Недовольных на Украине гораздо больше тех, кто открыто протестуeт

Ольга Вандышева
8 апреля 2014, 20:57
ФОТО ИТАР-ТАСС

Акции протеста, продолжающиеся в юго-восточных регионах Украины, свидетельствуют о том, что митингующие по-прежнему непримиримы. Они не признают легитимность новых губернаторов, требуют федерализации страны и объявляют о создании народной республики то в Харькове, то в Донецке. В этой ситуации киевские власти, с одной стороны, грозят жесткими мерами, а с другой, обещают пойти на уступки митингующим. О протестных настроениях на Украине и политике Киева в отношениии мятежных регионов рассказал в интервью "Эксперт Online" украинский политолог Евгений Копатько.

- В российских СМИ сообщается, что, несмотря на то, что сегодня на митинги на юго-востоке Украины выходит всего несколько тысяч, протестные настроения разделяет гораздо большее число людей. Это действительно так?

- Да, я могу это подтвердить. Есть люди, которые не доверяют ни одной политической силе, настроены негативно относительно любых игроков и которые не пойдут на выборы. Градус протестных настроений в обществе очень высок. Недовольных людей гораздо больше, чем тех, кто открыто не поддерживает то, что происходит в стране. Причем, протестных настроений много как справа, так и слева.

- А какие в связи с волнениями на юго-востоке преобладают сегодня настроения в целом на Украине?
- Настроения на юго-востоке – это производное от того, что происходит по всей стране. Только в разных регионах (Киев, юг, восток) продолжение кризиса происходит со своей региональной спецификой. При этом ситуация юго-востока требует отдельного рассмотрения и подхода, так как во власти сейчас нет представителей этих регионов. В целом же негативные события в социальном, политическом, экономическом плане развиваются везде. И настроения соответствующие.

- Каковы, на ваш взгляд, шансы у жителей Донецка и ряда других регионов провести референдумы о признании своих областей народными республиками?
- Сейчас на юго-востоке идет консолидация, определение единой позиции. Власти, которую выбирали, сейчас нет, и представители местных элит пытаются в новом пространстве определить свои позиции. На этом фоне идет поиск той силы, тех лидеров, которые могли бы объединить людей. Удастся ли этим процессам сформироваться и насколько они будут реализованы, это покажет только время.

- Сказать однозначно, состоятся ли эти референдумы, пока сложно?
- Да, пока сложно. Запрос на это есть, но насколько это удастся реализовать, я на сегодня сказать не готов. Все будет зависеть от дальнейшего развития ситуации в стране.

- И, видимо, от того, как будет вести себя власть?
- Не только власть. Это будет зависеть и от тех людей, которые участвуют в этих движениях. Процесс взаимный.

- Какой-то сигнал от России здесь насколько будет иметь значение?
- Украина находится в состоянии информационной войны с Российской Федерацией и любой сигнал со стороны России воспринимается как поддержка сепаратизма.

- Это официальная точка зрения?
- Это у вас есть официальная точка зрения, а у нас есть точка зрения киевских властей, которые доминируют в информационном пространстве Украины. Но есть большое количество людей, мнения которых не учитывается. Идет очень жесткая непримиримая борьба за юго-восток. Правда, сейчас она не то чтобы переходит в новое качество, меняется риторика. Вот в Донецке выступил Ахметов и сказал, что будут решаться вопросы с Киевом, плюс заявление киевских политиков о том, что будут учитываться интересы регионов. Звучат уже не только угрозы. Звучат обещания, что в период избирательной кампании будут давать какие-то пряники. Это делается для того, чтобы каким-то образом успокоить юго-восток и чтобы выборы состоялись. Но обещания и реализация, как говорят у нас в Одессе, две большие разницы.

- Выходит, кандидаты в президенты все же будут стараться учитывать интересы жителей юго-востока? А как вообще в связи с этими событиями будет развиваться кампания по выборам?
- Пока президентская компания идет крайне вяло. Кроме ток-шоу и кулуарных разговоров о том, кто с кем будет работать, активной работы не ведется. С другой стороны сейчас на юго-восток есть оказывается мощное информационное давление. Задача политиков, которые хотят заручиться голосами юго-востока, мобилизовать явку. Но так как многие люди разочарованы ситуацией в стране, не факт, что большое количество людей выйдет и проголосует. Хотя и на юго-востоке есть разные позиции. Позиция на юго-востоке пока не консолидирована.

- Возможно ли переформатирование украинской государственности по принципу федерализма?
- Федерализм ставится на одну линию с сепаратизмом. А о расширении полномочий регионов сейчас говорят практически все. Но насколько это будет реализовано, покажет время. Сейчас в стране нет внутренней стабильности, нет доверия к институту власти.

- Насколько велика вероятность распада Украины и присоединения некоторых ее частей к России? Такой вариант вообще рассматривается?
- Если бы не было Майдана, то не было бы разговоров и о сепаратизме, и о Крыме. Как это может развиваться, я не готов сказать. Сейчас национальная политика направлена то, чтобы люди говорили, что хотят жить в едином государстве. Сказать, что все тотально поддерживают ту или иную позицию нельзя.

- Есть ли опасность кровопролития?
- Ну конечно она есть всегда. У нас конфликты каждый день. То, что было на Майдане, сейчас распространилось на многие регионы. Сценарий противостояния возможен. Киевские власти будут действовать жестко.

- Каким может быть выход из нового кризиса?
- Здесь довольно серьезное значение будет играть внешний фактор. Есть информация (по-моему, это предложили американцы), чтобы четыре стороны сели за стол переговоров – Россия, Европа, США и представители Украины. Правда, разговоров было уже много, а в результате мы имеем ситуацию с тенденцией усугубления экономического кризиса . Очень важно снизить градус социальной напряженности и перейти к решению экономических вопросов. Но сначала должна быть выбрана легитимная власть, которая признается во всех регионах Украины. Тогда можно говорить о какой-то экономической помощи и консолидированных действиях.