Будущее многих питерских баров оказалось под вопросом

Москва, 24.07.2020
Камерные бары Санкт-Петербурга давно стали одной из визитных карточек культурной столицы. Но когда законодатель решил бороться с «наливайками», то и респектабельные заведения города попали под горячую руку. Теперь им грозит закрытие. Однако отчаиваться пока рано.

Сергей Коньков/ТАСС

 

20 метров превратились в 50

 

Закон, ограничивающий ресторанную реализацию спиртных напитков в жилых многоквартирных домах, вступил в силу 5 мая 2020 года (N145-ФЗ). На федеральном уровне нововведение касается только заведений площадью менее 20 кв. м. Но в регионах разрешено корректировать требования в соответствии с ситуацией на местах.

Ужесточили федеральный закон власти Санкт-Петербурга. Депутаты городского ЗакСа решили, что в Северной столице проблема стоит особенно остро, и изменили минимальную площадь для продажи алкоголя в жилых домах с 20 до 50 метров. Несмотря на недовольство как рестораторов, так и многих горожан, 23 июля закон подписал губернатор Александр Беглов.

Однако запрет войдет в силу только с января следующего года, поэтому у баров еще есть время адаптироваться. А после подписания закона губернатором, как ни странно, надежд спасти положение у владельцев и барменов стало еще больше.

 

Буря в стакане

 

Изначально закон был направлен на борьбу с так называемыми «наливайками». Обычно такие заведения располагаются в жилых домах и круглосуточно продают алкоголь. Подвыпившие посетители выходят на улицу и создают шум, что мешает спокойному сну жителей многоквартирных домов.

Группа депутатов Госдумы, включая известного петербургского политика Виталия Милонова, решили откликнуться на жалобы населения и урегулировать вопрос. В комитете по социальной политике Совета Федерации при принятии законопроекта заявили, что он лежит в русле стратегии на здоровый образ, а кроме того, у нас нет недостатка в местах, где можно культурно выпить и закусить.

Злачные заведения в Петербурге можно пересчитать по пальцам, а вот респектабельных баров, ежегодно приносящих бюджету города миллионы рублей, гораздо больше. Скорее всего, жалобы, побудившие депутатов ужесточить федеральный закон, и появляются в связи с большим количеством заведений.

Так, один из конфликтов между жильцами и владельцами заведений разгорелся на улице Рубинштейна, славящейся своими барами – их там насчитывают более восьмидесяти. Кроме шума, такое скопление забегаловок и пивных порождает немало проблем: грузовики с поставками создают постоянные пробки и загораживают въезд в арки, мусор после ночных посиделок валяется утром по всему тротуару, а крысы и тараканы уже давно стали привычными соседями жителей Рубинштейна.

Сейчас конфликт лишь усугубился из-за того, что вечеринки приходится проводить не в помещении, а на летних террасах. Владельцы заведений стараются идти навстречу жильцам и успокаивать шумную толпу, но пока безуспешно. Вопрос там решился на какое-то время, лишь когда в дело вмешалась полиция.

 

Экономические хроники

 

Петр Биргер – совладелец бара «Хроники» на улице Некрасова, также знаменитой своей ночной жизнью. Он считает, что новый закон вряд ли поможет решить проблему с шумом. Бары просто должны более ответственно подходить к работе заведения: «За 7 лет работы бара "Хроники" у нас не было конфликтов с жильцами по поводу шума. Мы с уважением относимся к покою соседей, серьезно вложились в звукоизоляцию и всегда просим большие компании посетителей не шуметь на улице рядом с баром после 23 часов».

В других заведения с ним солидарны. То, что закон не спасет ситуацию, а лишь усугубит положение, считает владелец бара «Ясли» Александр Зарайский. Он опубликовал в интернете петицию о несогласии с новыми правилами, которую уже подписали почти 30 тысяч человек. В их числе, конечно, и владельцы заведений, подсчитавшие все убытки, которые понесет город при закрытии баров.

Расчетная сумма составила 1,4 миллиардов рублей. Из них 300 миллионов рублей потеряет бюджет Санкт-Петербурга, еще 414 миллионов власти потеряют из-за того, что заведения общепита не будут платить НДФЛ и страховые взносы. Оставшаяся сумма, более 600 миллионов  – потери поставщиков и арендодателей. Кроме этого, работу потеряют более 6 тысяч петербуржцев.

Если изъять спиртное из меню, то для ресторанов убытки составят от 20% до 40%, а бары, те просто не справятся. Для большинства из них алкоголь составляет 95% выручки.

Светлана Гузь, управляющий партнер бюро юридических стратегий Legal to Business, рассказала, как еще скажется закрытие баров на экономике Петербурга: «В перспективе, инициатива может негативно отразиться на туристической привлекательности Петербурга, а также на качестве оказываемых услуг общественного питания. Наверняка колебания испытает городской рынок аренды, который рискует ощутить переизбыток свободных небольших помещений. Заранее точно нельзя сказать, что вакантные места охотно займут другие предприятия из сферы “стрит-ритейла”».

 

Заведение с двумя выходами

 

Особенно расстраивает владельцев баров то, что, по их мнению, проблему можно было решить без законодательных новаций. Нужно просто следовать существующему порядку и реагировать на жалобы жильцов.

