Пентагон назвал угрозы для США

Москва, 18.05.2014
В условиях снижения военного бюджета Пентагон теряет интерес к Латинской Америке и Африке и бросает все силы на юго-восточную Азию, где априори проигрывает Китаю. Провалы в Афганистане и дискредитация на Ближнем Востоке тоже ведут к утрате геополитического авторитета. При этом у России появляются все шансы заполнить «вакуум силы» без наращивания военного присутствия.

США лихорадочно ищет новые военные стратегии в связи с необходимостью сохранения за собой роли глобальной державы в условиях меняющегося мироустройства. Такой вывод можно сделать из четырехгодичного обзора Министерства обороны США.  Авторский анализ этого документа опубликовал Российский совет по международным делам (РСМД) при МИД России. Обзор Пентагона получился противоречивым: при сокращении бюджета Министерства обороны США заявляет о возможности усиления военно-политического влияния на растущие экономики мира, что легко опровергается даже текущим положением дел.

 

Концентрация при демилитаризации

 «По сравнению с прошлым докладом, нынешний получился каким-то грустным, на всех 80-ти страницах проходит лейтмотивом сожаление о сокращении расходов на оборону, - пояснил «Эксперт Online» автор аналитического материала Андрей Губин, доцент кафедры международных отношений Дальневосточного федерального университета, эксперт РСМД. – Военный бюджет США как известно ежегодно сокращается с 2012 года на 50 млрд долларов, что приводит военачальников в некоторую растерянность, и это сильно чувствуется в обзоре Пентагона».

В 2014 году армия США получит 624 млрд долларов против около 700 в 2010 году. В связи с этим изменяется приоритет вооружения различных родов войск. Для ВВС главными задачами являются освоение многоцелевого истребителя 5-го поколения F-35, который призван заменить большую часть самолетов F-16 и F/A-18, создание малозаметного ударного самолета большой дальности, принятие на вооружение новых воздушных заправщиков KC-46A. ВВС до 2018 года придётся списать более 80 самолётов, включая весь парк заправщиков KC-10 и беспилотников «Глобал Хок» (Global Hawk), приостановить закупки F-35, оставить только около 10 беспилотников «Предатор» (Predator) и «Рипер» (Reaper), снизив количество их вылетов.

«При этом не стоит строить иллюзий, что они сокращают вооружение, а мы наращиваем, - пояснил «Эксперт Online» Махмут Гареев, генерал армии, президент Академии военных наук. - Они списывают и продают его, говоря, что сокращают. Мы имеем преимущество в стратегическом вооружении, но в то же время мы по высокоточному оружию, системам радиоэлектронной безопасности и информационным  сильно отстали, поэтому сколько бы мы ни наращивали, все равно будем еще какое-то время просто догонять. Даже если США приостановит развитие, чего не произойдет.  Они активно будут вводить в строй новые самонаводящиеся ракеты, самолеты нового поколения и другое вооружение».

Пентагон планирует сокращение регулярной армии к 2018 году с 570 тысяч до 440 тысяч военнослужащих, Национальной гвардии – до 335 тысяч, а резерва – до 195 тысяч человек. Бюджет аппарата Минобороны тоже сократят на 20%.

Аналитики Пентагона с тревогой говорят, что сокращение военных расходов может негативно отразиться на обороноспособности страны. В этих условиях Вашингтону придется более тесно сотрудничать с региональными партнёрами, которые возьмут на себя часть американской глобальной ответственности. Речь идет о финансировании разного рода учений, сокращение которых тревожит военачальников.

«Очевидно, что США утратили интерес к активной финансово помощи странам НАТО, - говорит Андрей Губин. - На этот раз ввели понятие «ответственного акционера», что может означать только одно: давайте, ребята, будьте более самостоятельны, у нас и так слабый бюджет». 

В случае продолжения сокращения военного бюджета ВМС придётся списать авианосец «Джордж Вашингтон» (George Washington). Вероятно, будет выведена в резерв одна атомная подводная лодка и три судна обеспечения.

