28.IX–4.X

Максим Соколов
4 октября 2013, 17:57

Присвоение почетного звания. – Политология на земле Чукотской. – Подмандатный Химкинский лес. – «Кто нас балует, кретинов?» – Проф. Медведев и медведь. – Министр по делам закрытого правительства.

Иллюстрация: Эксперт
Максим Соколов

На встрече с секретарями первичных организаций «Единой России» В.В. Путин не только сделал ряд ценных руководящих указаний, но и поощрил отсутствующего на встрече замдекана факультета сравнительной политологии ВШЭ С.А. Медведева почетным званием «Придурок». Профессор сравнительной политологии, имевший до этого сравнительно мало наград и почетных званий – только благодарность ВШЭ от декабря 2012 года и надбавку к жалованью за академические успехи и вклад в репутацию ГУ-ВШЭ, – был польщен, или, как выразился однажды Л.И. Брежнев при получении им награды, чрезмерно рад, и выразил свою признательность: «Личное оскорбление Путина воспринимаю как награду».

Оно и верно, награда не дым, глаза не ест, решение же В.В. Путина, чтоб такому выдающемуся цеху присвоить почетное званье, было вызвано важными научными результатами, полученными проф. Медведевым. Специализируясь на изучении европейских ценностей, профессор, по собственному признанию, «прожил некоторое время на Чукотке» (вероятно, там он сравнительно-политологически изучал сходства и различия в политической культуре чукчей-оленеводов и чукчей-охотников на морского зверя в разрезе их восприимчивости к европейским ценностям), после чего, базируясь на полученном опыте, установил, что «у России, как у не справившегося и безответственного хозяина, Арктику надо отобрать и передать под международную юрисдикцию, подобно Антарктиде, с полным запретом на хозяйственную и военную деятельность. А России – за школьную парту и учиться арктическому менеджменту у Гренландии, Норвегии и Канады. У ребенка надо отнимать опасные игрушки типа ядерного оружия и хрупкие предметы наподобие Арктики».

Проф. Медведева можно упрекнуть разве что в недостаточной концептуальности его учения – очевидно, именно поэтому он до сих пор не декан, а только замдекана. Если у России предполагается отнять «опасные игрушки типа ядерного оружия», а это значит, что последнего довода королей она будет лишена и европейские ценности будут властвовать на ее территории беспредельно, то непонятно, почему международную юрисдикцию вместо нынешней российской следует распространить лишь на Арктику. Экологическое неблагоустройство наблюдается и в более низких широтах, и все такие российские земли, а не только арктические, правильно было бы перевести в разряд подмандатных территорий Лиги Наций. Сколько было страстей вокруг Химкинского леса (собственно, они и сейчас продолжаются, тяжба Е.С. Чириковой дошла даже и до Парижа) – между тем решение проблемы просто, как колумбово яйцо. С отдачей Химкинского леса (равно как и всех других земель, могущих представлять интерес) под международный мандат российским погубителям природы останется лишь бессильно скрежетать зубами – близок локоть, да не укусишь.

Впрочем, концептуальность концептуальностью, но и мудрую осторожность в условиях тиранического режима тоже надо соблюдать. Конечно, ВШЭ пространностью своего бытия напоминает ВПК времен позднего Л.И. Брежнева. Во времена перезрелого социализма бытовала загадка «Кто нас балует, кретинов? – Дмитрий Федорыч Устинов», а во времена перезрелого путинизма достаточно поменять разгадку на «Ярослав Иваныч Кузьминов» – беспечальность та же. Что, однако, не отменяет того, что и в беспечальном вольнодумстве подобает знать меру. Ино дело – внедрять форсайты с компетенциями, ино дело – прямо и без обиняков предлагать сдачу земель. Тем более изобилующих полезными ископаемыми – тут и почетное звание заслужить недолго.

