FP: Меркель обратится к Трампу с просьбой по России

27 апреля 2018, 15:53
Zuma\TASS

Переговоры, которые пройдут 27 апреля в Вашингтоне между Дональдом Трампом и Ангелой Меркель, обещают быть одними из самых трудных в послевоенной истории. Крайне редко бывает, когда лидеры главных экономик с интервалом в считанные дни наносят визиты в одно и то же место, как это произошло на этой неделе с Эммануэлем Макроном и Ангелой Меркель. Французский президент в начале недели три дня уговаривал Дональда Трампа не выходить из соглашения по ядерной программе Ирана, а федеральный канцлер ФРГ сейчас находится в американской столице с однодневным визитом. Такое редкое совпадение поездок позволяет сравнить позиции Парижа и Берлина в целом ряде важных вопросов, в том числе, в отношении России.

В ходе переговоров лидеров Франции и Америки Россия, если и упоминалась, то косвенно, потому что речь в основном шла о сделке по ядерной программе Ирана и желании Европы и в первую очередь Макрона, чтобы Америка уделяла защите послевоенного мирового устройства больше времени и сил.

В этом отношении, считает Foreign Policy (FP), визит Меркель будет сильно отличаться от визита французского президента. По всеобщему мнению, главной темой переговоров лидеров Германии и Америки будет экономика в целом и торговля в частности. Торговая война у США назревает не только с Поднебесной, но и со Старым Светом. При этом, предполагает FP, тема России будет стоять на переговорах между Трампом и Меркель не на последнем месте. Авторитетный американский политический журнал, который редко ошибается в прогнозах, считает, что Ангела Меркель попытается уговорить визави, как минимум, разрешить немецким компаниям по-прежнему вести дела с российскими партнерами, не опасаясь последствий со стороны Америки. Как максимум же, речь может идти об изменении подхода коллективного Запада, возглавляемого США, к вопросу об антироссийских санкциях.

Напомним, Германия и Австрия фактически стали самыми энергичными противниками последнего пакета американских санкций против Москвы. Берлин понять можно. Немцы уже не одно столетие находятся в авангарде, если можно так сказать, отношений между Западом (Европой) и Россией. Среди западных стран у Германии отношения с Россией в сфере экономики, пожалуй, наиболее глубокие и сильные. Не удивительно, что немецкий бизнес в своем большинстве выступает против санкционной политики Запада по отношению к России. При этом бизнес оказывает сильное давление на политиков, что и объясняет несколько странную, на первый взгляд, позицию Берлина по отношению к Москве.

Ангела Меркель всегда не только регулярно голосует за продление европейских санкций против России, но и порой призывает их ужесточить. С другой стороны, политики разных уровней, включая правительство, нередко говорят о важности восстановления экономических отношений с Россией. Чем-то вроде лакмусовой бумажки в этом вопросе может служить вторая очередь газопровода «Северный поток 2», которая пройдет по дну Балтийскому моря и по которому российский газ пойдет в Германию. За океаном и в Европе, особенно на востоке и в первую очередь в Польше и Балтии, высокопоставленные политики категорически выступают против этого многомиллиардного проекта, разрешение на строительства которого на немецкой территории, кстати, было получено месяц назад.

Берлин, хотя и исправно голосует за продление антироссийских санкций, в этом вопросе идет не в ногу с Вашингтоном и Брюсселем. Немецкие политики на самом высоком уровне, включая канцлера Меркель, неоднократно поддерживали и защищали этот проект и утверждали, что не следует смешивать политику и экономику. И даже неожиданная фраза канцлера Меркель, заявившей в начале апреля о том, что в строительстве «Северного потока 2», кроме экономики, имеется и политическая составляющая, и что необходимо учитывать интересы Украины, которая с вводом в строй второй очереди этого газопровода лишится почти всех «транзитных» миллиардов, конечно, многих удивило, но не напугало, потому что все прекрасно понимают, что окончательное разрешение на строительство газопровода означает, что отношение Берлина к «Северному потоку 2» не изменилось. Что же касается заявления о политической составляющей проекта, то оно носит, очевидно, конъюнктурный характер и было сделано в преддверии поездки в Америку.

«Европейцы с самого начала были недовольны санкциями,- считает Бенджамин Хаддад из Института Хадсона.- Особенно это относится к принципу экстратерриториальности, подразумевающему подсудность американской юрисдикции для европейских компаний, имеющих дела с российскими партнерами с сферах энергетики и обороны».

Кстати, в Трампе, считает FP, Меркель найдет в определенной мере союзника, потому что он в отличие от вашингтонских ястребов выступает против чересчур сильного, по его мнению) экономического давления на Москву при помощи санкций. Доказательство – позиция Белого дома в отношении новых санкций, которые ястребы хотели наложить на Россию после апрельского ракетного удара за ее позицию в Сирии.

«Такие страны, как Германия и Франция, не хотят усиления конфронтации с Россией,- считает Хаддад.- К тому же, они чувствуют двусмысленное отношение Трампа к этому вопросу. И Берлин, и Париж руководствуются в первую очередь экономическими интересами».

«Не думаю,- вторит ему Далибор Рохач, европейский аналитик American Enterprise Institute,- что стоит искать какой-то особый интерес в скептичном отношении европейцев к санкциям, которое постоянно усиливается».