Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

Москва, 22.01.2019
О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки

предоставлено пресс-службой

Национальный проект «Здравоохранение» потребует порядка 1,5 трлн рублей в ближайшие шесть лет. В рамках нацпроекта будет развиваться инфраструктура поликлиник и больниц по всей России, средства планируется направить на обучение и переподготовку медиков, внедрение цифровых технологий и передовых достижений науки.

Во многом в реализации сложного и многогранного проекта государство будет опираться на бизнес и его компетенции, в том числе на западные компании, которые часто опережают отечественные в производстве инновационного оборудования, в частности диагностического.

О работе в России, о перспективах и проблемах российского рынка медицинского оборудования «Эксперт» поговорил с президентом и главным исполнительным директором GE Healthcare в России/СНГ Ниной Канделаки.

Выходя на важный рынок

— Компания объявила о планах отделения структурного подразделения GE Healthcare от глобальной GE. Для чего это нужно?

— Это очень важный этап как для нашего подразделения, так и для «большого» GE. Все структурные изменения являются частью плана масштабной трансформации GE, объявленного в июне 2018 года, и направлены на повышение эффективности и финансовых показателей каждого бизнеса, находящегося в портфеле корпорации. Выделение GE Healthcare в отдельную компанию совершенно логичное и последовательное решение. Это позволит нам как бизнесу стать более гибкими, самостоятельно определять стратегию развития и планировать свои инвестиции. В результате мы сможем быстрее реагировать на запросы рынка в части разработки технологий и ввода новых решений, а также выйти на новый уровень операционной эффективности. Мы позитивно смотрим в будущее. 

General Electric — крупная инновационная компания с широкой линейкой бизнесов. За счет этого у различных секторов компании есть возможность обмениваться разработками и технологиями. При отделении GE Healthcare этот доступ сохранится?

— Быть самостоятельной компанией не означает для нас утраты доступа к центрам научных исследований и разработок. Инновационных технологий в портфеле бизнеса GE Healthcare много. Более того, компания сейчас сотрудничает с ведущими разработчиками цифровых технологий в целях создания инновационных решений для здравоохранения. После отделения мы сможем еще более эффективно реинвестировать прибыль в собственное технологическое развитие.

GE Healthcare — это глобальный бизнес. В каких странах работает компания?

— Мы работаем в 140 странах мира, а штат сотрудников насчитывает более 50 тысяч человек. В целом трудно представить себе регионы, где нет медицинского оборудования производства GE Healthcare: от самых маленьких кардиографов до производственных комплексов по ядерной медицине. Наша миссия — способствовать тому, чтобы у каждого человека был доступ к качественной и высококвалифицированной медицинской помощи. 

Что сегодня представляет собой GE Healthcare в России и СНГ?

— В России и странах СНГ GE Healthcare работает уже более 30 лет. У нас большая команда профессионалов, увлеченных своим делом. Из них более ста человек — это высококвалифицированные инженеры сервисной службы. Есть также производственные площадки, сервисные и учебные центры. Мы являемся надежным партнером, помогая на протяжении многих лет решать важнейшие задачи здравоохранения.

— А кто ваши конкуренты?

— Если говорить о диагностическом оборудовании, таком как КТ, МРТ, ПЭТ/КТ, рентгенохирургическом оборудовании, то это три основных производителя — Siemens, Philips, Canon. В производстве рентгенов и маммографов широко представлены российские компании. Если речь идет о сегменте ультразвукового оборудования, то здесь также представлены корейские и китайские производители. Если посмотреть на реанимацию, системы жизнеобеспечения, мониторы, наркозные аппараты, кардиографы и так далее, то поставщиков десятки. Около ста производителей одних только кардиографов, включая пятьдесят российских.

Какие перспективы развития GE Healthcare видит для себя на российском рынке?

