Новый Госсовет

Игорь Серебряный
22 декабря 2020, 16:12

Воссозданный согласно поправкам в Конституцию Госсовет может стать своеобразным интеллектуальным клубом политических элит

Воссозданный согласно поправкам в Конституцию новый орган власти, Государственный Совет, получил официальное «свидетельство о рождении»: президент Владимир Путин подписал в понедельник соответствующий указ. Он же стал председателем этого органа. Указ подписан во исполнение закона о Госсовете, который Путин подписал 8 декабря.

Создание Госсовета в его нынешней форме знаменует возникновение (или восстановление, так как орган с таким название уже существовал де-факто) в России новой ветви власти. В дополнение к властям законодательной, исполнительной и судебной в структуре власти появилась ветвь, которую можно условно назвать совещательной. Это вытекает из прописанных в законе функций этого органа, которые не подразумевают принятие им каких-либо обязывающих решений или законодательных инициатив.

Пока Госсовет не провел хотя бы первое заседание, сложно сказать, какое место он займет во внутренней политике страны. Он может стать своеобразным интеллектуальным клубом политических элит (тем самым пресловутым «местом для дискуссий»). Может — капитанским мостиком для обсуждения решений о курсе государственного корабля, соединив функции всех существующих при президенте тематических Советов (в Госсовете они называются комиссиями числом 18 — даже больше, чем число Советов). А может (почему бы нет?) и декоративным органом.

Единство демонстрируя свое

Есть и четвертая возможность, которая объединит в себе три вышеперечисленных, прогнозирует доцент кафедры общественных связей и медиаполитики РАНХиГС Вера Захарова.

«Я много лет проработала в различных органах власти и поэтому знаю изнутри, что постоянное создание, деление, слияние структур предпринимается в первую очередь для того, чтобы чиновники могли найти себе применение в меняющихся условиях. Например, какая-то задача, под которую структура создавалась, решена или видоизменилась. Занятых в ней людей надо куда-то устроить — не на улицу же их выгонять. А по логике системы, перемещать людей, если они ничем не провинились, можно только вверх или, в крайнем случае, по горизонтали, тогда это называется ротацией кадров. Поэтому государственная машина вынуждена создавать все новые и новые структуры, где ее работники будут ощущать себя выполняющими какие-то важные функции, если не по сути, то по статусу», — сказала она «Эксперту Online».

Захарова обращает внимание на то, что функции Госсовета в том виде, в каком они прописаны в законе, очень плотно пересекаются с функциями уже существующих органов власти и органов «при власти» — таких, как тематические Советы при Президенте (по правам человека, по науке, стратегическому развитию и нацпроектам и др.)

«Если президенту Госсовет нужен как экспертно-консультативный орган, который будет поддерживать его инициативы и его видение стратегических проблем, то особого смысла, кроме как демонстрации единства элит, в таком совещании нет. В этом плане упомянутые Советы при президенте более функциональны, так как составлены из людей, не состоящих с главой государства в отношениях прямого подчинения. Их эксперты по этой причине более свободны излагать альтернативные точки зрения, чем губернаторы, которым несовпадение во взглядах с президентом, высказанное вслух, может стоить кресла», — говорит Захарова.

Судя по составу Госсовета, свобода «свое суждение иметь» имеется лишь у нескольких его членов — это лидеры оппозиционных парламентских фракций, которым оппонировать полагается «по должности» и пожалуй, глава РСПП (в данное время это Александр Шохин) как своего рода депутат от бизнеса. Это, пожалуй, всё. Остальные перечисленные в указе президента члены большого совещания могут испытывать соблазн «кивать» главе государства/председателю ГС хотя бы по соображениям привычной субординации.

Помимо этого, Госсовет являет собой коллективный разум. А никакой разум в здоровом состоянии не может иметь одновременно несколько точек зрения — тогда это называется расщеплением личности. Анализировать — да, сколько угодно. Но рекомендации Госсовета, насколько это сейчас известно, не предусматривают опции «особого мнения», как это допускается в постановлениях, например, Конституционного Суда.