При этом численный состав флота до 2020 года будет увеличиваться, поскольку это главный козырь во внешней военной политике. Срок службы некоторых кораблей, в частности, крейсеров типа «Тикондерога» (Ticonderoga), продлят до 2030-х годов. Планируется продолжение строительства эсминцев типа «Арли Бёрк» (Arleigh Burke) третьей серии, однако строительство трех кораблей может быть отменено. Уже заказано 32 боевых корабля прибрежной зоны, но нового контракта не последует, пока данные единицы не покажут свою пригодность. Есть  сомнения, что они смогу эффективно действовать против хорошо оснащенного противника, например в АТР.

 

Забрать Азиатское лидерство у «скрытого врага» Китая

ВМС США остаются главным средством глобального позиционирования во внешней политике. Поэтому будут увеличивать финансирование  морского компонента ядерного сдерживания, включая разработку новых атомных подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ). Будут создавать и асимметричных боевых систем и средств поражения (крылатые и гиперзвуковые ракеты, палубные ударные самолеты, модули для надводных кораблей и подводных лодок). В докладе прямо отмечается, что это необходимо, поскольку базовые интересы государства сосредоточены на Азиатско-Тихоокеанском пространстве, где сейчас происходит «перебалансировка» внешнеполитического и военно-стратегического курсов. К Африке и Латинской Америке США утратили интерес, во всяком случае наращивать военное присутствие в этих регионах не намерены, видимо тоже от дефицита бюджета.  Основной упор теперь делается на усиление традиционных альянсов в сфере безопасности с Японией, Республикой Корея, Австралией, Филиппинами и Таиландом. Выстраивается военное партнёрство с Сингапуром, Малайзией, Вьетнамом и другими странами региона.

К 2020 году 60% американского флота будет базироваться в Тихом океане, при этом основная часть сил сконцентрируется в Японии. Подразделения корпуса морской пехоты перемещаются на Гуам и в Дарвин (Австралия). Силы ВВС в регионе получат новое ударное вооружение. США намерены усилить военное присутствие в Северо-Восточной Азии, Юго-Восточной Азии, Океании и бассейне Индийского океана. При этом США считает чрезвычайной важным построение «разумного и продолжительного диалога с Китаем, в том числе по вопросам взаимодействия с Народно-освободительной армией в таких областях, как борьба с пиратством, поддержание мира, гуманитарное содействие и ликвидация последствий бедствий». Напрямую в обзоре Китай соперником не называют. Лишь вскользь упоминается, что со стороны Китая увеличились кибератаки на военные объекты США.

«Это типичная для военных США модель поведения – безосновательные обвинения, - говорит Андрей Губин. - Говоря о растущей угрозе со стороны Китая, они ничем это не подкрепляют. Про те же кибератаки говорят, что они выросли, но не понятно, насколько и почему решили, что именно со стороны Китая, хотя в Южной Корее не менее активные хакеры». 

США по-прежнему считают, что от Ирака для них исходит ядерная угроза, но аргументов опять же не приводят. Впрочем, главный ядерный «пунктик», и здесь уже не безосновательно – это все же КНДР. В отношении этой страны «за высоким забором» Пентагон намерен в первую очередь использовать дипломатические каналы с Сеулом, Токио, Пекином и Москвой. Планируется оказание содействия вооруженным силам Южной Кореи для сдерживания возможной агрессии и предотвращения провокаций со стороны Пхеньяна. В то же время представители Пентагона не выразили готовность к проведению односторонней или многосторонней операции против КНДР.

«Этот доклад показал, что США по-прежнему стремятся к выстраиванию однополярного мира под себя, как это и отражено в их стратегии национальной безопасности, - пояснил «Эксперт Online» Леонид Ивашов, президент Академии геополитических проблем. - Она предполагает установление контроля над ключевыми регионами мира, стратегическими коммуникациями и глобальными ресурсами. И сколько бы они не выстраивали сотрудничество, реалии таковы, что в борьбе за ресурсы не только Китай становится их главным оппонентом, но конкурентами также являются Европа,  Индия и другие страны АТР, а также Россия».

Укреплять свои политические позиции в Азии США намерены за счет сотрудничества с региональными международными организациями, центральная роль отдаётся Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Однако, говоря об этом, аналитики Пентагона умалчивают о том, что в юго-восточной Азии все больше набирает силу формат АСЕАН+3. Скорее всего, это значит, что США неприятно признавать подключение к АСЕАН Китая, Южной Кореи и Японии. Видимо главным образом из-за Китая, который оказывает все больше влияния на менее развитые страны континента.

