Набиуллина: пора перестать все время думать о курсе рубля

Банк России с середины 2015 года ни разу не выходил на валютный рынок для того, чтобы повысить или понизить курс рубля, заявила во вторник, выступая на заседании Forbes Club, глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

Глава ЦБ признала, что жить с недоверием к плавающему курсу придется еще долго. По ее словам, ЦБ все время подозревают то в попытках уронить, то в намерении поддержать курс рубля, в то время как у Банка России вовсе нет необходимости им управлять.

"То мы его специально роняем, как нам говорят, чтобы у бюджета были доходы, то мы его специально повышаем, чтобы социальную стабильность обеспечить", - посетовала Набиуллина, добавив, что с этим недоверием Банк России будет жить еще долго (цитата по ТАСС).

"Но мы ни разу с середины 2015 года в валютный рынок не вмешались", - подчеркнула глава ЦБ.

«Нам очень важно избавиться от идеи фикс — все время думать о курсе [рубля]. Я понимаю, что курс влияет на реальные экономические процессы. Я все это прекрасно понимаю. Но нужно привыкнуть жить в условиях плавающего курса», — приводит слова Набиуллиной РБК.

"У нас реально нет необходимости управлять курсом, чтобы снижать инфляцию. Мы процентной ставкой при любом курсе можем снижать инфляцию. В этом-то и смысл новой политики, где ключевая ставка играет ключевую роль", - подчеркнула глава ЦБ.Тот факт, что высокая ставка ЦБ стимулирует приток "горячего" спекулятивного капитала на российский рынок, по словам Набиуллиной, не оказывает решающего влияния на рубль.

Объем операций carry-trade, при которых инвесторы занимают дешево в валюте и вкладывают в рубли под высокий процент, сейчас "не очень большой", сказала глава ЦБ."Мы не выделяемся среди других развивающихся стран. Размер carry trade, по нашим оценкам, от 2 до 5 млрд долларов. Примерно на том же уровне, что был в 2012-2013 годах. Мы не видим никакого большого всплеска", - сообщила Набиуллина.

Она добавила, что помимо ставки ЦБ инвесторов в рубль влечет его низкая волатильность: "Курс колеблется уже не так, как в 2014 году, а так, как во многих так называемых emerging markets (даже ниже, чем там), поэтому премия за риск существенно упала".