Геннадий Бурбулис. "Потрясающе! Тридцать лет назад, практически в эти минуты, мы стояли на танке

Елизавета Смирнова
19 августа 2021, 23:50

Участники событий августовского путча 1991 года собрались вновь

Фото В. Кузьмина и А. Чумичева
Борис Ельцин выступает во время августовского путча, 1991 год.

Споры о причинах распада Советского Союза ведутся уже тридцать лет. Но к единому мнению в оценке тех событий до сих пор не пришли ни историки, ни политологи. Между тем, многие из постсоветского поколения уже не помнят, что происходило в стране в августе 1991 года.

Конференция «История для будущего. Последние месяцы СССР. Август 1991», посвященная тем неоднозначным событиям, состоялась 19 августа,  спустя ровно тридцать лет, в здании музея истории современной России.

В числе спикеров, принявших участие в дискуссии, были историки, политические деятели, а также  непосредственные участники августовских событий, среди которых  государственный секретарь и первый заместитель председателя Правительства России в 1991—1992 годах Геннадий Бурбулис и помощник первого заместителя Председателя Верховного Совета РСФСР Александр Дроздов.

Август 91-го: уроки на будущее

С вступительным словом перед участниками конференции выступил помощник президента Владимир Мединский. По его словам, за тридцать лет после развала Советского Союза общественное мнение не раз колебалось в оценке событий августа 91-го от решительной поддержки первого президента России до поддержки позиции ГКЧП. И чем дальше идет время, тем больше появляется подробностей, воспоминаний участников. А соответственно, растет и число людей, которые не знают, как относиться к происходившему в стране в тот период.

Также Мединский отметил, что, как и для многих людей его поколения, для него это личная история. «Я сам был среди защитников Белого дома, на баррикадах, и в том самом пресс-центре на пресс-конференции членов ГКЧП», — поделился помощник президента.

Первым спикером выступил Геннадий Бурбулис. «Потрясающе! Тридцать лет назад, практически в эти минуты, мы стояли на танке, — начал с воспоминаний свою речь соратник Ельцина, — с танка Борис Николаевич зачитал обращение к гражданам России, и объявил членов ГКЧП преступниками, нарушившими Конституцию». По его словам, он лично советовал Ельцину не выходить на улицу из Белого дома. «Мы не знали, что задумано, кто на крышах? Какие снайперы, не снайперы... Кто может быть среди этих прекрасных людей на площади», - вспоминает Бурбулис. Но Ельцин категорически отверг любые рассуждения на эту тему, и вышел к людям у Белого дома. В ходе своего выступления Бурбулис несколько раз подчеркнул, что, по его мнению, в те минуты именно Ельцин взял на себя полную ответственность за происходящее в стране.

Описывая действия членов ГКЧП Бурбулис отмечает, что видит главную причину их действий в том, что они не представляли себе иного образа власти. «Они были носителями той отравленной квазирелигии, той системы партийно-советского тоталитаризма, — считает бывший первый заместитель председателя правительства России, — и в этом отношении отстаивали свои идеалы, свое мировоззрение».

Произошедшее в августе 91-го Бурбулис сравнил со взрывом, радиация от которого не только заполнила всё пространство Советского Союза, но и продолжает в той или иной мере излучаться по сей день. «Ничего более важного нет для нас сегодня, как не преувеличить триумф свободы, — заметил политик, — но самое трудное, как осмыслить, понять и объяснить трагедию распада».

Несмотря на различия в оценках тех событий, все участники сошлись во мнении, что история, произошедшая тридцать лет назад, содержит в себе важные уроки для будущего развития страны. Так, Геннадий Бурбулис отметил, что на ближайшие несколько лет перед всеми стоит сложнейшая задача — передача культуры памяти, которая бы противостояла культуре беспамятства и синдрому забвения. По его мнению, сегодня, мы стараемся переосмыслить опыт августа 91-го года, чтобы лучше понимать перед какими серьезными угрозами и вызовами стоит мировое сообщество и  Россия, которая находится, но его оценке, в эпицентре глобального конфликта.

Некоторые из участников попытались выделить основные причины, которые, по их мнению, послужили причиной распада Советского Союза. По мнению экономиста Андрея Нечаева, наряду с борьбой региональных элит, одним из важнейших факторов в распаде страны стали ошибки в экономической политике, совершенные руководством страны, которые и привели к краху советской экономики.

Также выступил Сергей Цыпляев, встретивший путч, будучи народным депутатом. Своё выступление он назвал «Шесть дней, которые разрушили Советский Союз». Политик сделал акцент на том, что большую роль в распаде Союза сыграла высокая централизация власти в стране на тот момент. По словам Цыпляева, он принимал участие в собрании одной из прибалтийских групп во время Съезда народных депутатов. «Все хотели только одного — дайте нам какой-то экономической свободы, — вспоминает Цыпляев, — потом мы приходим на Съезд, на трибуну поднимается представитель Латвии и начинает: "Мы, Латвия, как суверенное государство...". Зал как закричит - "Да что он себе позволяет!" Он испуганно смотрит на Горбачева... И говорит - "Да, но так записано в Советской Конституции..." Все туда обращаются и тут с удивлением обнаруживают, что у нас пятнадцать республик называются суверенными государствами!» Дальше о децентрелизации заговорили и другие страны. Фактически это превратилось в центральный вопрос в повестке Съезда.

