Русское наследство Финляндии

Наталия Миловзорова
25 апреля 2005, 00:00

Финские аукционные дома - едва ли не лучшее в мире место для покупки произведений русского искусства. Причина - географическая близость, благоприятный бизнес-климат и дореволюционные "запасы" финнов

Последние два года были отмечены ажиотажным спросом на русское искусство. Интерес к нему, впрочем, проявляли преимущественно не международные коллекционеры, а российские покупатели - они вкладывали большие деньги, ставя на аукционных торгах рекорд за рекордом. Аппетиты россиян стремились удовлетворить аукционные дома Европы и Америки - от Sotheby`s и Christie`s, "выстреливших" русскими коллекциями, до французского Tajan, представившего подборки декоративно-прикладного искусства и серебра. Далеко не последнее место в списке торгов занимают аукционы Финляндии. Но в отличие от вышеперечисленных домов, выставляющих русское искусство от случая к случаю, финны серьезно занимаются его продажей уже более двух десятков лет.

Для постоянства есть несколько причин, главная из которых - российское прошлое Финляндии. С тех времен на этой территории сохранилось немало предметов русского искусства. Семейные коллекции финнов, имевших российских предков, - главные источники лотов для местных аукционов (в частности, здесь нередко попадают на торги произведения Ильи Репина, который двадцать послереволюционных лет жил в финском поселке Куоккала). Это - важное конкурентное преимущество финских аукционов. Ведь у выставленных здесь предметов искусства, как правило, хороший провенанс (история произведения), многие предметы выставляются на торги впервые. Кроме того, стартовые цены на финских аукционах адекватны качеству выставленных произведений: их не назовешь низкими (поскольку общемировой ценовой уровень русского искусства сейчас высок), но интерьерные (не высокохудожественные) вещи стоят здесь недорого. В отличие от Sotheby`s и Christie`s покупатель здесь не переплачивает за бренд аукционного дома. Наконец, из Финляндии разрешено вывозить любые произведения искусства, а на выезде покупателю аукциона возвращают 5% налога с продаж.

Десять лет "русских аукционов"

Два главных игрока аукционного рынка Финляндии - дома Bukowski-Horhammer и Hagelstam. Аукционный дом Bukowski`s, основанный в 1870 году в Стокгольме польским дворянином Хенриком Буковски, имеет репутацию ведущего аукциона на территории Скандинавии. Стокгольмский Bukowski`s провел несколько престижных королевских аукционов в период между 1870-м и 1940 годами (в том числе выставив коллекции короля Карла XV), но особенно преуспел после Второй мировой войны, поскольку процедура торгов в Швеции упростилась и сделала возможным анонимное участие покупателей, а следовательно, больше вещей стало поступать на продажу. К слову, именно здесь впервые в Швеции взяли за правило выпускать к каждому аукциону стандартный каталог с детальным описанием выставленных на торги предметов.

В 1979 году руководитель Bukowski`s в Стокгольме Карл-Гюстав Петерсен решил открыть финское отделение аукционного дома. "Я долго жил в Финляндии, эта страна очень близка мне. Строго говоря, нам принадлежит честь создания в Финляндии аукционного дела. До 1979 года здесь не было постоянно действующих аукционов искусства. Коллекционеры приобретали произведения через дилеров и консультантов. Когда мы начинали, ситуация была неоднозначной. В стране, где многие владельцы произведений искусства хотели бы их продать, приносить вещи на аукцион считалась 'неудобным' или даже постыдным. При очевидной потребности финского художественного рынка в аукционах потребовалось время, чтобы преодолеть это предвзятое отношение", - рассказывает г-н Петерсен.

К середине 80-х аукцион стал набирать силу, но в начале 90-х наметился спад, и хельсинкское отделение возглавил эксперт по финскому искусству и скульптуре Поль Хорхаймер - дабы поправить дела. С этого времени аукционный дом стал именоваться Bukowski-Horhammer.

Почти в то же время аукцион начал работать с русским искусством: первые русские торги состоялись в январе 1994 года. Тогда же был выпущен каталог, где коллекция русского искусства шла отдельным разделом (раньше оно постоянно присутствовало на торгах, но отдельным направлением не оформлялось). С тех пор процент русского искусства в обороте Bukowski-Horhammer увеличивается: в декабре прошлого года он достиг четверти от всего объема представленных на аукционе произведений. По словам главы русского отдела Марии Экман, следующие торги могут увеличить этот показатель до 30%.

