От госзакупок для школ отодвинут иностранцев

Москва, 12.03.2020
Введение правила «третий лишний» при закупках образовательного оборудования и средств обучения поддержит отечественных производителей. Однако для качественного обеспечения образовательного процесса саму систему снабжения учебных заведений следует сделать прозрачной и компетентной. Сейчас засилье импорта, часто дорогого и некачественного, вредит школам, школьникам и большому числу добросовестных и компетентных российских предпринимателей.

Артем Геодакян/ТАСС

Как стало известно «Эксперту», Минпромторг прорабатывает возможность введения правила «третий лишний» при закупках образовательного оборудования и средств обучения. Оно подразумевает невозможность приобретения за бюджетный счет для образовательных учреждений товаров иностранного происхождения, если на конкурсе с предложением выступают не менее двух российских производителей аналогичной продукции. Правило «третий лишний» решит лишь часть проблем рынка, для которого характерны коррупционность, слабые заслоны контрафакту и отсутствие внятных характеристик закупаемого для образовательных учреждений оборудования. Все это ставит под угрозу качество самого обучения, на которое по профильному нацпроекту выделено беспрецедентное финансирование почти в 785 млрд рублей.

Интегрируй это

Главная цель национального проекта «Образование» на 2019-2024 годы – войти в десятку стран по качеству общего образования. Согласно индексу ООН (Education Index), в 2018 году Россия по уровню образования занимала лишь 32 место после Грузии, Белоруссии и Греции. Хотя когда-то советская система обучения признавалась одной из лучших в мире. Качество образовательного процесса неразрывно связано с обеспечением его базовой инфраструктурой, средствами и оборудованием для обучения, функциональными дидактическими материалами, которые в советское время разрабатывали научные институты в соответствии с программами обучения. Отдельные учреждения разрабатывали виды и модели учебного оборудования и дидактических пособий. В девяностые годы вся система материально-технического обеспечения образовательных учреждений сломалась, и наступил период хаоса. Появившиеся немногие профильные научно-производственные компании изготавливали для детсадов, школ, cсузов и вузов необходимое оборудование и средства обучения, но в мизерном объеме из-за хронического недофинансирования их заказчиков. «Ситуация изменилась резко в 2006 году, когда по первому нацпроекту «Образование» были впервые выделены внушительные средства, - вспоминает один из первых профильных производителей оборудования для учебных заведений генеральный директор ООО «Научные развлечения» Олег Поваляев. - Нам впервые удалось кратно нарастить объемы производства. Например, наши лабораторные комплекты для кабинетов физики и химии стали заказывать уже не десятками, а тысячами». Тогда российским научным и производственным компаниям удалось нарастить обороты и вложить средства в новые разработки, наладить выпуск сложных приборов или оборудования ниже по цене и выше по качеству и функциональности импортных аналогов. Наряду с укреплением и появлением новых производственных компаний на ниве госзаказа появились и сразу кратно выросли крупные компании-интеграторы. Не являясь производителями, они за несколько лет изменили конфигурацию рынка средств обучения, который в прошлом году достиг, по данным Минпромторга, почти триллиона рублей. Крупнейшие интеграторы сейчас контролируют свыше 50% федеральных государственных закупок на образование, а в регионах до 90% и выше. «Интеграторы – необходимое звено в цепочке поставок, потому что лоты на оснащение, например, новой школы, составляют свыше 6000 позиций. Собрать все воедино, увязать и смонтировать отдельно взятый производитель не сможет, - говорит Олег Поваляев. – Да, они получают наибольшую значительную маржу ввиду своих объемов, но и постоянным производителям за редкими исключениями предлагают довольно сносные ценовые условия».