Россия всегда была для GE очень важным рынком, обладающим большим потенциалом развития. Компания начала сотрудничество с нашей страной в двадцатые годы прошлого века, и вот уже почти сто лет, на разных исторических этапах, GE принимает участие в реализации крупнейших инфраструктурных проектов в регионе, в том числе в области здравоохранения. Сегодня в стране огромная потребность в передовом медицинском оборудовании и в кардинальном улучшении качества высокотехнологичной медицинской помощи. В рамках нацпроекта «Здравоохранение» Минздрав планирует модернизировать всю базу оборудования в региональных онкоцентрах во всех 85 субъектах РФ. Это очень важная и нужная инициатива. По нашим данным, в России по сравнению с Восточной Европой при расчете на один миллион человек компьютерных томографов (КТ) в два раза меньше, магнитно-резонансных томографов (МРТ) в три раза меньше, а позитронно-эмиссионных томографов (ПЭТ), без которых лечение онкологических заболеваний невозможно, в четыре раза меньше. Безусловно, мы, как производитель высокотехнологичного диагностического оборудования, готовы помогать региону решать эти задачи.

Будущее онкологии

— Медицинское обслуживание в онкологии — широкая область деятельности. Это наверняка десятки типов оборудования для каждого конкретного вида заболевания?

Да, верно, но, если мы говорим о постановке диагноза, обычно это происходит на компьютерных томографах и аппаратах МРТ. Первичных методов диагностики никак не избежать.

Второе направление — ядерная медицина, роль которой в онкологии нельзя переоценить. Позитронно-эмиссионная томография позволяет увидеть мельчайшие образования и наблюдать, как опухоль реагирует на лечение. Это дает возможность диагностировать образования уже на самых ранних стадиях. У пациента появляется больше шансов на выздоровление и возвращение к полноценной жизни. Сейчас государство, инвесторы и разработчики уделяют большое внимание именно этому направлению. 

— С чем связан этот интерес?

— Стране необходимы ПЭТ-центры. ПЭТ/КТ — это самая современная технология, совмещающая компьютерную и позитронно-эмиссионную томографию для диагностики онкологических заболеваний. Чтобы идентифицировать опухоль, оценить ее локализацию и размер, человеку вводится внутривенно радиофармпрепарат, содержащий короткоживущую радионуклидную метку. Для применения радиофармпрепарата требуется организация полноценного производства — циклотронного комплекса в непосредственной близости от лечебного учреждения. Подобные ПЭТ-центры в России уже есть, например в Москве, Санкт-Петербурге, Хабаровске, Ханты-Мансийске, Казани. Всего таких действующих центров с собственным производством около тридцати, но для нашей страны этого, конечно, недостаточно. Думаю, их должно быть как минимум в два раза больше. Что касается самих ПЭТ-сканеров, то в идеале на один миллион человек должен приходиться один сканер. Сейчас же в России их всего порядка шестидесяти.

Сделано в России

— В рамках госзакупок государство требует от иностранных производителей локализации технологий. Как GE Healthcare локализуется в России?

— Когда мы говорим о локализации, мы подразумеваем три аспекта: локализацию производства медицинского оборудования, его сервисного обслуживания и компетенций по использованию этого оборудования. Во всех этих сферах в GE Healthcare работают российские инженеры и врачи.

— Какие требования выставляет вам государство по производственной локализации и как идет этот процесс?

Мы начали переносить производство в Россию десять лет назад и с тех пор работаем в партнерстве с российским производителем рентгенов — компанией МТЛ. Начинали с крупноузловой сборки 16-срезовых КТ BrightSpeed. На тот момент они были самые востребованные. Постепенно мы расширяли линейку и увеличивали количество процессов сборки в России. Добавились 16/32-срезовые компьютерные томографы Optima CT540 и 64/128-срезовые Revolution EVO, а также ультразвуковое оборудование экспертного класса. Сейчас, в рамках онкологической программы, в ответ на запросы рынка мы активно работаем над локализацией аппаратов для диагностики онкозаболеваний.

