Белый дом усиливает давление на Пекин

Геннадий Рушев
корреспондент Expert.ru
30 мая 2020, 02:39

Соединенные Штаты лишают Гонконг привилегий в двусторонней торговле и экономических отношениях, а также вводят санкции против ряда китайских чиновников, объявил Дональд Трамп. Оставлять такой удар без ответа власти Китая вряд ли станут. Следовательно, если ситуацию не удастся урегулировать, в ближайшее время КНР и США сойдутся в полномасштабной «холодной войне», которая хорошо если будет вестись только экономическими методами

AP/TASS Автор: Alex Brandon
Трамп пришел, чтобы положить конец 40-летнему сотрудничеству с Китаем

«Китай», — так, кратко, в своем Твиттере анонсировал Трамп пресс-конференцию в пятницу, 29 мая на тему, как кажется многим в Америке, актуальную только лично для него. В местных СМИ доминирует другое: новости о беспорядках в Миннеаполисе, которые перекидываются на все новые города.

Тем не менее, Трамп решил, что очередное обострение вечного для страны расового вопроса, менее важно, чем резолюция о разработке закона о национальной безопасности Гонконга, принятая 25 мая Всекитайским собранием народных представителей.

Суть этой законодательной новеллы в том, что в ближайшее время (предположительно – в августе) без участия местных властей, целиком волевым распоряжением из Пекина, в конституцию города-автономии будут внесены существенные изменения. Предполагается, например, создать особый орган, подчиняющийся центральным властям, который будет блюсти «интересы национальной безопасности» — проще говоря, бороться в антиправительственными выступлениями.

Из-за принятия этой резолюции акции протеста, поутихшие было в Гонконге, возобновились вновь, а Трамп пообещал КНР страшное наказание. И вот наказание последовало.

 

ВОЗ и ныне там

 

Пресс-конференции, собственно, не было. Был длинный монолог Трампа, в котором он долго перечислял обиды, нанесенные Китаем Америке. КНР ставилось в вину производство контрафактной продукции, промышленный шпионаж, удары по американской экономике и, разумеется, коронавирус.

Трамп произнес то, о чем было известно и ранее: США разрывают свои отношения со Всемирной организацией здравоохранения. Президент считает, что она находится под контролем Пекина и что с ее помощью Китай скрывал масштабы разразившейся пандемии.

Теперь, видимо, дело пойдет к созданию альтернативной организации под эгидой Вашингтона или же к мировой с ВОЗ, но на американских условиях. Последнее выглядит особенно вероятным. Бюджет организации сильно зависит от американского финансирования, а заменить США в роли главного донора ВОЗ Китай не спешит.

 

Две страны — один Гонконг

 

Трамп припомнил КНР и внешнюю экспансионистскую политику. Точнее, претензии на острова в Тихом океане, которые считают своими Вьетнам, Япония, Тайвань, Филиппины и Малайзия – страны, так или иначе находящиеся в орбите влияния США.

Характерно, что в речи Трампа не нашлось места упоминанию Тибета и Синьцзяна. Возможно, он посчитал, что достаточно прежних заявлений о действиях властей КНР в этих регионах. Возможно, расчет тоньше: Трамп не хочет, чтобы его поход против КНР выглядел как борьба с китайцами, пусть и на стороне других китайцев — из Гонконга. Ранее попытки США поднять тему нарушений прав тибетцев и мусульманских народов Восточного Туркестана в самой Поднебесной воспринимались негативно даже в оппозиционной среде. А речь Трампа была обращена в том числе и к ней.

«В отношении Гонконга, Китай сменил формулу "одна страна — две системы" на формулу "одна страна - одна система". В этой связи я отдал распоряжение сотрудникам своей администрации приступить к изменению тех положений законодательства, которые обеспечивали особый статус Гонконга», — сказал президент США.

Как следует со слов Трамп, речь идет об изменении положений «Закона о политике Соединенных Штатов в отношении Гонконга» от 1992 года. Этот основополагающий документ, регулирующий контакты США с китайской автономией, последние годы заметно снижал градус экономического противостояния КНР и Америки. Законом вводились привилегии Гонконгу, в первую очередь, в экономической сфере.

Благодаря им город превратился в незаменимого посредника, наличие которого позволяло китайскому бизнесу обходить введенные за последнее время американские запретительные тарифы и пошлины, а также ограничения на экспорт в Китай определенных технологий. Отмену или кардинальное изменение закона почувствует на себе вся китайская экономика. А ей новые стрессы ни к чему. Она итак находится не в лучшем состоянии – и из-за карантинных ограничений, и вследствие объективных экономических причин: еще до пандемии темпы роста ВВП страны замедлились.

 

Орел невзлюбил дракона

 

Неизбежно пострадают лоббисты сохранения на прежнем уровне экономических связей США и КНР, связанные с Коммунистическим союзом молодежи Китая. «Комсомольцы» — одна из пяти-шести властных группировок, определявших последнее тридцатилетие политический ландшафт страны. Они имеют крепкие позиции в провинции Гуандун, сильно зависимой от экспорта в США.

Положение «комсомольцев» последнее время заметно пошатнулось. Теперь их более изоляционистски настроенные противники из других конкурирующих группировок (военные, шанхайцы, выходцы из провинции Шэньси), стараниями США получат в свои руки дополнительный козырь. Тем более, что волнения в Гонконге в ближайшее время наверняка усилятся.

А Трамп намерен создавать новые проблемы для правящей элиты КНР. В своей речи он пообещал санкции против конкретных персоналий, причастных к уничтожению автономии Гонконга. Значит, американские правоохранительные органы будут активнее ловить по всему миру китайских чиновников и бизнесменов, благо, охота на них уже давно началась.

Показательно, что накануне речи Трампа Верховный суд канадской провинции Британская Колумбия снял ограничения на экстрадицию финансового директора компании Huawei Мэн Ваньчжоу. Она была задержана в 2018 году по запросу США, где ее обвиняют в мошенничестве и нарушении режима санкций в отношении Ирана.

Речь Трампа фиксирует, что система американо-китайских отношений, в том виде, в котором она существовала последние сорок лет, исчезает. Годами обе страны экономически дополняли друг друга, выводили за скобки разницу политических режимов, а промышленный рост КНР обеспечивался спросом в США. Теперь всего этого не будет. Но считать, что виноват в этом исключительно Трамп — значит серьезно преувеличивать его роль в истории.

Задолго до него превращение Китая в «мастерскую мира», происходящее за счет американского реального сектора, начало раздражать влиятельные круги США. Страх, что когда-нибудь китайская экономическая мощь может конвертироваться в политические претензии на глобальное лидерство, рано или поздно должен был привести к конфликту. Трампу отошла лишь роль спускового крючка. Он ее и исполнил.