«АСЕАН+3 - это внутренний механизм, позволяющий странам юго-востока обеспечивать безопасность континента без внешней  поддержки, - говорит Андрей Губин. – У США это вызывает ревность, и они по своей традиции просто умалчивают об этом и многих других механизмах сотрудничества в этом регионе. Упорно пытаются создать иллюзию того, что без них там не обойтись, хотя это далеко не так».

«Что основные военные интересы США завязаны на ресурсах, подтверждается не только их политикой на Ближнем Востоке, но и военным присутствием в Южно-китайском море и Малаккском проливе, по которым проходят нефтегазовые потоки, - говорит Леонид Ивашов. - Китай направляет туда свои авианосцы, другую технику, хотя пока и отстает по военному присутствию здесь от США. Однако за счет своих диаспор Китай установил бесспорно большее влияние, чем США на другие страны АТР и даже Латинской Америки. При этом Китай свою политику проводит последовательно и планово, чего не скажешь о США, которые мечутся из одного региона в другой, то в Австралии зачем-то базу поставят, то в Африке учения проведут. Это значит, что они чувствуют себя здесь чужими и выход один: либо агрессия, либо филигранная дипломатия, в чем Китаю они опять же напрочь проигрывают».

 

Двойные игры на Ближнем Востоке

В отличие от прежнего доклада, в новом Ближнему Востоку уделяется намного меньше внимания, чем странам АТР. Пентагон упоминает о необходимости укрепления взаимодействия с Советом по сотрудничеству стран Персидского залива и расширения возможностей американской противоракетной обороны в регионе. Здесь размещено 35000 американских военных, флота и авиации. Впрочем, в случае кризиса Минобороны США готово перебросить дополнительные подразделения и боевые единицы. При этом в документе говорится и о создании на Ближнем Востоке единой зоны ПВО и ПРО. 

«То, что на Ближнем Востоке расположены их радары и ракетные комплексы, еще не говорит о том, что здесь будет единая система ПРО и ПВО, - пояснил «Эксперт Online» Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока.  Единая, значит, совмещенная с ПРО союзников. А США этого демонстративно избегают. Данные о бомбовых ударах стекаются в Пентагон, а тот же Израиль вынужден их потом выпрашивать. Они если и дают, то через средства массовой информации. Поэтому заявление о создании единой ПРО и ПВО – это игра на публику. Как, впрочем, и все, что делают США. Даже высоким дипломатическим работникам своих союзников на Ближнем Востоке не дают визы или дают с большой неохотой. Просят на год – дают на месяц. Вообще, на Ближнем Востоке все знают: хочешь дружить с США, обзаведись мерами защиты от такого союзника. Чем завершились их заявления о поставке вооружений в Египет? Тем, что Египет в итоге закупил оружие у России. С такой политикой авторитет США на Ближнем Востоке будет только таять».

В обзоре существенное внимание уделено противодействию террористическим организациям вроде «Аль-Каидф», «Хамаса», «Хезболлы», которые могут угрожать гражданам США по всему миру. Однако авторы документа признают, что двенадцатилетний опыт операций в Афганистане и Ираке был сопряжен с рядом проблем и ошибок, которые необходимо учесть в новой стратегии. Подушкой безопасности опять же выступают страны АТР. Здесь предполагается развертывание ВМС для уменьшения времени реагирования на кризис и точечного усиления военного присутствия в Афганистане и на Ближнем Востоке.

В Европе Пентагон делает акцент на усиление возможностей стран НАТО по проведению коалиционных операций. Европейские государства названы ближайшими союзниками по стабилизации ситуации в странах Африки и Ближнего Востока. Не исключается и сотрудничество с Россией в сфере поддержания безопасности в Европе, в том числе и проведение учений.

«Нас они давно официально не считают врагами, во всяком случае, так было до конфликта на Украине. И здесь скорее нам следует задуматься, - считает Александр Храмчихин, заместитель директора Института политического и военного анализа. - В нашей картине мира США представляют куда большую угрозу, чем мы в их картине мира. Но в то же время говорить об усилении своего влияния на весь мир при урезании бюджета на оборону – это делать хорошую мину при плохой игре, что вполне в духе американцев».

