Три шага на месте

Москва, 15.03.2019

PA Images\TASS

В последние недели перед официальной датой выхода Великобритании из ЕС нижняя палата Соединенного Королевства развернула бешеную законодательную активность. Депутаты провели аж три последовательных голосования по определению условий выхода страны из Евросоюза – и ни одно из них не помогло решению проблемы. И не могло помочь.  

Нет, нет, да

Сначала 12 марта Палата общин 391 голосом против 242 он отвергла очередной, по словам Терезы Мэй, «единственный и лучший» вариант возможной сделки между Брюсселем и Лондоном по выходу Великобритании из ЕС. Предложенные Евросоюзом уступки не устроили уважаемых депутатов, поскольку сохраняли у Брюсселя возможность контролировать внутреннюю и экономическую политику Великобритании.

Поскольку до 29 марта -  даты официального выхода - оставалось чуть более двух недель, и за это время выработать новый вариант соглашения не представлялось возможным, то, казалось, у Соединенного Королевства остается лишь один выход: выходить из Евросоюза без сделки (так называемый сценарий «Жесткого Брекзита»). То есть сначала разорвать все связи, а потом уже каким-то образом по ходу драмы заключать новые соглашения, которые будут регламентировать взаимодействие Лондона и Брюсселя. Однако уже на следующий день после провального голосования на рассмотрение Палаты была выдвинута новая инициатива, которая запрещала властям реализацию «Жесткого Брекзита». И с перевесом всего в несколько голосов эта инициатива была принята. Депутаты понимали, насколько серьезным будет урон от такого резкого разрыва для экономики Соединенного Королевства, и такой вариант их не устроил.

Получается, что парламент Великобритании отверг мягкий брекзит, но и отверг жесткий. Как тогда выходить в конце марта? Депутаты решили, что можно и не выходить. Третье голосование позволяет властям по согласованию с Брюсселем отложить выход Британии из ЕС на три месяца, дабы Лондон и Брюссель все-таки смогли найти какой-то компромисс. За эту идею проголосовало 412 депутатов, против – 202. 

Чего тянем?

Однако и это согласие вряд ли является решением проблемы – лишь отсрочкой неизбежного. Да, Брюссель еще до голосования выражал предварительное согласие на отсрочку даты выхода, однако, во-первых, три месяца Великобритании давать не хотят. Максимум два, ведь 23 мая должны состояться выборы в Европарламент, где у Великобритании почти 10% мест. Избрание депутатов от уходящей страны внесет хаос в работу Европарламента, не говоря уже о том, что нарушит математические схемы и квотную систему по итогам всей процедуры британского выхода.

Во-вторых, еврочиновники требуют от Британии какой-то мотивировки отсрочки. Гарантий того, что за эти несколько месяцев стороны смогут сделать то, что не сумели за два предыдущих года – найти взаимоприемлемую процедуру выхода. Гарантий того, что Терезе Мэй удастся найти какой-то консенсус между тремя фракциями в британской элите (сторонниками жесткого Брекзита, мягкого Брекзита и отказа от Брекзита), а также позицией Брюсселя, которому нужно либо британское покаяние и сохранение в составе ЕС, либо максимально жесткий для британской экономики Брекзит, дабы другим странам не повадно было покидать Европейский союз. 

А гарантий таких нет, ведь целый ряд вопросов выглядит вообще нерешаемым в рамках взаимного компромисса и удовлетворения. Одним из самых ярких примеров является ситуация с британо-ирландской границей.  

Без ЕС и без Северной Ирландии

На сегодняшний день обе страны остаются членами ЕС, и границы между Ирландией и Северной Ирландией фактически нет – товары и люди свободно перемещаются из республики в часть Соединенного Королевства и обратно. По мнению ряда экспертов, данные свободы стали важнейшим элементом в деле стабилизации ситуации на острове.

