Что отделяет Анкару от войны с Дамаском

Турция не может позволить Асаду освободить провинцию Идлиб, и в то же время не решается выполнить свою угрозу и начать войну.

Dha/Zuma/TASS

 

Не слушают

В среду 19 февраля в Москве закончились российско-турецкие переговоры, начавшиеся еще накануне. Это тот нечастый случай, когда даже дипломаты не скрывают весьма  сложного положения дел: «Что касается результатов российско-турецких переговоров, которые состоялись в Москве вчера и позавчера, то да, на них не было достигнуто окончательного результата, в отношении того, как выполнять договоренности президентов Путина и Эрдогана по Идлибу. Никаких новых требований мы не выдвигали, считаем, что нужно выполнить всё то, о чем условились наши лидеры».

Комментарии со стороны Турции оказались менее сдержанными. Анкара вообще в последние дни ведет себя очень громко и боевито.

Президент Турции Реджеп Эрдоган, недовольный успехами сирийской армии по освобождению Идлиба, обвиняет Россию в несоблюдении сочинских и астанинских соглашений, по которым эти территории должны были находиться под контролем боевиков и под протекторатом турецких властей. Но при этом умалчивается о важной детали соглашений: Анкара должна была очистить эти земли от террористических группировок и гарантировать, что оттуда не будут прилетать снаряды в Алеппо, и дроны с бомбами на российскую базу в Хмеймим.

Однако и снаряды, и дроны прилетали. Турки очевидным образом не справились с взятыми на себя обязательствами, предусмотренными упомянутыми соглашениями. Москва, Дамаск и Тегеран взяли решение проблемы в свои руки, и с конца прошлого года освободили более 1,5 тысяч квадратных километров сирийской территории. Западные и ближневосточные СМИ сразу завели привычную шарманку под названием «войска режима бомбят мирные лагеря беженцев», однако караван продолжает идти, союзники намерены и дальше освобождать территории. Сейчас сирийская армия находится менее чем в полутора десятках километров от одноименной столицы провинции Идлиб.

Попытки Анкары решить вопрос (то есть, не вернуть войска Асада на исходные декабрьские позиции, о чем говорит Эрдоган, а остановить сирийское наступление и прочертить новую линию разграничения на основе нынешнего статус-кво) через серию переговоров с Москвой провалились. Турецкий президент не согласился на предложенные ему условия. Они, по некоторым данным, состояли в согласии оставить под временным контролем Анкары в Идлибе лишь полосу территории на сирийско-турецкой границе. При этом контакты с Россией и через Россию были, в свою очередь, единственным способом для Турции решать свои вопросы в Сирии дипломатическим путем. 

 

Ночной визитер

 

И тогда турецкий президент выкладывает на стол свою последнюю карту – угрозу блицкрига. «Как и в ходе других операций в Сирии (имеется в виду против курдов – прим. ред.), мы скажем, что просто можем прийти в ночи. Другими словами, начало операции в Идлибе является лишь вопросом времени, - уверяет турецкий президент. – Мы делаем последнее предупреждение по Идлибу, и у режима (то есть сирийских властей – прим. ред.) есть лишь считанные дни для прекращения своей агрессии в Идлибе», — вот как отреагировал на результат, или отсутствие результата московских переговоров Эрдоган. Параллельно со словами он демонстрирует и подготовку к этим действиям: турецкие войска перемещаются в провинцию Идлиб и размещаются на пути наступления сирийской армии.

Таким образом Эрдоган пытается запугать сирийцев, а также шантажирует Россию возможным разрывом российско-турецких связей. Однако, к сожалению для Эрдогана, на сегодняшний день ни первая, ни вторая цель не выполняется. Асад заверяет в готовности продолжать наступательные действия, а Москва не только показывает Эрдогану цену разрыва для Турции (например, через встречу архиврага Турции в Ливии – маршала Халифы Хафтара с министром обороны РФ Сергеем Шойгу), но и  называет потенциальную военную операцию Анкары в Сирии «худшим сценарием» (словами Дмитрия Пескова на вопрос журналистов). Давая понять, что если Турция начнет наступление, то ей грозит война не только с сирийской и иранской армиями (Тегеран, естественно, союзника в беде не бросит), но и с российской.