Открытие нового производства медицинского диагностического оборудования GE Healthcare в Подмосковье ge-341.jpg предоставлено пресс-службой
Открытие нового производства медицинского диагностического оборудования GE Healthcare в Подмосковье
предоставлено пресс-службой

— Как это поддерживается правительством?

— В рамках госзакупок существует 15-процентная преференция для российского производителя, то есть выиграть такой тендер иностранный производитель может только в том случае, если цена на его оборудование на 15 процентов ниже цены аналогичного оборудования локального производства. Кроме того, на первоначальном этапе для нас действовали принципы постановления, известного как «Третий лишний». Оно предполагает исключение из тендера иностранных производителей, если в нем участвуют две и более отечественные компании с оборудованием аналогичного класса. Но для получения такой преференции государство выставляет определенные требования: оборудование считается локальным, если доля стоимости используемых в производстве иностранных компонентов не превышает половины стоимости самого аппарата. До повышения курсов валют мы соответствовали этому требованию. Но после кризиса и снижения курса рубля это стало сложнее. Тем не менее мы шаг за шагом идем к тому, чтобы придерживаться тех же показателей, увеличивая количество процессов, локализованных в России.

— С точки зрения иностранного производителя оборудования, есть на кого опираться внутри российского рынка?

В России очень сильные инженерные ресурсы и очень достойные партнеры, которые занимаются производством оборудования. Основная сложность — выстраивание системы управления качеством на производстве. Как правило, это четкая инструкция, от которой нельзя отступать даже в мелочах. Налаживание этого процесса потребовало определенного времени. Сейчас мы совершенно уверены, что оборудование, собранное в России, по качеству ничем не уступает выпускаемому GE в любой точке земного шара.

Обучить врачей

— Кроме выпуска продукции существуют еще и вопросы ее эксплуатации. Вы обучаете российских врачей работать на высокотехнологичном оборудовании?

Когда производитель поставляет тот или иной аппарат, например компьютерный томограф, в медучреждение, то в его обязанности входит задача научить врача пользоваться этим оборудованием. Но производитель не несет ответственности за то, как врач будет интерпретировать полученное изображение и результаты исследований. В то же время представьте ситуацию, что до модернизации в больнице не было высокотехнологичных аппаратов, а доктор работал только на рентгене. И вот в больнице установили МРТ или КТ. Как на них работать?

Мы быстро поняли, что, исключая из процесса обучение врачей, мы далеко не продвинемся. Мы разработали программу подготовки врачей и рентгенолаборантов и еще в 2009 году открыли учебный центр в Москве. Примерно две тысячи врачей ежегодно проходят обучение в наших классах. Занятия проводят как специалисты компании, так и ведущие медицинские эксперты в области радиологии, анестезиологии, реанимации и так далее. Разработан очень интересный контент. В прошлом году открылся еще один учебный центр GE Healthcare в Новосибирске, а также партнерский центр в Тюмени. Мы считаем своим обязательством удостовериться, что врач правильно и в полной мере использует возможности оборудования, что в итоге позволит поставить верный диагноз.

— Это за ваш счет происходит?

Да, это в основном наши инвестиции. Обучение проходит в рамках контрактных обязательств, в компании также выстроена система дополнительного обучения, в рамках которой мы последовательно расширяем наполнение наших тренингов.

Ежегодно обучение по программам GE Healthcare проходят свыше двух тысяч врачей и рентгенолаборантов. img_8694.jpg предоставлено пресс-службой
Ежегодно обучение по программам GE Healthcare проходят свыше двух тысяч врачей и рентгенолаборантов.
предоставлено пресс-службой

— Насколько в целом российские врачи компетентны, готовы ли они работать на современном оборудовании и применять передовые технологии диагностики?

Был очень сложный переходный период в начале 2000-х. Но сейчас в профессию пришло очень много молодежи. Это обнадеживает, и тяга к знаниям, конечно, поразительная.

