объяснимое недоверие к публичным институтам. Что самое печальное – в том числе и к судебной системе, к правоохранительным органам… Одна из причин такого положения дел кроется в том, что многие чиновники, судьи, сотрудники полиции (хотя, конечно, далеко не все) до сих пор считают, что государственная собственность (а значит, и государственные компании) обладает особыми правами на защиту. Несравненно большими, чем частные лица. А последние преследуют исключительно личные интересы, а потому подозрительны и должны находиться под жестким контролем».

Не боясь ошибиться, можно сказать, что эту риторику мы слышим от Дмитрия Медведева еще со времен, когда он был первым вице-премьером. Поэтому неудивительно, что предпринимателей и экспертов такой подход к обсуждению антикризисных мер с бизнесом только раздражает.

«Мне непонятно, почему из года в год надо говорить об этом как об открытии, – возмущается Василий Филатов, директор Банковского института НИУ ВШЭ. – Инвестор бежит из страны, потому что видит явное лукавство: с больших трибун говорят одно, а в реальности мы видим паралич правовой системы, причем главным образом он происходит из-за того, что власть этому потворствует, заставляя порой суды принимать нужные ей решения, сажая неугодных. Правоохранительные органы многие срослись с рейдерами – о каком праве собственности можно говорить?»

Дмитрий Медведев видит корень многих проблем бизнеса и экономики в целом в несовершенстве банковской системы:

«На долю пяти крупнейших банков, прямо или косвенно контролируемых государством, приходится 56% депозитов граждан и 53% кредитного портфеля экономики в целом. Они имеют очевидные преференции со стороны государства, в том числе и государственных компаний, и пользуются его практически нелимитированной поддержкой. А почти тысяча банков не имеет возможности полноценно встроиться в систему государственной помощи. Результат – снижающийся уровень конкуренции на финансовом рынке [отсутствие серьезных региональных банков] и высочайшие процентные ставки, ограничивающие предпринимательскую и инвестиционную активность».

Конечно, предприниматели и ранее не раз поднимали это вопрос. Здесь возникает надежда, что это прямой знак от правительства, которое готово наконец-то изменить «такое положение дел», что в его – и только в его силах. Но, к сожалению, «Б» Дмитрий Медведев так и не сказал, обошелся общим:

«И от этого положения дел надо избавляться, если мы рассчитываем стать конкурентоспособной страной с развитой экономикой. Ключевые направления работы ясны. Это значительное улучшение предпринимательского климата. Это активизация национального капитала и значительный приток иностранных инвестиций».

Похоже на ребус, поскольку не ясно, как именно при такой банковской системе можно активизировать и тем более привлечь капитал.

Перечисленные далее пункты в разделе «Стратегия», к сожалению, тоже не имеют ничего общего с решением поставленных выше проблем. Поэтому, как будет правительство избавляться от недоверия инвесторов к правоохранительной системе и повышению доступности банковских кредитов, осталось непонятно.

Стратегия же, по словам Дмитрия Медведева, строится на трех базовых принципах: это обеспечение предпринимателям максимальной свободы действий, повышение эффективности использования всех имеющихся ресурсов, в том числе повышение производительности труда, повышение качества государственного управления и защиты прав собственности. Необходимо также развивать регионы и науку. Но если способы достижения вышеперечисленных целей не были названы, то в отношении науки «блеснул свет».

«Считаю возможным обнулить пошлины на научное оборудование и материалы. Расширить практику предоставления грантов и субсидий из бюджета для ввоза научного оборудования, запчастей и материалов для научных исследований», – пишет Дмитрий Медведев.

Подарок от правительства, возможно, крупные компании получат и в виде льгот на развитие собственных образовательных и учебных центров.

«Продолжим развитие инновационного центра в Сколкове и реализацию других инновационных проектов, технопарков. Наши крупные компании и инвесторы должны более активно вкладывать деньги в науку. Создавать свои вузы. Пусть будут университеты "Газпрома" и "ЛУКойла", "Русала" и "Роснефти". Или как минимум кафедры. А государство должно подумать, как стимулировать такие инвестиции. Возможно, за счет снижения налогов», – предположил премьер-министр.

И хотя эти меры решают кадровую проблему отраслевиков в среднесрочной перспективе, но они для них очень ценны. В частности, это стало хорошей новостью для Уральской горно-металлургической компании, которая недавно открыла собственный корпоративный университет.

«Да, мы давно обращались в правительство с предложением предоставить льготы, – сообщил "Эксперту Online" заместитель директора по персоналу УГМК Вячеслав Лапин. – В частности, хотелось бы получить компенсацию части процентных ставок по кредитам, которые берутся на образовательные проекты.  Также мы просили разрешить относить к расходам наши затраты на образование, материально-техническое обеспечение, содержание преподавательского состава. Ведь все это компании содержат пока что за счет своей прибыли. Ответ мы пока не получили, но теперь еще больше надеемся».

Раздел «Решения» своим названием тоже вселял надежду увидеть что-то определенное. Но, как выяснилось, самым главным решением правительства в поддержке промышленности остается заморозка тарифов естественных монополий в следующем году и увеличение их не более чем на размер инфляции в последующие. Антон Данилов-Данильян считает, что это полумера, поскольку «коррупционных резервов госмонополий вполне хватит и на пять лет заморозки тарифов», что реально помогло бы развитию крупных и средних предприятий.