 

Уйти нельзя воевать

 

И вот тут Эрдоган со своим блефом попадает в очень неприятную ситуацию. Условно ее можно назвать «сирийским шпагатом». Не начав войну в Идлибе и сдав провинцию Асаду, Реджеп Ахметович потеряет многое. Потеряет, например, репутацию — федераты Анкары из числа боевиков (нужные туркам как пушечное мясо на курдских территориях Сирии, а также в Ливии) потеряют веру в патрона и начнут разбегаться. Потеряет рейтинг — турецкие националисты посчитают, что Реджеп Эрдоган проявил слабость и отказался от великотурецких амбиций. Потеряет деньги, которые нужно будет потратить в том числе и на содержание сирийцев. В Турции уже сейчас находятся почти 3,7 миллиона сирийских беженцев, давая повод оппозиции критиковать правительство за десятки миллиардов долларов, ушедшие на их содержание. Сейчас Анкара уверяет, что из-за операции сирийских войск в Идлибе границу может пересечь еще около 700 тысяч человек, а это новые миллиарды расходов.

С другой стороны, начав военную операцию в Идлибе, Эрдоган потеряет не многое, а все – то есть власть, а то и жизнь. Турецкая армия, безусловно, может раздавить сирийскую – но она не справится с сирийско-иранско-российской коалицией на сирийской территории. Эрдоган, вступив в войну на чужой территории, получит сотни гробов с «мехметчиками» (как турки называют своих солдат), минимальную поддержку от союзников по НАТО, а также резкое падение рейтинга. Оппозиция уже обвиняет его в ведении бессмысленной, не соответствующей интересам Турции прокси-войны в Сирии, а неминуемое поражение и/или большие жертвы в «горячей» войне не только настроят против Эрдогана его собственный электорат, но и могут стать поводом для военного переворота. Вряд ли турецкая армия готова будет идти на убой из-за личных амбиций своего президента.

Сейчас Эрдоган думает, как ему удержаться на этом шпагате и не рухнуть – думает, и, видимо, пока еще надеется, что Россия все-таки отступит. Да, возможно его ставка сработает, но, возможно, и нет. Проблема в том, что пока он думает и надеется, время играет не на его стороне. Сирийские войска освобождают территории, получают новых турецких заложников на случай войны (Анкара продолжает держать солдат на обсервационных пунктах в Идлибе даже на тех, что уже находятся в глубине контролируемой Дамаском территории). Другие страны региона переобуваются в прыжках и начинают налаживать диалог с сирийскими властями (например, представители ОАЭ встречаются с губернатором Дамаска и обсуждают инвестиционные проекты). В результате Турция оказывается все в большей изоляции от сирийских и ближневосточных процессов.

Новости партнеров




Масло выведут «под арбитраж»

Пока власти определяются со сроками введения нового норматива для растительных масел, крупные масложировые холдинги в срочном порядке изыскивают средства на модернизацию. Путь, который ЕС проходил в течении 14 лет, российский бизнес должен пройти максимум за пять лет

«Два с половиной миллиарда бюджетных денег на катание ржавых бочек и веселых студентов»

Российский биоокеанолог, академик РАН, заместитель директора Института океанологии имени П. П. Ширшова Михаил Флинт — о том, почему арктический регион является зоной повышенного риска и требует пристального внимания российских ученых

«Эксперт Северо-Запад» начал прием заявок на премию «Эксперт года-2020» 18+

Станьте экспертом года в одной из 20 отраслевых номинаций. Подайте заявку на бизнес-проект, общественную или культурную инициативу — и получите признание делового сообщества. Совет премии по доброй традиции возглавил Михаил Пиотровский

РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

«В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга
Новости партнеров

Tоп

  1. У меня уже был коронавирус? Как узнать и что делать?
    Симптомы Covid-19 разнообразны, и медленный подсчет зараженных во многих странах невольно наталкивает на мысль, что многие, возможно, уже переболели коронавирусом, даже не зная об этом
  2. Китайская экономика пошла на поправку, но по-прежнему остается в минусе
    Фабрики и заводы возвращаются к работе, однако скорость восстановления замедляют ограничительные меры Пекина, направленные на борьбу с потенциально возможной второй волной эпидемии, которая может прийти из-за границ Поднебесной
  3. Коронакризис сдувает пузыри. И накачивает новые?
    Мир столкнулся с очередным финансовым и экономическим кризисом. Коронавирус нового типа стал классическим «черным лебедем», предсказать который не мог никто. Однако было много тех, кто был уверен, что рано или поздно кризис наступит, а финансовые рынки рухнут
Реклама