Деофшоризация в фокусе

Москва, 09.09.2014

Члены Совета Федерации во главе с председателем верхней палаты Валентиной Матвиенко направили в Госдуму пакет законопроектов по деофшоризации российской экономики. «Вопрос деофшоризации носит для России стратегический характер, он чрезвычайно важен для обеспечения экономического суверенитета государства. Деофшоризации было уделено особое внимание в послании президента Федеральному Собранию 12 декабря 2013 года. Совет Федерации совместно с федеральными органами власти и экспертным сообществом разработал соответствующие законопроекты, направленные на реализацию послания», – подчеркнул председатель комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам Сергей Рябухин.

Черная дыра

 

Действительно, Владимир Путин неоднократно указывал на необходимость борьбы с оффшорами. В конце прошлого года он потребовал лишить офшорные компании доступа к любой господдержке: никаких кредитов Внешэкономбанка, госгарантий и госконтрактов. Но еще до этого, в июле 2013-го президент подписал «антиотмывочный» закон №134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части противодействия незаконным финансовым операциям». Значительная часть нововведений касается борьбы с незаконными схемами вывода капиталов в офшоры. В основу документа легли рекомендации международной группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (Financial Action Task Force on Money Laundering, FATF). Закон ужесточает контроль за оборотом наличных денег, осложняет деятельность фирм-однодневок и расширяет полномочия налоговых органов по доступу к банковской тайне и оперативным действиям (прежде всего - блокировке счетов). В законе 134-ФЗ содержится норма, разрешающая российским налоговым органам обмениваться информацией с зарубежными коллегами.

В Совете Федерации решили расширить ограничения, поскольку использование офшорных компаний российским бизнесом причиняет огромный вред интересам РФ. Вывод капиталов из страны через офшорные зоны, по расчетам экспертов, достигает внушительных размеров: за 20 лет - от $800 млрд до $1 трлн, свыше 40% внешнеторгового оборота страны осуществляется с использованием офшоров.

Сенаторы предлагают запретить компаниям, зарегистрированным в иностранных юрисдикциях, получать государственную поддержку через Внешэкономбанк, а также через механизм госгарантий. «Мы, в частности, предлагаем, чтобы Внешэкономбанк, который выполняет функции корпорации развития, не выдавал бюджетные кредиты тем организациям, которые не являются резидентами российской экономики. Мы также вносим поправку в закон о контрактной системе закупок. К закупкам на бюджетные средства не должны допускаться компании, которые не находятся в российской юрисдикции. Предлагается также внести в Бюджетный кодекс положение об обязательном раскрытии информации о контролирующих лицах организаций участников бюджетного процесса», – пояснил Сергей Рябухин, уточнив, что ежегодно осуществляются государственные и муниципальные закупки на сумму около семи триллионов рублей. «Кроме того, Бюджетный кодекс ограничит круг лиц, которым предоставляются государственные и муниципальные гарантии. Их могут получить только российские компании», – добавил председатель комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам. В числе новых законодательных инициатив также раскрытие информации о собственниках организаций, получающих бюджетные средства, и закрытие для офшорных компаний доступа к госзакупкам.

Все включено

 

Поправки в закон «О банке развития» определяют, что ВЭБ может финансировать инвестпроекты по развитию инфраструктуры и реализации инновационных проектов, предоставляя кредиты российским юридическим лицам или входя в капитал коммерческих организаций, являющихся российскими юрлицами. Сегодня требования о российской регистрации таких юрлиц нет. Также Внешэкономбанк сможет участвовать в поддержке малого и среднего бизнеса только путем финансирования банков, зарегистрированных на территории РФ, и российских же юридических лиц, поддерживающих малое и среднее предпринимательство. В действующем законе юрисдикция таких банков и юрлиц не оговаривается. Кроме того, в случае принятия законопроекта ВЭБ сможет выдавать банковские гарантии только российским юридическим лицам.

В закон о федеральной контрактной системе предлагается включить требование, согласно которому участником закупок товаров, работ и услуг для государственных и муниципальных нужд не может быть лицо, местом регистрации, местом жительства либо местом налогового резидентства которого является офшорная зона.

Перечень офшоров, то есть государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций, утверждает Минфин. Список включает сегодня около 40 территорий, в том числе Британские Виргинские острова, Гибралтар, Гонконг, Лихтенштейн, Мальдивы, Мальта, ОАЭ, Каймановы острова. При этом Кипр в этот список не входит уже почти два года - с 1 января 2013-го.