Наряду с этим, Вера Захарова считает уместным вспомнить ленинскую формулировку «лучше меньше да лучше»: лишний вес столь же вреден для здоровья государства, как он вреден для человека.

«Государство должно стремиться не к раздуванию, а к сокращению своих структур. Оно должно быть, если можно так выразится, худощавым — открытым, прозрачным. У каждого его органа должно быть всем понятное предназначение. Сам факт того, что в России власть прирастает новыми органами, смысла которых не вполне понимают даже в экспертном сообществе — это свидетельство нездоровья государственного организма», — высказывает свое мнение эксперт РАНХиГС.

Страна госсоветов

В некотором смысле, Госсовет представляет некое подобие Общественной Палаты - с той разницей, что составляют его не представители гражданского общества, а представители власти. Но он ни в коем случае не будет неким аналогом советского партхозактива, уверен член экспертного совета Института социально-экономических и политических исследований Алексей Зудин.

Завершив в основных чертах задачу национализации элит , глава государства приступает к следующему этапу — их сплочению как вокруг себя, так и между собой, говорит эксперт.

«Практика показывает, что никаких полных единомышленников не существует даже в рамках единой стратегической линии. Госсовет и нужен для того, чтобы главы регионов, у которых всегда есть различные точки зрения на федеральную повестку, имели площадку для приведения их к общему знаменателю. Президент собирает губернаторов в Госсовете не для того, чтобы вести дискуссии по этой повестке, а именно для того, как оно и называется — консультаций, вопрос-ответ», — объяснил он «Эксперту online» свое видение raison d’etre Государственного Совета.

До сих пор, считает политолог, региональные и государственные элиты существовали в разных повестках. Хотя у каждого губернатора на тумбочке стоит «вертушка» для связи с Кремлем, ее используют только в каких-то экстренных ситуациях. Госсовет же будет работать постоянно, решая рутинные вопросы, поставленные президентом перед первыми лицами субъектов федерации.

Президенту нужно место, где различные группы элит могут работать над той или иной темой как одна команда. Как известно, пересечение штормящего моря в одной лодке сплачивает ее пассажиров, которые «на берегу» могли перегрызть друг другу горло, даже если все они состоят в одной партии (как известно, внутривидовая конкуренция — самая жесткая). Госсовет может исполнять функцию такого «плавильного котла», где, говоря библейским слогом, «лев и ягненок улягутся рядом».

«Общение в рамках Госсовета дает возможность сгладить различия между региональными элитами, которые есть всегда. Это различие — следствие объективно разных возможностей и ограничений для, к примеру, Крыма и Магаданской области, для регионов-доноров и регионов-реципиентов и т. д.», — напоминает политолог.

Он принципиально не согласен с точкой зрения Веры Захаровой, что создание Госсовета является симптомом нездоровья государственной системы России. Напротив, подчеркивает Зудин, это придаст развитию страны новую динамику.

«Конечно, в самой этой структуре есть как плюсы, так и минусы. Среди минусов можно указать на то, что для каждой из 18-ти комиссий будет создан собственный аппарат, так как их участники в них будут работать на общественных началах. Слабым местом является, что вся эта махина будет включаться только по решению президента, то есть у нее нет отдельной от президента правосубъектности. И при всем при этом, у этого органа появился конституционный статус для консультаций по вопросам стратегической важности, опережающего развития, прорывного развития», — говорит он.

Акцент на то, что работа Госсовета не имеет ничего общего с деятельностью партийно-хозяйственных активов советского времени эксперт делает потому, что кого-то может привести к такому выводу внешняя схожесть задач того и других. Это сходство в том, что достижение целей нацпроектов невозможно без стратегического планирования или, как модно сейчас это называть, «дорожных карт», созданием которых в СССР занимался Госплан.

Ошибочность такой аналогии состоит в том, что Госсовет, в отличие от Госплана, не полномочен заниматься командно-административным планированием. «Дорожные карты», которые может составлять Госсовет, будут многовариантны — они дадут возможность «рулевому» — президенту гибкость в принятии решений о том, какой из возможных маршрутов выбирать. При этом у всех этих маршрутов будет общая цель — но не коммунизм, как было у проектов Госплана, а достижение конкретных задач стратегического развития России.