Похоже, проф. Медведев стал жертвой мировоззреческого противоречия. Часть профессоров, балуемых Я.И. Кузьминовым, действительно полагает прогрессорские успехи ВШЭ и неоспоримыми, и необратимыми: в результате благодетельного обучения россияне все более успешно дрессируются и уже умеют проделывать всякие штуки – «А ну-ка, Миша, покажи, как women в сауне парятся!», «А ну-ка, Миша, покажи, как children поп-корн крадут!». На наряду с этим оптимистическим воззрением есть и более пессимистическое, заключающееся в том, что русский медведь довольно терпелив, но если его методически тыкать палкой в ж…, то в один прекрасный момент он встанет на задние лапы и почнет ломать прогрессора так, что тот впредь будет и сучка в лесу бояться. Баловство кретинов есть дело, конечно, привлекательное (то есть для кого как), но не бесконечное во времени, и странно, что предсказательная мощь форсайта нимало не учит профессуру ВШЭ, что при баловстве следует потреблять, но не злоупотреблять.

Впрочем, мода, транслируемая нашими интеллектуальными кузницами и здравницами, довольно переменчива. Еще в прошлом году Д.А. Медведев (не путать с проф. С.А. Медведевым) был чрезвычайно увлечен идеей учредить открытое правительство и даже учредил в кабинете должность министра по делам такового, назначив на этот пост предпринимателя широкого профиля М.А. Абызова. Идея открытого правительства, списанная с американского образца (Open government), реализовалась, но как-то крайне специфично – например, погром Академии наук был проведен скорее в рамках операции ставки Верховного главнокомандования, для которой свойственна молниеносность и секретность, открытого Генерального штаба даже в США пока не придумали. С открытостью так часто бывает. Президент США Вильсон тоже провозгласил отказ от тайной дипломатии, и Версальская мирная конференция, бывшая его бенефисом, долженствовала явить миру необычайную открытость дипломатии. Однако дипломаты старой школы, поучаствовавшие во всяких мирных конгрессах прежней эпохи, с удивлением отмечали, что такой секретности и закрытости, которая была явлена в Версале, они сроду не видели в старые времена тайной дипломатии. Вероятно, Вильсону не хватило аппаратной выучки. Имей он ее хотя бы на уровне Д.А. Медведева, он учредил бы специальный государственный департамент по делам открытой дипломатии, новоявленное учреждение было бы само по себе (хотя и непонятно для чего), а участие США в Версальской конференции – само по себе.

Но к осени этого года мода решительно поменялась, избавляя Д.А. Медведева и М.А. Абызова от тягостных раздумий, что делать с новоизобретенным министерством. С 1 октября вследствие неурегулированности отношений президента Обамы со съездом народных депутатов США произошел shutdown, и в Вашинтоне явилось закрытое правительство – депутаты не утвердили бюджет на новый финансовый год, заняв позицию «и кроватей не дам, и умывальников». Закрытое правительство весьма понравилось американским трудящимся – в Вашингтоне царит благолепие, пробок нет, парковки свободны, общественный транспорт тоже. Впрочем, о пользе закрытого правительства говорил еще Джером К. Джером – «Как только в Вестминстере появлялась чума, парламент бежал в Рэдинг, а в 1625 году за ним последовал и верховный суд, так что здесь велись все судебные процессы. Пожалуй, время от времени небольшие порции чумы шли Лондону на пользу, так как они разом избавляли его и от законников, и от членов парламента».

Поскольку, по уверениям верховных министров, российские финансы также находятся в неудовлетворительном состоянии, самое время последовать американскому образцу и учредить закрытое правительство, переименовав М.А. Абызова в министра по делам закрытого правительства, а его коллег уволив от должности. Казне будет большая экономия, обыватели вздохнут легче, ибо министры перестанут утомлять их своей выдающейся глупостью, а тов. Кузьминову с его кузницей и здравницей можно поручить написать экспертное обоснование для нового заимствования ценного американского опыта. Правда – новое время, новые песни – экспертное обоснование придется составлять на общественных началах, то есть бесплатно.