Кроме того, мы развиваем и поддерживаем новую интернет-платформу GECARES. Это сайт для профессионального сообщества, где постоянно идет обмен информацией, есть возможность создавать чаты, обмениваться изображениями, получать мнение специалистов. И мы видим среди пользователей стремление расширить свои компетенции. На этой платформе общаются уже порядка полутора тысяч российских врачей.

Big Data всему голова

— То есть цифровизация в действии?

Информационные технологии — неотъемлемая часть современной медицины, в том числе персонализированной. У нас множество цифровых разработок. В этом направлении на глобальном уровне мы сотрудничаем с Microsoft, Amazon и другими крупными компаниями. В каждой больнице есть огромная база снимков. Цифровые технологии помогают их анализировать, появляются алгоритмы, которые могут «подсказывать» доктору. В конечном счете все это помогает достичь главного — повысить точность диагностики и обеспечить пациентам персонализированное лечение. Например, работая на нашем томографе Revolution Discovery CT, можно использовать пакет экспертных онкологических приложений с элементами искусственного интеллекта. Он помогает максимально автоматизировать и стандартизировать поиск онкологических поражений и, что немаловажно, оценивать их динамику у пациентов после химио- и радиотерапии. Это оборудование уже доступно для российских врачей и пациентов.

— Наверняка цифровые технологии позволяют работать не только с конкретным человеком, но и «оцифровывать» медучереждения и процессы?

— Да, технологии позволяют оценивать и в целом повышать эффективность работы всего медицинского учреждения либо конгломерата медицинских учреждений. Так работает интернет вещей. Сейчас с помощью технологий на основе искусственного интеллекта можно анализировать все показатели деятельности больницы. Это как командный центр управления клиникой, куда стекается вся информация в режиме реального времени от любых видов оборудования, браслетов пациентов и так далее. Эта информация помогает не просто анализировать, как работает клиника сегодня, но прогнозировать специфику пациентопотока. Такой командный центр GE Healthcare реализован в госпитале Джонса Хопкинса в США. Как итог, врачи стали быстрее ставить диагноз пациентам, а пациенты — быстрее получать необходимое лечение, увеличилась скорость распределения пациентов по палатам и операционным, сократилось время на подготовку документов на выписку. В целом повысились все показатели эффективности клиники.

— Есть ли в России аналогичные проекты?

— В России мы только начинаем пилотные проекты в области цифровизации здравоохранения. Например, в клиниках «Рэмси Диагностика» на основе наших цифровых технологий создали общий архив данных для хранения информации со всего установленного оборудования. Это помогло врачам работать более эффективно. Теперь любой врач, неважно, где он находится, имеет доступ к общей базе диагностических снимков и может сделать заключение по исследованию. Результаты сразу попадут в личный кабинет пациента. Это быстро и удобно. Реализованы также пилотные проекты по оценке эффективности работы диагностического оборудования. Надеемся, что скоро мы придем и к более крупным проектам, например на уровне регионов.

— Чего вам как одному из ключевых игроков на рынке производства медицинского оборудования не хватает, что вызывает сложности?

— Если говорить об отрасли в целом, то, наверное, это вопросы государственной регистрации медицинского оборудования в России. В медицине все очень быстро меняется, на рынок выходят новые, более совершенные технологии. И часто получается так, что мы год-два регистрируем аппарат, а когда зарегистрировали, у него уже появилось столько новых опций, приложений и функций, что его надо регистрировать заново. К сожалению, пока процесс в России не гармонизирован с остальными странами, хотя Росздравнадзор очень активно над этим работает. И, безусловно, мы рады, что государство готово к открытому диалогу и по определенным вопросам идет навстречу запросам отрасли.

— И все-таки есть ли среди инновационных разработок компании такие, которые мы увидим на российском рынке уже в ближайшее время? 