Поправки в закон о госрегистрации юрлиц предусматривают необходимость при регистрации предоставлять сведения о лицах, контролирующих учредителей — резидентов РФ, за исключением компаний, прошедших процедуру листинга.

Другим законопроектом предлагается внести поправки в Бюджетный кодекс, вводящие норму об обязательном раскрытии информации обо всех получателях средств, направляемых на закупку товаров, работ, услуг для государственных (муниципальных) нужд, а также обо всех лицах, получающих бюджетные средства. В том числе должна будет раскрываться информация о контролирующих лицах организаций — получателей госсредств.

Помимо это предлагается внести дополнение, согласно которому государственные или муниципальные гарантии будут предоставляться только российским юридическим лицам.

Сенаторы предложили также дополнить статью 199 Уголовного кодекса «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации» рядом квалифицирующих признаков, такими, как уклонение от уплаты налогов с применением офшорных схем, трансфертного ценообразования и фирм-однодневок. Эти отягчающие обстоятельства могут повлечь  наказание в виде штрафа от 200 до 500 тыс. рублей, либо принудительных работ на срок до 5 лет, либо лишения свободы на срок до 6 лет. «Россия, к сожалению, не применяет такой широко распространенный в мировой практике инструмент, как уголовная ответственность юридических лиц. Сейчас сенаторы совместно с экспертным сообществом обсуждают введение этого института в российское законодательство. Правовое закрепление уголовной ответственности юридических лиц позволит подвергать наказанию компании, использующие незаконные методы налоговой оптимизации», – пояснил Сергей Рябухин и заверил, что работа по законодательному обеспечению деофшоризации российской экономики будет продолжена.

Беги, кролик, беги

 

Доцент кафедры бизнеса и управленческой стратегии ИБДА РАНХиГС Эмиль Мартиросян говорит, что бороться с офшорами необходимо, но указывает на то, что сегодня идет борьба с последствиями офшоризации экономики, а не с ее причинами. «Во всем мире офшоры в основном используются для ухода от налогов, а у нас - для защиты собственности и для проведения конкретных сделок. Например, эффективные стартапы, чтобы уберечься от рейдерских захватов, сразу выводят в оффшоры все права, оставляя в России только операционный бизнес. Изменить эту практику позволит принятие пакета законов в отношении защиты прав интеллектуальной собственности. Иначе мы не получим от проводимой деофшоризации экономики ожидаемого эффекта», - пояснил он «Эксперт Online».

Кроме того, по его словам, процесс оттока капитала из страны связан с гарантиями возврата инвестиций в РФ. На взгляд эксперта, все озвученные на сегодня меры направлены только на легальные офшоры, используемые бизнесом для оптимизации налогов, а их доля не превышает 20%. «Для возврата капитала из «серых» оффшоров необходимо провести их всеобщую амнистию, возможно, потребуется также создание механизма их инвестирования в Россию, для чего необходимо принятие закона о прямых иностранных инвестициях», - подчеркнул Эмиль Мартиросян.

Ведущий научный сотрудник Центра институционального развития ИПЭИ РАНХиГС Юрий Симачев обращает внимание и на другие проблемы, которые толкают российские компании к использованию офшорных юрисдикций. «В частности, на мой взгляд, Россия проигрывает конкуренцию зарубежным системам корпоративного законодательства, и для решения спорных вопросов бизнес предпочитает обращаться именно в оффшорные юрисдикции. Немаловажен и вопрос качества судебной системы. Хотя я считаю, что наши арбитражные суды демонстрируют в последние годы ощутимый прогресс, донести их преимущества до предпринимателей никто не пытается. Кроме того, есть вещи, связанные с удобством получения нефинансовых услуг: в оффшорах бизнесмен получает определенный пакет услуг, включающий патент, сертификацию, выход на интересующие его рынки, у нас же пока этого нет», - пояснил он «Эксперт Online».

Юрий Симачев соглашается с необходимостью деофшоризации российской экономики, но выступает за разумные ограничения. «Ужесточения по использованию оффшоров должны быть постепенными и последовательными и по возможности лишь в тех областях, где это действительно необходимо, в частности там, где практикуется уход от налогов. Но при этом каждый шаг, ведущий к ужесточению, должен сопровождаться двумя шагами, направленными на решение проблем с ведением бизнеса в нашей стране и широкой демонстрацией этих шагов», - уверен он.