 Подводя черту под своими воспоминаниями, Цыпляев отметил, что именно сильная централизация власти в стране неизбежно ведет её к развалу.  «Чем больше вы централизуете страну, тем больше вы её готовите к развалу, — отметил политик, — если страна разнообразная, вы не сможете учесть всё это разнообразие в одном центре, всё будет идти к тому, что будет всё больше и больше желания вырваться из этого коллектива», — сделал вывод Сергей Цепеляев.

Следует, однако, подчеркнуть,  что «развал» произошел именно в результате внезапной децентрализации. Она, по воспоминаниям очевидцев тех событий, явно ощущалась на местах — в том числе в ходе как по заказу вспыхнувших региональных конфликтов — хотя и не была объявлена официально с московских трибун.

Помимо оценки причин, которые привели тридцать лет назад к распаду страны, была затронута и тема последствий, которые, по мнению спикеров, до сих пор влияют на развитие России. По словам научного директора военно-исторического общества Михаила Мягкова, развал Советского Союза больнее всего ударил именно по России. «Когда разваливали Советский Союз, разваливали историческую Россию, и, если говорить о том, кто больше всего потерял, то, конечно, Российская Федерация», — подчеркнул историк.

Виноваты ли либералы

Серьезная дискуссия разгорелась вокруг вопроса о степени вины либералов и, в целом, либеральной идеи в распаде Советского Союза.

В ходе конференции участники многократно старались подчеркнуть, что нельзя выделить одну причину или одного виновного в событиях 91-го года. Однако в завершающей части дискуссии доктор исторически наук Григорий Герасимов обратился к спикерам с предложением рассмотреть степень вины в распаде страны именно либеральной идеи. «Что противостояло ГКЧП? В идейном плане ГКЧП противостояла либеральная идея, — высказал свое мнение историк — второй раз в российской истории либеральная идея противостоит и побеждает. Что всегда происходит в результате победы либеральной идеи в России? Развал страны». К сожалению, сегодня мы находимся в том же 91-м году, подытожил Герасимов.

Однако не все участники были готовы разделить эту точку зрения. Так, выступающий в завершении конференции журналист и общественный деятель Николай Сванидзе, назвал события начала 90-х годов не меньше, чем «революцией достоинства», моментом рождения российской нации. В целом, речь Сванидзе была насыщена весьма громкими заявлениями. Так, он отметил, что одна из главных заслуг Ельцина состоит в том, что тот призвал Егора Гайдара, который, по его мнению, восстановил и спас российскую экономику и страну от голодной смерти. В довершении Сванидзе подчеркнул, что он как был, так и остается человеком либеральных взглядов. Заканчивая своё выступление, Сванидзе напомнил собравшимся о ценностях и свободах: «Чтобы нация развивалась до своего зрелого состояния, прежде всего она должна разделять определенные ценности, выходящие за рамки архаики допетровских времен, относящиеся к вопросам религии и сексуальной ориентации. Это может разделить и Талибан. Нам всё же надо отличаться от Талибана. И для этого нужны более взрослые ценности, которые сегодня уже упомянались. Это ценности верховенства прав и свободы личности».

Реплика о том, что рождение российской нации произошло только в августе 91-го, вызвала оживленную реакцию спикеров. «А раньше-то что было? Мы бандерлоги или кто, манкурты? Я не понимаю, в чем дело? А в 1812 году, на Бородинском поле, 9 мая 45-го года, что произошло? Мне кажется, вы очень узко смотрите, исходя из своих партийных интересов», — перехватив микрофон, раздраженно заметил, научный директор военно-исторического общества Михаил Мягков.  Также историк попросил своего оппонента заметить, что представление о большинстве, которое якобы поддерживало либералов и революцию 91-го, не совсем релевантно.

«Большинство тогда было за сохранение Союза, да, против номенклатуры, но за сохранение Союза, это показал референдум», — парировал Мягков. По словам историка, проблема 91-го года во многом заключается в том, что большинство, которое выступало за сохранение страны, не смогло объединиться, в отличие от меньшинства.

На сегодняшний день ни экспертное сообщество, ни политический истеблишмент, ни общество в целом пока не выработали единой точки зрения на распад Советского Союза и непосредственно предшествующие ему события 19 августа 1991 года. Возможно, чтобы двигаться дальше, нам только предстоит отрефлексировать травматический опыт распада страны и следующих за ним не менее трудных 90-х годов.