Впрочем, возможно, Россию меньше всего упомянули и по причине позиционирования: мол, нас интересует сразу весь мир, причем тут Россия. Кстати, в обзоре ничего не говорится о Каспийском регионе, Закавказье, Центральной Азии, что может свидетельствовать о неготовности Пентагона взять их «под крыло» в настоящее время. Равно как ничего не сказано о намерении размещения своих баз и ПРО на Украине.

«В прошлом докладе очень много говорилось про Россию, ее политику на Кавказе, про угрозу исламистов, - говорит Андрей Губин. - Сейчас нас словно не стало вовсе – ни друзья, ни враги. Вскользь лишь упоминается, что возможны совместные учения, и все».

Также ничего не говорится о методах реализации военно-политических интересов.

Обращает внимание, что эксперты Пентагона пишут только об их работе с Госдепартаментом – прямой их структурой. Но не пишут о работе с некоммерческими организациями, частными военными компаниями, военными советниками», - продолжает Андрей Губин.

Означает ли это, что США готовы в ближайшее время сократить расходы и на теневые методы ведения войн по установлению влияния на регионы? С учетом ситуации на Украине, маловероятно.

«Понятно, что в докладе не отражаются такие их методы и средства, как организация революций и разжигание войн, как на Ближнем Востоке или на Украине, - говорит Леонид Ивашов. – Возможно, этой работе уделено меньше внимания на этот раз ввиду активных обвинений со стороны мирового сообщества в чрезмерной агрессии».

В целом Министерство обороны США обеспокоено возможным снижением уровня американского военного присутствия в АТР как наиболее значимом сегодня регионе. Дело в том, что ключевые союзники – Япония, Республика Корея, Австралия - также склонны сокращать военную активность, что чревато образованием «вакуума силы» и выхода некоторых конфликтов из-под контроля.

«У России на этом фоне есть отличный шанс установить мировое равновесие, - говорит Леонид Ивашов. - Страны АТР опасаются усиления влияние Китая, но и очень не хотят оказаться в зависимости от США, которым также не дадут усилиться. В этом ключе мы для всех являемся компромиссной балансирующей силой, поэтому укреплять сотрудничество с Россией будет выгодно всем. При том что мы усиливаем влияние на Латинскую Америку, к которой США теряет интерес, мы получаем большое геополитическое преимущество в виде широкого ореола влияния. При этом нам нет смысла конкурировать в военном присутствии. И там, и в юго-восточной Азии нам верят больше, чем штатам, поскольку мы проводим политику  установления справедливости. Мир видит что происходит: мы выиграли дипломатию в Сирии и спасли ее от американского разбоя, мы уберегли Крым, за что нам рукоплещет 80% мирового сообщества. Так что в плане влияния мы без всякого военного вмешательства имеем все возможности сохранить за собой геополитическое лидерство в стратегических регионах».

«Вероятно, мы можем стать свидетелями «большого ухода» США из ряда регионов с трансформацией системы безопасности из «комплекса двусторонних гарантий» в «сумму ответственных акционеров», где региональные державы будут иметь большую самостоятельность, - заключает Андрей Губин. – В этой связи можно вспомнить Модельски и Кеннеди, которые предсказывали конец американского цикла к середине 2010-х годов и рождение новой системы международных отношений к 2030 году».

 

У партнеров




    О подходах к цифровой трансформации металлургических предприятий

    Курс на цифровизацию металлургических предприятий сохранится и в 2020 году. Такие лидеры отрасли, как «Норникель», «ММК», «НЛМК», «Северсталь», «Евраз» уже начали реализовывать инвестиционную программу и делать конкретные шаги к цифровому будущему

    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Мир переворачивается на наших глазах
    2. За блокчейн без криптовалют
      В Китае объявили курс на внедрение блокчейн-технологий и следом выступили против местных криптобирж. Цена биткойна сразу обновила полугодовой минимум
    3. ОПЕК+ надеется, что сланцевая революция выдохлась
      Раньше ОПЕК игнорировал угрозу со стороны американских сланцевиков и очень пожалел об этом. Сейчас нефтяной картель вновь рискует – ставит на то, что сланцевая революция пошла на убыль, считает Bloomberg.
    Реклама