Аукционный дом Hagelstam появился немногим позже финского отделения Bukowski`s и торгует русским искусством на протяжении всех 25 лет своего существования. Сейчас Hagelstam проводит восемь аукционов в год (не считая четырех "сезонных"). Русское искусство у Hagelstam составляет примерно 5%, однако в силу высоких цен на него доходы достигают 10-12% от общей прибыли аукционного дома.

На перспективу

Успехи финских аукционистов на ниве русского искусства заставили и другие скандинавские дома обратить внимание на эту нишу. Так, помимо Bukowski`s, Bukowski-Horhammer и Hagelstam русские торги проводят еще и старейший аукционный дом мира Auktionsverket (Стокгольм), а также Uppsala Auktionskammare (Уппсала). Последний подключился к русской нише недавно - два года назад, откликнувшись на рост спроса, - но уже успел показать себя. Именно здесь в прошлом году за 453 тыс. евро был продан "Гопак" Ильи Репина - его последнее, фактически предсмертное, масштабное произведение. ("Больше полугода я работаю над картиной 'Гопак'. Такая досада: не удастся кончить...", - писал Репин Чуковскому.) В то время Репин, живя в Финляндии, нуждался и, не имея денег на холст, написал картину на линолеуме размером 174х210 см. В апреле картина впервые демонстрировалась в России - в московской галерее "Первые имена".

При немалом количестве аукционов в Скандинавии недостатка в российских покупателях они не испытывают. Борьба за клиентов происходит опосредованно. "Чтобы быть привлекательным для покупателей, надо собирать представительные коллекции. А для этого нам крайне важно стимулировать продавцов", - говорит глава Bukowski`s Карл-Гюстав Петерсен. Чтобы заинтересовать владельцев потенциальных лотов, Bukowski-Horhammer проводит специальные мероприятия, где каждый желающий может получить экспертную оценку принадлежащего ему произведения. Так, в "Уик-энд русского искусства", состоявшийся 5-6 марта этого года, посетители могли получить заключение консультантов аукциона о состоянии и стоимости принадлежащих им произведений - от картин до дизайнерских работ и от ювелирки до мебели, - а также прослушать бесплатные лекции специалистов, к числу которых присоединилась даже редко появляющаяся на публике директор Музеев Московского Кремля Елена Гагарина.

Насколько долговечен симбиоз насыщенного произведениями русского искусства финского рынка и готового много покупать российского коллекционера? "Сегодня мы действительно можем говорить о русском буме. Но делать прогнозы относительно его продолжительности мне кажется преждевременным: рынок всегда имеет элемент неожиданности", - говорит Мария Экман.

Нынешний ажиотаж может, как это не раз бывало с другими рынками, привести к перенасыщению и вызвать падение спроса. Такое уже случалось: вспомним 90-е и "сдутие" рынка после многообещающего аукциона современного русского искусства (московского Sotheby`s). Но с таким прогнозом согласны не все. "Я не вижу объективных причин для истощения рынка русского искусства. Для того чтобы рынок функционировал, необходимы, во-первых, большие средства (российские бизнесмены будут ими располагать, пока цены на нефть останутся высокими, а это - минимум ближайшие пять лет) и, во-вторых, хорошее предложение. Поскольку 'классического' русского искусства - того, что ушло за пределы России в последние сто лет, - на рынке достаточно много, невозможно представить, что все оно может быть раскуплено в течение пяти лет. Даже если и так, то моду на произведения девятнадцатого - начала двадцатого веков сменит бум на соцреализм, искусство нон-конформистов и даже, вероятно, актуальное российское искусство. Думаю, что расцвет этих сегментов художественного рынка - дело времени", - говорит арт-журналист, корреспондент авторитетнейшего международного издания The Art Newspaper Джон Вароли.

Если реализуется этот, более оптимистичный прогноз, то нынешнее количество торгов и рекордов перейдет в качество, воспитывая вкус коллекционеров, которые будут приобретать отечественное искусство так же азартно, но менее экзальтированно. Именно на этот вариант и работают финские аукционные дома, более двух десятков лет представляющие на своих торгах русское искусство.