Петр Биргер объяснил, как действует нынешняя система: «Проблема ночного шума и так в полной мере регулируется действующим законодательством. Важно, чтобы заведения в жилых домах гибко реагировали на жалобы жильцов. Если же бар эти требования игнорирует, у горожан всегда есть возможность обратиться в полицию и Роспотребнадзор – эта схема успешно работает много лет. В целом, проблема шума от баров сильно преувеличена, она скорее точечная и сильно подогрета непростой ситуацией на улице Рубинштейна».

Видимо по такой схеме бороться с шумом во всех барах очень сложно, так как их в Петербурге тысячи. Как оказалось, даже в Законодательном Собрании не знают, сколько именно заведений попадают под санкции. По сообщению ЗакСе, комитет по промышленной политике и торговле не обладает статистикой по торговой площади заведений.

По подсчетам самих рестораторов, от закона могут пострадать от 100 камерных заведений. Верхняя планка оценки очень сильно гуляет, доходя даже до 2 тысяч. Такой большой разброс в оценках вызван, очевидно тем, что они зависят от методики подсчета площади.

Многие заведения общепита, которые могут попасть под закрытие, просторнее 50 метров: общая площадь там может доходить и до 100 метров, так как зачастую ресторанный зал занимает лишь половину территории заведения.

В этом многие бары и рестораны видят возможность спасти бизнес. У части из них может получиться переоборудовать подсобные помещения под торговые залы. Однако большинство баров и так выделили максимально возможную площадь под места для столиков.

Остается еще два выхода. Первый – докупить свободную площадь при наличии ее резерва в смежных помещениях дома. Но в условиях кризисной экономики, когда выручка заведений и так упала больше чем на 70%, такой вариант почти неосуществим. Второй путь предложил сам автор петербургского законопроекта Денис Четырбок. По его мнению, камерным барам будет проще перепрофилироваться в заведения другого типа, например, книжные магазины или кофейни. Именно для того, чтобы заведения успели поменять свой ассортимент, закон вступит в силу только со следующего года.

Но такой вариант также кажется владельцам общепита абсурдным, так как для перепрофилирования бизнеса нужен немалый бюджет, которому взяться опять же неоткуда. «Петербургские бары и так находятся в кризисном состоянии, готовятся к открытию после карантина, чтобы наконец снова начать зарабатывать, и о каком-либо перепрофилировании небольших мест сейчас речи, конечно, не идет», – объяснил совладелец «Хроник».

Действительно, положение общепита после коронавируса оставляет желать лучшего. Владельцы баров и ресторанов считают, что они и не обязаны подстраиваться под ситуацию в такое сложное время – ответственность за сохранение экономики должна лечь на плечи властей.

Светлана Гузь рассказала, что, по ее мнению, могут сделать власти, не закрывая при этом приличные бары города. Она предложила ввести ограничения на получение одной организацией сразу двух лицензий на продажу алкоголя. Так, многие места сейчас работают как алкогольные магазины днем и рюмочные ночью. Именно такие места, по ее мнению, создают шум и полноправно называются «наливайками». Что касается респектабельных баров, Светлана Гузь предложила оборудовать места дополнительной шумоизоляцией и в будущем прислушиваться к просьбам жильцев соблюдать тишину: «Это позволило бы учесть интересы всех участников конфликта, а не принимать решение в пользу одной из сторон».

 

Авторское решение

 

Как оказалось, у таких предложений может быть появиться перспектива. Губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов, видимо, прислушался к недовольным владельцам баров и решил подойти к проблеме аккуратно. Вместе со спикером ЗакСа Вячеславом Макаровым он заявил о том, что в законопроект будут внесены дополнения о работе так называемых авторских баров, вопросами которых будет заниматься специальная рабочая группа.

«К решению этой проблемы нужно подойти взвешенно, – заявил в сообщении губернатор – На одной чаше весов – спокойствие петербуржцев», – отметил он. «На другой – интересы добросовестных предпринимателей, чьи заведения не доставляют соседям беспокойства. До вступления закона в силу еще есть время. За этот срок рабочая группа должна найти решение, которое устроит как жителей, так и владельцев баров».

Понимание со стороны главы города было последней надеждой баров. Теперь, когда Беглов пообещал найти компромисс, эта надежда сохраняется. Возможно, всеми любимые бары останутся на своих местах.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. США нашли «изящный» способ рефинансировать огромный госдолг
    США намерена рефинансировать старый долг новым займом под очень близкий к нулю процент. В этом и кроется изначально весь «секрет полишинеля», для чего одной рукой ФРС резко снизила «под кризис» до нуля и надолго процентные ставки, другой свободной рукой финансовая система США спешит элементарно перехватить взаймы как можно больше, и почти бесплатно
  2. Конец сланцевой революции
    Сланцевый сектор США в этом году получил сокрушительный удар, от которого оправиться не может до сих пор. Однако значит ли это, что 2020 год ознаменуется окончанием сланцевого бума?
  3. Данные — это новый мусор
    Объемы данных не дают стратегических преимуществ
Реклама