США воюют с ИГ руками Ирана

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
10 июня 2015, 15:15

Иранцы отправили экспедиционный корпус в Сирию. Американцы возражать не стали.

По данным западных спецслужб и ряда региональных СМИ Иран отправил на помощь Дамаску 15-тысячный корпус. «В ближайшие дни мир удивится сюрпризу, который мы готовим вместе с сирийским военным руководством» - заявил командующий элитным иранским корпусом «Эль-Кудс» генерал Касем Сулеймани.

В данном вопросе наибольшее удивление у наблюдателей вызывает даже не сама отправка иранского экспедицинного корпуса. Эксперт Online не раз писал о том, что Иран будет делать все возможное для спасения Сирии, и что степень его участия в гражданской войне будет прямо пропорциональна угрозе режиму Башара Асада. Поначалу хватало иранского оружия, а также помощи по стороны дочерней структуры Тегерана - «Хезболлы». Сейчас же, судя по всему, иранские власти сочли угрозу достаточно серьезной для отправки собственного контингента войск. Наибольшее удивление вызывает отсутствие крайне жесткой реакции США на иранские действия.

Однако если посмотреть на ситуацию глубже, то можно понять, что американское поведение абсолютно логично. Хотя бы потому, что Иран своими руками решает за США их проблему, а также проблему их союзников - Израиля, Саудовской Аравии, Иордании и других государств Ближнего Востока. Имя этой проблеме - ИГ.

Да, мало кто будет спорить с тем, что США приложили руки и доллары к созданию группировки ИГИЛ. По расчетам Вашингтона, эта группировка (как и многие другие ей подобные) должна была поспособствовать делу падения режима Башара Асада, в результате чего Иран лишился бы контроля за Сирией. Однако с тех времен произошло несколько существенных изменений. Во-первых, изменился статус американо-иранских отношений. Вашингтон сделал ставку на диалог с Тегераном и на мирное решение ряда важнейших проблем (прежде всего ядерной). Это, безусловно, не отменяет возможности ведения с Ираном войны на периферии в Сирии (американцы до сих пор поддерживают врагов Асада, и во многом благодаря этой поддержке сирийская армия потерпела ряд поражений на севере страны), однако делает эту войну не таким уж и необходимым занятием. Не говоря уже о том, что активизация этой борьбы со стороны американцев усилит в Иране те силы, которые выступают против ядерной сделки с Соединенными Штатами.

Вторая причина куда более важная - ИГИЛ превратился в ИГ. Исламистская группировка, возникшая как инструмент Вашингтона и некоторых арабских монархий, стала самостоятельным игроком, чьи интересы стали противоречить американским. Так, провозглашенный ими «халифат» (то есть претензия на все населенные мусульманами земли) является угрозой не только для России, Средней Азии и Ирана, но и ряда американских союзников - Иордании (ИГ не признает святость хашимитской династии) и даже Турции. Есть и более отдаленная угроза - ИГ как пассионарная идея привлекает огромное количество «бездуховных» граждан ЕС, причем не только арабского или африканского происхождения. Учитывая демографические тенденции Европы и увеличения там числа мигрантов, побывавшие в ИГ «стажеры» могут представлять серьезную угрозу для Евросоюза.

Именно поэтому Соединенные Штаты и начали войну против Исламского государства. Пока эта война идет не очень эффективно. Ряд российских политологов объясняют это связями между США и ИГ, однако проблема куда проще и сложнее одновременно. Да, борьба с ИГ имеет ряд политических ограничений (в США боятся усиливать Сирию, Иран или даже иракское правительство, которое все дальше и дальше отдаляется от Вашингтона), однако основным препятствием для эффективной операции является отсутствие сухопутного компонента. Барак Обама наотрез отказывается идти по стопам своего предшественника и отправлять армейские подразделения на Ближний Восток.

Тем не менее, ИГ нужно уничтожить, а значит и найти страну, которая готова подменить американских солдат в наземной операции (то есть взять на себя ту роль, которую в Афганистане взял Северный Альянс). Проблема в том, что в регионе есть лишь две с половиной силы, которые способны провернуть такую операцию.

Оптимальным вариантом является Турция, которая была в общем-то не против помочь американцам. Но тут есть две проблемы. Первая - турки требовали в ответ дать добро на полномасштабную военную операцию против Башара Асада, а американцы (держа в уме иранскую сделку, а также членство Турции в НАТО) такое согласие дать не могли. Во-вторых, это согласие давалось до итогов нынешних выборов, которые стали ударом по позициям турецкого президента. Сейчас Эрдогану придется создавать правящую коалицию с националистами или курдами, поэтому непонятно как изменится позиция Анкары по Сирии.

«Половинкой» в данном случае является официальный Дамаск. Кровно заинтересованного в победе над ИГ Башара Асада не нужно уговаривать воевать против исламистов - нужно ему просто не мешать. Не создавать вторые и третьи фронты силами «рукопожатных» исламистов и светских боевиков, не оказывать серьезного международного давления. Однако пойти на этот шаг американцы тоже не могут - слишком много репутационного капитала было вложено в борьбу против Башара Асада.

Остается последняя сила - Иран. Да, теоретически Соединенные Штаты не могут договариваться с Ираном - как и в случае с Сирией, их просто не поймут союзники. Но открыто договариваться и не надо - у Ирана и США уже есть опыт закулисного сотрудничества (например, во время войны с талибами). Это сотрудничество может иметь форму в том числе и игнорирование Вашингтоном ввода войск иранского контингента в Сирию. В конце концов, всегда хорошо уничтожать врагов чужими руками.