В случае выхода Великобритании из ЕС граница должна быть восстановлена, что означает восстановление кровопролития. Ни о каких особых условиях функционирования этой границы договориться не удалось. Взамен Брюссель предложил Лондону следующую схему: в случае выхода Великобритании граница не будет восстановлена до тех пор, пока сторонам не удастся найти компромисс. Однако эта хитрая схема предполагает, что Великобритания остается в рамках европейского общего рынка, но при этом (поскольку она вышла из ЕС) не будет иметь права голоса, и не сможет влиять на процесс регулирования этого рынка. Естественно, Тереза Мэй от такого варианта отказалась – перефразируя лозунги американских колонистов, ее не устраивает формула «налоги без представительства».

Дублин предложил свой вариант решения проблемы. Граница восстанавливается, однако она будет проходить не по линии Ирландия-Северная Ирландия, а по Ирландскому морю. То есть фактически Северная Ирландия оказывается вне британской юрисдикции, что, конечно же, еще больше не устраивает Терезу Мэй. 

***

По сути, у истории с Брекзитом нет хорошего выхода для Великобритании. Жесткий Брекзит ударит по экономике и приведет к дезинтеграции страны – причем речь даже не столько о Северной Ирландии, сколько о Шотландии, которая на референдуме голосовала за сохранение в составе ЕС и политики которой сейчас требуют провести новое голосование о выходе из состава Великобритании, покидающей Евросоюз. Провести новый референдум и под его сурдинку отказаться от Брекзита Тереза Мэй не может – такое переголосование вызовет не только серьезнейший раскол в Консервативной Партии, но и подорвет доверие к ней со стороны электората. Даже досрочные выборы не решат проблему, ведь новому премьеру тоже придется решать между двумя очень плохими вариантами: жестким Брекзитом и отменой результатов референдума. И он тоже, как Тереза Мэй, будет топтаться на месте, боясь сделать выбор, который сделать придется. 

Новости партнеров







Офисное пространство будущего

Насколько сильно рабочее пространство офисного работника в самом скором времени будет отличаться от принятых сейчас традиционных представлений

ЮУрГУ получил первый на Урале нейрокомпьютер

Леонид Соколинский — о новейшем нейрокомпьютере на Урале, о будущем нейросетей и искусственного интеллекта

«Криогенмаш» - по-прежнему стратегический актив Газпромбанка

Новый глава совета директоров предприятия — заместитель председателя правления Газпромбанка Тигран Хачатуров. Перед менеджментом стоит задача разработать новую стратегию «Криогенмаша», который рассматривается Газпромбанком как стратегический актив.

Эксперты верят в ценные бумаги ММК

По мнению ряда финансовых аналитиков, акции ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» сохраняют потенциал роста и выгодны для приобретения на фоне постепенного восстановления спроса на сталь

Продается ЗАВОД МЕТАЛЛОКОНСТРУКЦИЙ В Красноярском крае

Действующее предприятие с многолетней историей Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкр промышленный узел, 8) выставлен на торги. Сейчас его возможно приобрести по минимальной стоимости

Мобильный отряд. Как мобильные решения повышают чек в ритейле

Несмотря на цифровую революцию последних лет до объявления в мире режима самоизоляции именно оффлайн-магазины оставались основным местом совершения покупок. С появлением же COVID-19 цифровизация магазинов стала для многих компаний единственно возможным способом остаться на плаву
Новости партнеров

Tоп

  1. Sukhoi SuperJet очистят от иностранного влияния
    Разработка обновленного ближнемагистрального самолета Sukhoi SuperJet New, призванного заменить существующий Sukhoi SuperJet 100, должна завершиться уже к 2023 году
  2. «Они не помнят нас хороших, пусть не забудут нас плохих»
    Кто такой «русский хакер», чем он руководствуется, что у него на душе, есть ли вообще у него душа и действительно ли хакеры настолько всесильны, что могут влиять на политику
  3. Загадочные маневры вокруг «Северного потока — 2»
    Почему судно снабжения «Иван Сидоренко» покинуло логистическую базу «Северного потока—2», не пробыв там и дня, и готов ли продолжить работы трубоукладчик «Академик Черский» — в завершении строительства газопровода много неопределенности. Эксперты высказали свои версии происходящего и оценили перспективы проекта
Реклама