Глава налогового комитета «Деловой России» Марина Зайкова говорит, что ничего неожиданного для бизнеса в предложениях Совета Федерации нет. «Уж коль скоро мы боремся с оффшорами и в этой борьбе впереди планеты всей, требование показывать бенефициара в рамках этой логики. И мы были к этому готовы», - рассказала она «Эксперт Online».

Чья возьмет?

 

Кстати, законопроекты по деофшоризации готовит и правительство, в том числе об ограничении доступа к госфинансам. Минэкономразвития предлагало отказывать в госконтрактах офшорным компаниям и запретить ВЭБу финансировать их. При этом кабмин настаивает на смягчении пакета Совета Федерации, рассказал «Ведомостям» руководитель экспертной группы СФ по разработке законодательства о деофшоризации Сергей Шугаев: предлагается ограничить доступ к господдержке не всем иностранным компаниям, а только тем, кто не раскрыл бенефициаров. Но резкость мер оправданна, настаивает эксперт: «Это борьба за увеличение налоговых сборов и средств внутри российской экономики», - уверен он.

Между тем и Минфин смягчил на прошлой неделе свой антиофшорный закон о налогообложении контролируемых иностранных компаний (КИК). Сам закон должен вступить в силу с 1 января 2015 года, однако в документе прописывается переходный период до 2019 года. Так, до 1 января 2017 года признание лица контролирующим будет осуществляться в случаях, когда доля его прямого и/или косвенного участия в организации совместно с родственниками и/или несовершеннолетними детьми превышает 50%. До этого же времени уведомлять налоговые органы об участии в иностранной организации должны лица, контролирующие не менее 25%. Российским владельцам офшоров придется заплатить налог, если прибыль контролируемой ими иностранной компании в 2015 году превысила 50 млн рублей. В 2016-м этот порог предлагается снизить до 30 млн. Налог на нераспределенную прибыль КИК будут начислять с 2015 года, но штрафы и пени за неуплату введут только с 2018-го. С 2019 года все действия переходного периода закона окончательно войдут в силу. Кроме того, Минфин отказался от 1% порога, при превышении которого резидент был обязан уведомить налоговый орган об участии в иностранной компании. Долю владения офшором для признания российского собственника контролирующим лицом Минфин согласен установить на уровне 25% для одного лица, либо до 10%, если сложенные доли российских резидентов превышают 50%. Ставка налога в новой версии законопроекта осталась прежней - 20%.

Научный руководитель НИУ ВШЭ Евгений Ясин считает, что в условиях, когда падают не только темпы роста экономики России, но и доходы от продажи нефти, государству не стоит жестко давить на бизнес. «Понятно, что есть желание повысить доходы бюджета. Но ничего, кроме дальнейшего снижения деловой активности, это не принесет. И дело не только в офшорах: степень закручивания гаек для бизнеса велика и в целом по стране. Правительство склоняется к более мягкому варианту ухода из офшоров, который предложило Минэкономразвития (впрочем, окончательное слово за президентом). Но увы! послабление это копеечное. А потому ожидаемого подъема экономики не даст», - говорит он.

Эмиль Мартиросян обращает внимание и на налоговую составляющую бегства капитала. «Хотя налоговая нагрузка в России сегодня близка к оптимальной, отечественный бизнес, к сожалению, не видит, куда идут его налоги. Предприниматели в ЕС получают взамен инфраструктуру, то есть видят результат своих налоговых отчислений и пользуются им. У нас же даже при наличии инфраструктуры отсутствует информация о доступе к ней», - добавил он.

Читайте последние новости России на сегодня на страницах Эксперт Online, и в социальных сетях:

- ВКонтакте;

- Одноклассники;

- Твиттер; 

ЖЖ

У партнеров




    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Вопрос с поставками газа становится в Европе все острее
      Трубопровод Eugal, который продолжит «Северный поток — 2» по Европе, скорее всего будет введен в строй до окончания строительства самого «потока»
    2. Saudi Aramco оценили в 1,7 триллиона долларов
      IPO аравийской нефтяной компании Aramco выходит на финишную прямую.
    3. Саудиты решили не жадничать
      Но инвесторы в Saudi Aramco все равно рискуют
    Реклама