Школа ненужных вещей

Другое дело, что вклиниться в число поставщиков к крупному интегратору бывает проблематично, поскольку они порой очень субъективны в выборе исполнителей заказа. Кроме того, именно интеграторов чаще всего подозревают в сговоре с коррупционными чиновниками, с подачи которых в учебные заведения нередко покупают дорогое или вовсе ненужное оборудование. С 2010 годов во многих регионах якобы для повышения прозрачности госзакупок их стали делать централизованно, передав полномочия с уровня директоров учебных заведений на уровень чиновников министерств и управлений образования. «Учителя и школьные директора утратили право выбора и, как следствие, перестали ходить на выставки. А отечественные производители лишились в их лице пусть мелких, но многочисленных квалифицированных заказчиков», - говорит Владимир Федотов, заместитель директора ЗАО «Дидактические системы». Тогда с участием чиновников и началось засилье импорта в больших объемах (более дорогие и объемные заказы всегда проще и выгодней заключать, легко объясняя выбор мировым именем поставщика). К слову, из 785 млрд рублей по нацпроекту «Образование» почти 300 млрд будет направлено на проект «Современная школа», предполагающий закупку цифрового оборудования и передовых средств обучения. «Проблема заключается в том, что нет понимания, каким должно быть учебное оборудование, чтобы оно действительно помогало учить и учиться. Никто даже не пытался анализировать, насколько эффективны те комплекты, которые поставляются в школы уже сейчас, и главное – насколько готовы к их использованию сами учителя. Также не стоит забывать, что современная образовательная среда – это не только учебное оборудование, но и новое школьное пространство, и актуальные образовательные программы. Так что проблему надо решать комплексно. На это и нацелена межведомственная рабочая группа, которую мы создали на площадке АСИ. Среди направлений нашей работы - разработка стандарта учебно-материального оснащения школ и сбор лучших практик ГЧП в сфере средств обучения (например, лизинг учебного оборудования)», - отмечает генеральный директор Агентства стратегических инициатив Светлана Чупшева.

 Кто в школе хозяин?

Если механизм «третий лишний» для рынка оборудования и средств обучения введут, то у российских производителей будет больше шансов попадать в пул поставщиков крупных интеграторов. При этом, как пояснили «Эксперту» в Минпромторге, подтверждением местного производства продукции будет являться наличие сведений о ней в реестре российских промышленных товаров (государственная информационная система промышленности, ГИСП). Это позволит отсеять с рынка средств обучения недобросовестных игроков, которых в последние годы развелось особенно много, так что они стали осваивать до четверти государственных закупок для сферы образования. Нередко недобросовестные участники рынка находят дешевое оборудование в Китае, заставляя местные компании снижать качество. Некоторые недобросовестные игроки пошли еще дальше и начали подделывать уникальное и патентованное оборудование российских производителей. По словам Олега Поваляева, недавно в подмосковные школы были поставлены измерительные датчики, внешне похожие на реальные измерительные устройства - уникальную разработку его компании, но с совершенно с иной «начинкой» и не соответствующие техническому заданию. 

До сих пор остается не ясным, кто именно должен определять, что именно покупать и для чего? Согласно закону «Об образовании», педагог является непосредственным участником обеспечения средствами обучения и более того, лично отвечает за качество учебного процесса. «Но участвуют ли они на самом деле в выборе тех средств обучения, которые позволят им выполнить качественно свою работу? Практически нет, - говорит заместитель председателя правления Национального союза поставщиков образовательных организаций Елена Балыко. - Это происходит в силу разных причин: занятости, нежелания, а где-то и саботажа нововведениям. Отсюда и масса примеров, когда купили нечто, и оно благополучно лежит и не используется». В результате того, что у учителей отбили охоту проявлять инициативу, им начали диктовать сверху перечень оборудования для закупок и поставщиков. Например, в минобразования Московской области в прошлом году были разработаны «Типовые технические требования на оснащение мультимедийными проекторами...», которое участники рынка сочли фактически прямым указанием на закупку конкретной модели проектора у единственно возможного поставщика. Это лишь один из результатов того, что сейчас не педагог, а производитель и поставщик задают правила игры на рынке образования, предлагая решение для образования, декларируют их как соответствующее Федеральному государственному образовательному стандарту (ФГОС). «Но действительно ли оно соответствует требованиям к оборудованию, обеспечивающему реализацию ФГОС - определить практически невозможно, поскольку в нем (как и в других нормативно-правовых документах) нет четких требований к учебно-материальной базе», - говорит Елена Балыко. Дело в том, что для реализации ФГОС (для начальных, общих и средних образовательных учреждений) существует приказ Минпросвещения No 465 от сентября прошлого года «Об утверждении перечня средств обучения и воспитания...», который заменил устаревший перечень с учетом в том числе задач по цифровизации образования. На это сейчас направлена львиная доля средств по профильному нацпроекту. Но само приложение к приказу, представляющее собой сам перечень оборудования и средств обучения (вплоть до программного обеспечения, цифровых лабораторий и прочего) вызывает много вопросов. «Впечатление, что у создателей полностью отсутствует понимание как самого процесса, так и закономерностей комплексного оснащения кабинетов. Парадоксально выглядит то, что в нем полностью отсутствуют количественные и качественные характеристики средств обучения, - говорит Андрей Игнатенко, Председатель правления Национального союза поставщиков образовательных организаций. - Все оборудование собрано не из соображения работы с ним реального педагога, а с точки зрения поставщика, предлагающего отдельные системы. Коэффициент использования данного оборудования будет крайне низок, исходя из странной логики подбора оборудования». «Действующие ФГОС не содержат достаточной информации и рекомендаций, которые позволили бы составить действительно современные работоспособные кабинеты. Например в составе кабинета физики полностью отсутствует раздел демонстрационного оборудования. Самый важный раздел фронтального оборудования представлен только комплектами для проверки заданий ГИА за 9 класс. При этом их количество не определено, что вводит в заблуждение менеджеров, занимающихся комплектацией кабинетов, - считает Олег Поваляев.

