Объединение будет стоить дорого

1 октября 2013, 17:01
Фото: ИТАР - ТАСС
Согласно новому закону, академии медицинских и сельскохозяйственных наук теперь присоединяются к РАН

Задача президиума Российской академии наук в том, чтобы успокоить научную общественность, соблюдать принятый закон о реформе РАН и при этом максимально смягчить его недостатки. Об этом заявил президент РАН Владимир Фортов.

"Закон есть закон, его надо исполнять. Но у закона есть положительные и отрицательные элементы. Положительные элементы надо развить, а отрицательные - смикшировать, чтобы переход к новой системе происходил максимально плавно для научных коллективов", - цитирует ученого агентство ИТАР-ТАСС.

Фортов также высоко оценил сотрудничество с Советом Федерации, в ходе которого было принято решение создать специальную рабочую группу с участием представителей РАН, Минобразования и обеих палат парламента. Ее задача - вставить в положение об Агентстве пункт о том, чтобы научная сторона дела управлялась Академией наук, а хозяйственная - Агентством. От Академии наук в рабочую группу вошли: главный ученый секретарь президиума РАН академик Игорь Соколов и его помощник Владимир Иванов.

Согласно новому закону, академии медицинских и сельскохозяйственных наук теперь присоединяются к РАН, а их действующие академики автоматически становятся членами РАН - именно такой статус получают все академики и члены-корреспонденты. Предельное количество членов РАН будет утверждать правительство по предложению общего собрания академии. Избирать новых академиков в ближайшие три года будет запрещено.

По словам Фортова, объединение Российской академии наук с академиями медицинских и сельскохозяйственных наук обойдется государству в 70 млрд рублей. При этом он отметил, что пока "ни копейки из этих денег в бюджете не заложено".

Отвечая на вопрос ожидаются ли масштабные сокращения и увольнения научных сотрудников, президент РАН заметил, что никаких разговоров о сокращениях и тем более никаких численных оценок таких мер с ним не велось. При этом Фортов подчеркнул, что он мог бы взять на себя ответственность за реформу только в том случае, если бы сам "был ее автором, архитектором".