— Да, конечно. Например, российские пациентки уже сегодня могут пройти обследование на уникальном ультразвуковом аппарате Invenia Abus с функцией автоматического трехмерного сканирования молочной железы. Если у женщины плотная молочная железа, то возможности обычной маммографии могут быть ограничены. Использование нашего ультразвукового аппарата в дополнении к маммографии позволяет выявить рак молочной железы на 55 процентов точнее. Это значит, что пациентка сможет получить лечение вовремя и потом вернуться к полноценной жизни. В 2018 году на российский рынок вышел цифровой маммограф Senographe Pristina. Многие женщины считают маммографию болезненной процедурой. Для Senographe Pristina мы разработали специальное устройство, которое сделает процедуру более комфортной. Пациентка сама может контролировать компрессию молочной железы. В этом аппарате используется встроенная технология томосинтеза. Она позволяет повысить число выявляемых при скрининге раков на 90 процентов. Мы также гордимся такой разработкой GE Healthcare, как роботизированная биопсия, которая пока недоступна у нас в стране, но надеемся, что скоро она появится на отечественном рынке.

— Каковы, на ваш взгляд, в целом основные тренды и направления развития современного здравоохранения?

Как я уже говорила, цифровые технологии стали неотъемлемой частью современной медицины. Уверена, что в будущем это направление продолжит активно развиваться, в том числе в части аналитических решений и работы с Big Data. Еще один важный тренд современной системы здравоохранения — концепция персонализированной медицины. Именно этот подход лежит в основе глобальной стратегии GE Healthcare. Его суть в том, что пациенты смогут получать персонализированную медицинскую помощь, основанную на результатах анализа большого количества данных от различных типов медицинского оборудования. Другими словами, это значит, что врач лечит не болезнь, а пациента и подбирает наиболее эффективный именно для него метод терапии. Сейчас компания на глобальном уровне активно инвестирует в развитие систем аналитики, технологий искусственного интеллекта, облачные решения, аддитивные технологии и клеточную терапию. Это позволит врачам по всему миру работать в новой парадигме и добиться значительного прогресса в качестве и скорости медицинского обслуживания. Сегодня, как никогда ранее, вопросы цифровизации и персонализированной медицины актуальны для нашего региона. На развитии этих направлений сфокусированы федеральные проекты по борьбе с онкологическими и сердечно-сосудистыми заболеваниями, по созданию единого цифрового контура в здравоохранении, другие проекты. Мы со своей стороны готовы продолжать нашу работу и способствовать внедрению в России самых передовых технологий и инновационных решений для повышения доступности и качества высокотехнологичного медицинского обслуживания. 

У партнеров




    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство

    Скованные одной цепью

    Власть и бизнес сотрудничают для достижения целей нацпроекта «Экология»

    Сергей Кумов: «“Техпрорыв” уже позволил исключить из добычи и переработки миллионы тонн пустой породы»

    Одно из стратегических направлений развития ПАО ГМК «Норильский никель» — модернизация производства и соответствие современным мировым стандартам. В 2020 году «Норникель» переходит ко второму этапу «Технологического прорыва» — программы повышения операционной эффективности, стартовавшей в 2015 году
    Новости партнеров

    Tоп

    1. «СЛЕДСТВИЕ ОДНОЙ ПЛАСТИНКИ»
      4 декабря 2019, Основная сцена театра «Новая опера» к 120-летию со дня рождения Марии Юдиной
    2. У американцев осталась в запасе еще одна мера против «Северного потока — 2»
      В конгресс США поступило 12 законопроектов о санкциях против России. Их обсуждение на уровне сенатского комитета назначено на 20 ноября. Аналитики скептически настроены в отношении перспектив этих инициатив, но называют одну, которая может еще раз осложнить строительство многострадального российского газопровода
    3. На рынок сжиженного газа выходит новый крупный игрок
      Со своими астрономическими запасами газа Тегеран рано или поздно должен был взяться за экспорт сжиженного газа. В этом поможет Россия
    Реклама