Научить учителя

Очевидно, что без участия производителей и поставщиков учебного оборудования и ученых-методистов в формировании перечня и экспертизе допустимых и рекомендуемых для закупок учебного оборудования чиновникам не удастся создать грамотные нормативно-правовые документы. Давно пришло время определить требования к специализированному учебному оборудованию, с другой стороны - сделать его вариативным для различных образовательных программ.

Даже если школы получат свободу выбора, педагоги попросту потеряются в мире современного оборудования, их будет легко ввести в заблуждение. По словам директора по продажам компании ТЭКО Сергея Нестеренко, некоторые школы Санкт-Петербурга оснащены оборудованием для прототипирования, виртуальной реальности, программирования, медиастудиями, радиостудиями и другими передовыми ресурсами. «Но на фоне цифровизации у нас в стране нет методик обучения педагогов для работы на таком оборудовании, - сетует Сергей. - Мы сами пытаемся составлять такие методики, чтобы научить педагогов правильно обращаться с техникой. И мы готовы далее вкладываться в такое просвещение, но проблема, что в школах мало кадров, которые вообще готовы постигать новые технологии». По признанию почти всех производителей оборудования и средств обучения, педагогические ВУЗы и институты повышения квалификации как правило сами не знакомы с передовыми разработками для школ и не имеют его в наличии для проведения занятий с педагогами. Это при том, что в школах уже сейчас появляется техника на основе искусственного интеллекта и в экспериментальном порядке даже блокчейна. «Поэтому предлагается сформировать систему подготовки педагогов, которая позволит им определять инструментально-дидактические функции и свойства средств обучения, умение составить предметный и межпредметный комплекс, отражающий педагогическую технологию, наконец, иметь актуальную и полную информацию о том, что вообще предлагается на рынке» - говорит Ирина Егорова, президент Ассоциации участников рынка артиндустрии.

Правило «третий лишний» и взаимодействие государства с отраслевой организацией решат лишь часть проблем рынка учебного оборудования и средств обучения, который переживает все известные болезни роста – от здоровой и не очень консолидации до контрафакта и отсутствия внятного регулирования. Если инициативы самих участников рынка по созданию новой нормативно-правовой базы регламентирующих требования к учебно- материальной базе будут поддержаны и реализованы правительством, то у отечественных производителей появится шанс на прозрачные правила игры и соответственно, на развитие бизнеса. Если же с ними затягивать, то большинство средств по нацпроекту может достаться иностранным компаниям и недобросовестным поставщикам.


Новости партнеров




Масло выведут «под арбитраж»

Пока власти определяются со сроками введения нового норматива для растительных масел, крупные масложировые холдинги в срочном порядке изыскивают средства на модернизацию. Путь, который ЕС проходил в течении 14 лет, российский бизнес должен пройти максимум за пять лет

«Эксперт Северо-Запад» начал прием заявок на премию «Эксперт года-2020» 18+

Станьте экспертом года в одной из 20 отраслевых номинаций. Подайте заявку на бизнес-проект, общественную или культурную инициативу — и получите признание делового сообщества. Совет премии по доброй традиции возглавил Михаил Пиотровский

РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

«В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга
Новости партнеров

Tоп

  1. ОПЕК+ растет в цене
    Дональд Трамп заявил о новых переговорах между РФ и Саудовской Аравии по возможной сделке по сокращению добычи нефти. Но главные участники ОПЕК+ готовы пойти на это только вместе со странами «большой двадцатки». Эксперты видят в перспективе возможность расширения нефтяного картеля
  2. Прогноз для банков изменен на негативный
    Агентство Fitch ухудшило прогнозы по рейтингам ряда банков из-за потенциальных убытков в результате пандемии и падения цен на нефть
  3. Акции растут на «удаленке»
    На 585% вырос трафик на платформе проведения видеоконференций от компании Zoom Video за последний месяц из-за массового перехода на дистанционную работу. Соответственно, увеличились продажи, а акции компании взлетели на 145% при том, что S&P 500 упал на 20%
Реклама