Бобби Фишер в юбке

Тамара Ларина
21 ноября 2020, 14:43
KINOPOISK.RU

Сериал «Ход королевы» (оригинальное название сериала переводится как «Ферзевый гамбит») сейчас смотрят и обсуждают по обе стороны океана. Кто бы мог предположить, что спортивная драма про шахматы (тот еще зрелищный вид спорта) вызовет такой ошеломительный зрительский успех. Телешоу со дня премьеры 23 октября уверенно держится в топе нетфликсовских новинок, продолжая каждый день набирать бешеные обороты просмотров.

Сценаристом и режиссером всех серий выступил Скотт Фрэнк — один из самых заметных голливудских профессионалов в этой области. Достаточно упомянуть несколько его фильмов — «Достать коротышку», «Вне поля зрения» «Особое мнение», «Логан». Фрэнка ангажируют в большие проекты, потому что помимо экшна он качественно прописывает психологические портреты героев и умеет выстроить затейливые комбинации отношений.

О прототипе

Сериал снят по мотивам романа «Queenʼs Gambit» американца Уолтера Тевиса, опубликованного в 1983 году. Произведения Тевиса довольно часто экранизировали. Сняты фильмы по трём из шести его романов: «Мошенник», «Цвет денег», «Человек, который упал на Землю». Его книга про шахматы — полнейшая выдумка. Все персонажи — вымышленные, однако собирательным прототипом главной героини по оценкам знатоков скорее всего был Бобби Фишер, величайший шахматист XX века. В тринадцать лет Фишер стал чемпионом США среди юниоров, в четырнадцать — победил во взрослом чемпионате США, а в пятнадцать лет стал самым молодым на тот момент гроссмейстером и самым юным претендентом на первенство мира. Однако мирового триумфа достиг только в двадцать девять, обыграв Бориса Спасского (СССР). Почему-то Уолтер Тевис решил от греха уйти от прямых аналогий с Фишером и «назначил» главным американским шахматным дарованием — женщину.

Шахматы на потолке

Штат Кентукки, 1957 год. Малышка Бет Хармон (Аня Тейлор-Джой, «Сплит», «Ведьма»), потерявшая в автокатастрофе мать, попадает в католический приют для девочек. Местный персонал в качестве «успокоения» подсаживает детей на транквилизаторы, вызывающие сильное привыкание. В приюте старый уборщик (Билл Кэмп), любитель шахмат, разглядев невероятный талант в девятилетней Бет, начинает обучать ее азам игры. Под действием таблеток юное дарование входит в измененные состояния и разбирает хрестоматийные комбинации  в своем воображении: тени деревьев на потолке в ночное время превращаются в гигантские шахматные фигуры. Бет двигает их силой мысли. Эту практику визуализации она продолжит и дальше, уже повзрослев и покинув приют. Кинематографическая находка Скота Фрэнка придает проекту впечатляющий художественный объем, но что означает этот мир образов для самой героини?

Еще подростком Бет Хармон, как и Фишер, начинает стремительное восхождение к вершине. Однако травмированная с детства сирота попутно все глубже проваливается в наркотическую и алкогольную зависимость: по-настоящему она чувствует игру лишь под воздействием веществ. В сущности, алкоголь и транквилизаторы были необходимы, чтобы питать основную зависимость — шахматную. Внешний мир и перипетии неудачной личной жизни для Хармон — это бесконечный и бессмысленный хаос. И только на доске из шестидесяти четырех клеток с понятной логикой и правилами она находит успокоение для тревожного ума и искалеченной психики.

Настоящие дебюты и эндшпили

История нелюдимого упрямого гения, который попросту не знает, что делать с жизнью дальше, если достиг своей Джомолунгмы и стал чемпионом страны/мира — одна из важных тем сериала. И неважно, этот гений — растрепанный чудаковатый отшельник или такая магнетической красоты девушка, как Бет Хармон. Суть одна.

Хотя, по правде сказать, наблюдая за Ани Тейлор-Джой, которой подолгу приходилось смотреть на доску, лишь периодически поднимая на соперника свои инопланетной природы глаза, кажется, что зритель мог бы просидеть в ее присутствии все семь серий телешоу. Впрочем, на свете живут еще и въедливые эксперты, которых одной красотой не пронять. И по этой части авторы сериала не схалтурили — угодили и высоколобым знатокам.

Навряд ли серьезный шахматист бросит в «Ход королевы» камень. Все до единой партии здесь абсолютно реальны — их точность и нюансы игры курировал лично Гарри Каспаров. А куда без русских в шахматах?

Тринадцатый чемпион мира, величайший гроссмейстер специально придумывал затейливые партии или воссоздавал легендарные из истории шахмат и дотошно все проверял на плэйбеках. Ведь понимающим людям достаточно кинуть взгляд на доску, чтобы оценить, какого уровня идет игра. Каспаров отмечает, что сейчас, когда компьютер в состоянии обыграть любого гроссмейстера, 60-е и еще несколько последующих десятилетий были поистине золотым веком шахмат. В сериале блестяще, почти без развесистой клюквы показано, как в СССР шахматы были возведены практически в ранг религии: в финальных сериях Бет Хармон отправляется в Москву, чтобы сразиться с главным соперником в своей жизни Василием Борговым (польский актер Марцин Дороциньский, прилично говорящий по-русски).

  KINOPOISK.RU
KINOPOISK.RU

Исход решающей партии с советским гроссмейстером в эндшпиле решает маленькая ничего не значащая пешка, превращающаяся в ферзя — наглядная  и чересчур уж очевидная метафора исцеления главной героини. Бет Хармон пережила геенну собственного перерождения: из диковатой и бесчувственной, по-человечески ничтожной особы в личность с определенной, пусть и начальной степенью подлинности. Как сказал английский ученый Томас Хаксли, «шахматная доска — это весь мир. Фигуры на ней — создания вселенной. Правила игры — это то, что мы называем законом природы, а игрок, находящийся по ту сторону доски — скрыт от нас». Как же нащупать тайну жизни, глубоко спрятанную, подобно помыслам сидящего напротив игрока? Как достойно пройти по уготованным судьбой черно-белым клеткам и стать самой свободной фигурой на доске — королевой? Комбинаций миллион: их значительно больше, чем во всех учебниках по шахматам. У каждого из нас — своя тактика успешной партии жизни, но лишь единицы становятся гроссмейстерами.