Наличность с марта по октябрь подскочила на треть

Анна Королева
5 ноября 2020, 14:15

Объем наличных в обращении с начала эпидемии коронавируса растет небывалыми темпами. Возможно, лидируют в этом приросте не домашние «заначки», а кассы малого бизнеса. Есть новости и с фронта борьбы с обналичкой.

Тамара Ларина

 

Бегом в наличность

 

Согласно данным Банка России, денежный агрегат М0, отражающий сумму наличных денег вне банковской системы, по состоянию на 1 октября достиг 12,1 трлн рублей. Как подсчитал по просьбе агентства РИА Новости начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий, объем наличных на руках у граждан и в кассах российских предприятий за год вырос на рекордные 28,3%.

«Наличные деньги вне банковской системы на 1 октября продемонстрировали рекордный рост — 28,3% в годовом выражении. Такого не было по крайней мере с 2012 года», — сообщил агентству эксперт.

Надо сказать, что, несмотря на многожды отмеченную популярность у россиян расчетов по пластиковым картам, масса наличности росла и до весны текущего года. Но темп прироста был намного ниже. «Перед самым коронакризисом — на 1 марта 2020 года — этот рост был в четыре раза ниже и составлял всего 7,1%», рассказал аналитик БКФ.

Быстрее всего объем наличных рос в марте и апреле. Тогда граждане массово забирали деньги из банков, в том числе — валюту, чему способствовало резкое снижение цен на нефть (вызванное не пандемией, но усугубленное ей).

Сегодня же директор департамента финмониторинга Банка России Илья Ясинский сообщил, что за девять месяцев 2020 года в 1,9 раза вырос объем незаконного обналичивания денег с помощью исполнительных документов. Он сделал оговорку, что в целом обналичивание и незаконный вывод средств через банки падает.

Справка: К исполнительным документам, в частности, относятся листы, которые выдаются по итогам судебных разбирательств, исполнительные подписи нотариусов, а также решения комиссий по трудовым спорам (КТС).

РБК приводит данные ЦБ, согласно которым за первое полугодие 2020 года с использованием исполнительных документов или депозитных счетов нотариусов было обналичено 10,8 млрд руб. А за весь 2019 год — 5 млрд руб. Всего же в первом полугодии объем операций по обналичке составил 38 млрд руб.

 

Наедине с наличными

 

В абсолютном выражении, как отмечает независимый финансовый эксперт Дмитрий Чечулин, объем наличных средств по данным ЦБ РФ вырос на 1,9-2,1 триллиона рублей, а к концу года может вырасти еще на 1,4-1,6 триллиона. Очевидно, что катализатором процессов стала пандемия.

Что интересно, указывает аналитик, ВОЗ не раз просили отказаться от наличных денег в пользу безналичных оплат, а некоторые компании, такие как Макдоналдс, давали скидку на покупку при оплате картами. Что же пошло не так? Ведь данный процесс задел не только Россию, но и весь мир. Хотя в других странах масштаб куда меньше.

Одну из причин он видит в том, что слабая поддержка бизнесу со стороны правительства вернула к жизни «схемы из 90-х»: так, сразу после снятия ограничений почти все рестораны в Москве просили «оплатить наличными», да и хозяйственные магазины действовали аналогично. Их сложно в этом винить, замечает аналитик.

Получить льготные кредиты, обещанные государством, оказалось очень сложно, говорит он. «Один знакомый предприниматель имеет два ресторана, один в России, а второй в Германии. Получить льготный кредит в России он так и не смог, в то время как правительство Германии перечислило средства менее чем через 3 дня после написания заявления в банк», — рассказывает Дмитрий Чечулин.

Когда люди остались без работы, многие из них были вынуждены искать подработки и источники временного дохода, а в таких местах обычно оплачивают наличными, констатирует эксперт.

Теперь, когда очевидно, что второй волны вируса не избежать, люди делают то, что хорошо себя зарекомендовало — копят наличные. В период локдауна наличные — отличный аргумент в пользу торга, считает аналитик: ведь продавцу важно получить деньги, а покупатель ищет лучшую цену из-за ограниченных финансовых возможностей.

Еще один важный фактор накопления наличных — падение курса рубля против доллара. Только в марте российские банки ввезли в страну более 4,95 млрд долларов и 1,13 млрд евро. Это почти в 9,6 раз больше, чем в феврале, а россияне забрали из банков более 5 млрд долларов только за март, говорит Дмитрий Чечулин.

Причин много

Речь не идёт в действительности о таких уж крупных суммах наличности: 12 трлн рублей в масштабах России означают всего лишь чуть больше 80 тысяч рублей на душу населения, говорит, в свою очередь, шеф-аналитик ТелеТрейд Пётр Пушкарёв. Или соответствующих сумм в долларах и евро: для сохранения средств в кризис многие просто сразу же перевели часть снятых со счетов аличных рублей в наличную валюту — и опыт показывает, что они не прогадали.

А многим показалось просто разумней иметь деньги на руках, а тем более актуальна такая тема была весной, когда в карантин и из дома-то без собаки лишний раз выйти на улицу было проблематично. Да и реально из опасений подхватить инфекцию многие элементарно захотели облегчить себе жизнь, сокращая необязательные физические визиты в банк.

При этом основная доля от дополнительно накопленной денежной массы в наличных — это всё же обороты малого бизнеса, которые используются предпринимателями на текущие расходы, арендную плату или отложены для выплаты «серых» зарплат, поясняет эксперт.

Мотивы понятны, говорит он: когда бизнес простаивает — свежей выручки практически нет, а прямой финансовой помощи от государства ждать малым компаниям не приходится, — то сэкономить владельцы предприятия стараются в самый тяжёлый для выживания бизнеса период хотя бы на налогах.

Определённую роль сыграло, безусловно, и снижение доверия к банковской системе: часть денег что обычные граждане, что предприниматели просто сняли со счетов, опасаясь, а не будет ли у банков проблем потом с выдачей наличности, когда понадобится. Проценты по вкладам сейчас совсем низкие, поэтому при переводе в наличность никто не чувствует особо, что несёт существенные потери.

Не стоит забывать и о том, указывает Пётр Пушкарёв, что система страхования банковских счетов распространяется на малые предприятия и ИП только в пределах той же суммы 1,4 млн руб., что и для граждан — но если для частных лиц сумма 1,4 млн руб. вполне приличная, то с точки зрения ведения бизнеса она для многих компаний совсем невелика.

Особых проблем для экономики или для банковской системы всё это не создаёт, уверен Пётр Пушкарёв. У банков сейчас более чем достаточно денежной ликвидности, в том числе и предоставленной дополнительно ЦБ, а сумасшедшего роста расходов на новогодние праздники в этом году тоже явно не предвидится: и граждане, и бизнес скорее стараются экономить и держать денежную «подушку безопасности» на крайний случай. Поэтому инфляционного давления на цены наличная денежная масса не создаст: с точки зрения инфляционных ожиданий, собственно, нет разницы между наличными и безналичными накоплениями, а важна лишь динамика расходов.

Но если государство задастся целью снизить долю наличного обращения, то сделать нужно три вещи, уверен эксперт. В их числе стабилизировать по возможности валютный курс, увеличить в разы сумму государственных гарантий в системе банковского страхования для малых предприятий и ИП, и снизить требования к контролю за частными банковскими переводами, чтобы люди не опасались блокировки карты всего лишь из-за нескольких переводов денег родственнику или знакомому.