Как ни странно, но премьер-министр не упомянул о другом не менее масштабном решении – снижении экспортной пошлины при увеличении НДПИ.

«Скорее всего, потому, что мера эта весьма сомнительная, – полагает Василий Филатов. – Смысл экспортной пошлины в том, чтобы стимулировать нефтегазовые компании продавать больше продукции на внутреннем рынке. Что сдерживало цены на бензин. Сейчас они будут больше отправлять на экспорт, скорее всего, а конкуренция внутри страны вновь ослабнет, и мы получим снова повышение цены на бензин и другие нефтепродукты. Получается, что компании получат от замораживания тарифов, то они отдадут потом за бензин и дизель нефтяным компаниям. Плюс рост инфляции».

Подробнее всего премьер-министр остановился на решениях правительства для малого бизнеса. Это, как известно, поэтапный рост страховых платежей за сотрудников, расширение числа имеющих право на льготы компаний, работающих в сфере информационных технологий. Теперь их могут получить те, у кого численность сотрудников не менее семи человек, тогда как ранее было не менее 30. Регионам дадут возможность предоставлять малым предприятиям налоговые каникулы. Хотя здесь, оговаривается  Дмитрий Медведев, наверняка не обойдется без коррупции.

«Честно говоря, впечатляет микроскопичность форм поддержки. Ну сколько у нас компаний в сфере информационных технологий с численностью от семи человек? – задается вопросом директор Центра инноваций НИУ ВШЭ Анастасия Тюрина. – Это те, у кого нет еще толком денежного оборота, соответственно, и льготы там мизерные. И они чаще оборачиваются проблемами. Имея льготу от государства, ты увеличиваешь расходы на отчеты: по три проверки приходит сразу. И вообще, наши предприниматели, которые занимаются инновациями, бегут за рубеж не потому, что там меньше налогов, а потому, что там есть среда: кадры, условия. Без последовательных системных мер никакие разовые льготы ситуацию не изменят».

Впрочем, среди прочих решений для малого бизнеса, как и ранее было известно, есть и заслуживающие особого внимания.

«Внешэкономбанк – за счет депозита из средств Фонда национального благосостояния – начнет фондирование инвестиционных кредитов малым и средним компаниям. А Банк России – рефинансирование таких секьюритизованных кредитов», – пишет Дмитрий Медведев.

Кроме того, будет значительно увеличена гарантийная поддержка малых предприятий, в том числе за счет создания федерального и максимального применения региональных гарантийных фондов. В целом на поддержку малого бизнеса правительство предусмотрело 100 млрд рублей на три года!

«Меня именно это и настораживает в этой статье, – говорит Игорь Николаев. – Почему, говоря об антикризисных мерах, премьер-министр говорит в основном о мерах для малого бизнеса? Если где-то и есть конкретика, так только здесь. Это, конечно, хорошо, что малый бизнес поддержат. Но у нас в стране он в структуре ВВП занимает ничтожное место. Почти 90% ВВП обеспечивают крупные компании, а все, что касается их, либо сомнительно, либо декларативно. Ну не с малого бизнеса надо начинать для ускорения экономики в ближайшей перспективе. Так что никаких прорывных аспектов для развития экономики я здесь не увидел».

Впрочем, существенной мерой по увеличению инвестиционной активности можно считать планы правительства относительно средств Пенсионного фонда.

«Более значимой для бизнеса является проблема длинных и дешевых денег. Правительство и недавно созданный в структуре Банка России финансовый мегарегулятор готовят меры по защите пенсионных накоплений и расширению направлений их инвестирования. Весной правительство анонсировало пакет налоговых мер, направленных на стимулирование долгосрочных инвестиций розничных инвесторов и развитие национальной финансовой индустрии. Рассчитываю, что этой осенью Государственная дума рассмотрит соответствующий законопроект», – словно «подмигнул» законодательной власти Дмитрий Медведев.

«От этого пакета мер, которые рассмотрит Госдума, мы ничего путного не получим, – говорит Василий Филатов. – Чтобы бизнес получил длинные деньги, надо давно уже ввести депозитарные сертификаты, как в США. Вместо этого правительство постоянно требует от ЦБ снижения ставки рефинансирования, которая и так ниже инфляции. А теперь еще придумали деньги Пенсионного фонда вбухать неизвестно куда. Это при нашей-то коррупции! Когда придет время отвечать за эти действия, все давно сменят свои посты, спросить будет не с кого».

Если бы эта статья вышла в «Российской газете», то цель ее была бы вполне очевидна: перечисление решений правительства в целом могло бы утешить напуганных очередной констатацией спада в экономике граждан. Это было бы более кстати, поскольку по стране уже разошлась информация о снижении темпа роста зарплат бюджетникам, об общем спаде в экономике. Но пока так и осталось неясным, зачем с этой статьей Дмитрий Медведев вышел к предпринимателям, утешать которых одними словами бессмысленно. Простых решений в статье, может, и нет, но слишком простых и сомнительных достаточно.